Примерное время чтения: 4 минуты
63

КОНКУРС: "ЛЮБОВЬ, КРАСОТА И ПАРИЖ". Любовь в Афгане

ИСТОРИЯ эта случилась семь лет назад в одном из маленьких афганских кишлаков, что в провинции Кундуз. Служил я тогда в мотоманевренной группе, в саперном взводе, патрулировали особую зону. Но наступила осень 1988 г. Политика национального примирения, договорные обязательства с "духами" и т. д. и т. п. Все это закончилось тем, что точку нашу плотно обложили, выезжать куда-либо уже не имело смысла, и служба наша свелась в основном к несению дежурства на постах. Так меня и занесло на один из постов (небольшая вышка), который выходил во двор не к кому-нибудь, а к самому губернатору этого небольшого кишлака. И было у этого губернатора три дочери, как в той сказке, а младшая, не даст Бог соврать, "ни в сказке сказать, ни пером описать", словом, как увидел, так спать перестал. И была это не похоть животная, что было бы неудивительно - два года без женщин, - но чувство совершенно удивительное.

Лет этому чудному созданию было где-то около 18: черные, как смоль, волосы едва не доставали до земли, большие умные глаза, смуглая нежная кожа. Во дворе своего дома женщины ходили без паранджи, а расстояние, разделявшее нас, было столь мало (от вышки до забора метра полтора да метр заминированного сада), что не видеть всего великолепия этого ангела было просто нельзя.

Но вот однажды... Нет, сейчас уже невозможно вспомнить, почему или как она обратила на меня внимание, но с какого-то времени мы перешли с ней на язык жестов. Службу я тащил уже не 6 часов, а прибегал на пост во время сна, обеда, короче, как только появлялась возможность - сразу к ней.

Чего только не было за два месяца нашего общения: и любовная записка с пронзенным сердцем, и куча всякого снадобья, переброшенная через забор с риском для жизни, ибо каждый шаг члена семьи губернатора контролировался "духами" и двухдневный допрос сестер и их отца в банде по факту общения с неверными, то бишь с нами, и еще много чего интересного. Но пришел день, когда нас всех построили и сказали, что "точка" снимается с позиции и передислоцируется в другое место для прикрытия вывода ограниченного контингента.

До снятия с "точки" остается часа три, "духи" кое-где шастают по нашей территории, я бегом на пост. Поднялся на вышку, а голубка моя уже на месте. Стоит, молчит. Беру инициативу в свои руки - времени мало, показываю жестами: сейчас прилетят борты, полетели со мной, там, за рекой, будешь со мной жить, стирать, готовить, нянчить детей, я буду работать, мы должны быть вместе. И вот здесь произошло то, от чего у меня до сих пор волосы на голове дыбом встают: она обхватила лицо руками и, показав "нет", разрыдалась. Моя "духтарочка" не плакала - она рыдала. У мужиков, постоянно надо мной подшучивающих, ком встал в горле, обо мне-то и говорить нечего. Она стояла и рыдала, а я, спускаясь с вышки, все смотрел и смотрел на нее, пытаясь навсегда запечатлеть этот дивный образ прекрасной девушки из забытого Богом афганского кишлака.

Записка у меня где-то затерялась, как я ее бережно ни хранил, а вот фотография осталась, пусть плохонькая, любительская, но она до сих пор занимает особое место в дембельском альбоме.

Сейчас у меня прекрасная жена, сын, но иногда нет-нет да и вспомнится та удивительная и красивая история любви.

Олег, Московская обл., Наро-Фоминский р-н

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно