Примерное время чтения: 6 минут
93

ЭКСТРЕМАЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ. Женщина и мужчины

Когда я вошел в главный зал Центра управления полетом, то на гигантской карте увидел, что космическая станция "Мир" находится над Сахалином. Пока беседовал с космонавтами, они облетели уже полмира. Их работа воспринимается теперь настолько обыденно, что все мы, оставшиеся на Земле, даже в праздники пьем за тех, кто в море, но не за тех, кто в космосе. А меж тем даже женский день Елена КОНДАКОВА провела буднично, на орбите. Хорошо, что она там не одна, а вместе с Александром ВИКТОРЕНКО и Валерием ПОЛЯКОВЫМ.

- Лена, как вам летается, как вы вошли в мужской коллектив?

- Летается нормально, спокойно. И Александра Степановича, и Валеру знаю давно, вместе готовились к полету. Во время подготовки тоже была в мужском коллективе, правда, земном. Но и в космический вошла нормально. Без ЧП. И разницы почти никакой: на Земле мы ходим, а здесь летаем.

Александр Викторенко заметил, что Лена скромничает: "Среда обитания здесь агрессивная. Мы понимаем, что для того, чтобы выжить, надо многое уметь, знать и терпеть. Всем вместе. Длительное пребывание женщины в космосе - сильное испытание для нее. Мужчины все-таки и настроены соответственно, и созданы для того, чтобы преодолевать трудности".

- У вас были проблемы с привыканием к невесомости?

- Первые несколько суток самочувствие оставляло желать лучшего. Потом привыкла. Через это многие проходят.

- При бывшем руководителе НПО "Энергия" Семенове, говорят, появилось мнение, что у женщин-космонавтов перспектив нет. Правда ли, что, прежде чем вас ввели в отряд, было предпринято все, чтобы там не было женщин - ваших возможных конкуренток?

- Не знаю, насколько это правда. Когда я была в отряде, там уже были и Светлана Савицкая, летавшая два раза, и Ирина Тронина, которая должна была лететь в 1983 г. Но ее сняли. Еще была Наталья Кулешова.

- Савицкая мне и сказала, что из отряда убрали женщин.

- Думаю, Савицкая лучше знает, почему отстранили от полета Ирину. Ирина и Наталья ушли из отряда буквально полгода назад, поскольку у них уже были отдельные замечания по здоровью и перспектива не проглядывалась. Ведь после 10 лет пребывания в отряде космонавтов можно уходить на пенсию. А если учесть, что девчата ушли совсем недавно, то пусть слова Савицкой о том, что "было предпринято все, чтобы убрать всех женщин", останутся на ее совести.

- Кроме того, Светлана Евгеньевна обмолвилась, что в космос вам помог полететь муж (летчик-космонавт, руководитель НПО "Энергия" Валерий Рюмин).

- Я пробыла в отряде шесть лет, прежде чем полетела, а Савицкая до полета - меньше года. Я думаю, яснее ясного, кто кому помогал: ей - отец, который был маршалом авиации, или мне -муж, который был заместителем генерального конструктора.

- Говорят, вам можно дать Героя России только за то, что вы уговорили мужа включить вас в программу и отпустить в космос.

- Скорее мужу надо давать Героя, поскольку он лучше знает эту работу и очень за меня переживает.

Валерий Рюмин, тоже бывший на связи, добавил: "Елен, мне не надо Героя. Уже вешать некуда".

- Расскажите о вашем быте, отдыхе.

- Быт расписан по часам. От подъема до отбоя. По выходным у нас - баня. Правда, она не таких размеров, как на Земле. Мои коллеги шутят, что она на саркофаг похожа. Это цилиндр диаметром примерно 1 метр. В нем свободно можно обмахивать себя веником. Здесь вообще несколько другие понятия и размеры, чем на Земле. Когда мне еще до полета показали тренажер и каюту для отдыха космонавтов, я подумала: "Как же здесь можно отдыхать? Это же пенал метр на метр и метра три высотой". Но в космосе оказывается, что это нормальная комната, где у тебя даже есть какие-то свои вещи. И больше, наверное, не надо. У нас здесь есть библиотека, видео. Но мы предпочитаем все-таки в свободные минуты в иллюминатор смотреть.

- Хотелось бы обратиться к мужскому населению станции "Мир". Были или предполагаются ли какие-то неловкости, связанные с тем, что в экипаж на данном этапе входят мужчины, долго не видевшие женщин, и недавно прибывшая к ним симпатичная женщина-космонавт?

- Вопрос, конечно, оригинальный, - констатировал Валерий Поляков, - но лучше бы вы его не задавали. Вы, вероятно, представляете себе четырехместное купе? Наверное, вам приходилось ездить вместе с женщинами? Так вот, если психика у вас нормальная, если вы не сексуальный маньяк, то все в порядке. Мы - люди нормальные. Соответственно и сознание у нас нормальное, несмотря на длительный полет.

- Почему-то только у нас такой повышенный интерес к пребыванию женщины в коллективе мужчин, - добавила Елена Кондакова. - У американцев давно принято, что с мужчинами летают одна, две женщины, и это не вызывает никаких вопросов.

- Вы помогаете своим коллегам-мужчинам на стол накрыть, пуговицу пришить, что-то убрать?

- Здесь немножко другие мерки. Пуговицы пришивать не надо, потому что белье у нас разовое. И стирать не надо. Несколько дней относил, физкультурой позанимался - достаешь новый комплект. А еду - так уж у нас сложилось - подогревает тот, кто ближе к "столовой". Ведь не так сложно заткнуть банки в подогреватели и включить нагрев. Остальное - мелочи.

- Что больше всего запомнилось за время пребывания на орбите?

- Работа - она и есть работа, -ответила Е. Кондакова. - Какая разница, делается она здесь, наверху, или там, внизу?

- У меня, как сейчас, стоит перед глазами тот момент, - говорит Валерий Поляков, - когда открылся люк и на станцию вплыла Лена. Это было событие историческое, масштабное.

Беседовал Александр САРГИН

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно