Примерное время чтения: 5 минут
148

НА КАВКАЗЕ КОНФЛИКТЫ ВОЗНИКАЮТ НА ПОЧВЕ НЕПОНИМАНИЯ. Американка в Дагестане

Лорэн РОСС известна в Америке как искусствовед, но гораздо больше ее знают в Дагестане, в затерянных горных селениях, во многих из которых она побывала. Впервые в Дагестан Лорэн попала в качестве туристки два года назад. Тогда-то она и полюбила эту горную страну. А недавно госпожа Росс снова направила свои стопы на Большой Кавказ, но уже не с туристской целью. Ее задачей был сбор материала для книги о Дагестане, которую Лорэн планирует издать в следующем году в штате Айова. Вот что она рассказала.

ПОСЛЕ моего первого посещения Дагестана я просто обезумела, все время чувствовала какую-то мистическую связь с его горами, с его людьми. Возвращение в Дагестан стало для меня чуть ли не смыслом жизни. За эти два года мне удалось в Америке выучить русский язык, я прочитала все книги про Дагестан, какие только были в библиотеке Айовского университета, где я работаю. Кроме того, я научилась пить водку по-русски, принимать незваных гостей, давать взятки, даже переходить дорогу на красный свет - все, что принято в России. Взахлеб смотрела русские фильмы, слушала русскую музыку. Так что к этой поездке я была достаточно подготовлена.

ВТОРАЯ ЖЕНА ГАСАН-БЕКА

Я ДОБРАЛАСЬ до станции Махачкала-2, переночевала у знакомых, а рано утром отправилась в путь. В переполненном автобусе поехала в Дербент. Дагестанские дороги поразительны - кочки, пригорки, рытвины, после дождя дорогу размыло. Женщин в автобусе рвало от тряски, а я сама спасалась захваченными из Америки таблетками от рвоты. Из Дербента до районного центра Хив я добиралась на попутках под дождем. Здесь я узнала все "прелести" такой удивительной машины, которая называется "КАМАЗ": невероятно жесткие сиденья и подвыпившие водители, которые очень любят поговорить. Из Хив пешком дошла до небольшого лезгинского городка Тураги, в котором живут мои старые друзья. Здесь я провела две чудесные недели в семье моего друга Гасан-бека и его жены Сейбэт.

Привычных нам многоэтажек в Дагестане нет. Все дома двухэтажные. Первый этаж для скота и хранения овощей, а на втором - своеобразные спальня, кухня, прихожая. Дети в семье Гасан-бека (а их у него 9) спят в прихожей на полу, не раздеваясь, а только укрываясь овчиной. Мне выделили отдельную комнату, но спала я тоже на полу, на овчинах. В дороге я простудилась, и Сейбэт лечила меня травами, названий которых нет даже в специальных словарях. Женщины в Дагестане большей частью не умеют читать, ведь с раннего детства на их плечах лежит все домашнее хозяйство. Они рано выходят замуж, рожают детей. Старшей дочери Гасан-бека всего 17 лет, но ее родители уже волнуются, что она останется старой девой, раз до сих пор не вышла замуж.

Колхозы и фабрики сейчас в Дагестане закрылись, поэтому безработные мужчины с утра до вечера сидят на улице, курят, пьют коньяк и разговаривают. Я пыталась познакомиться с другими жителями Тураги, но они никак не могли понять мое положение в семье Гасан- бека, поэтому поначалу общались неохотно.

В конце концов они стали считать меня второй женой Гасан-бека, и вместе с этим статусом ко мне пришло уважение и открытость односельчан. А я им не противоречила, пусть думают, что хотят. Женщина, разговаривающая на равных с мужчиной, для дагестанского села - это нонсенс. Поэтому я старалась вести себя очень скромно, по- кавказски. Носила длинную черную юбку, черный платок на голове и никогда не смотрела на мужчин прямо: опускала глаза. Чтобы получше изучить быт лезгинской деревни, сама пыталась помогать Сейбэт по хозяйству: носила воду из родника в кувшине на спине, ухаживала за овцами, доила козу, пекла хлеб с травой - гуду.

ЧТО СТАЛОСЬ С ДРУЖБОЙ НАРОДОВ

А дальше мой путь лежал в Верхний Ерак. Оттуда через Тпич, через маленький городок Рича я направилась в Кубачи. О-ля-ля! Какой это был оживленный город два года назад! Но сейчас он заметно опустел, как пустеют многие города Дагестана. Люди возвращаются в села и деревни, так как в городах для них нет работы, а в селе еще можно как-то прокормиться за счет частного хозяйства. Гасан-бек дал мне адрес своих кубачинских родственников. Они меня приняли очень гостеприимно. Живя в Кубачи, я и узнала о событиях в Буденновске. Айгуль, моя хозяйка, сказала, что все в Дагестане уже знали, что подобное должно было произойти. Честно говоря, почти все дагестанцы, с которыми я общалась, недолюбливают чеченцев. И такое не очень хорошее отношение к ним повелось исстари.

Но и к русским сейчас отношение дагестанцев тоже весьма непростое. Вот простой пример: из Махачкалы до Москвы я ехала в автобусе с дагестанским номером. Вместе со мной ехали и русские, и кавказцы. Дорожная милиция останавливала наш автобус каждые полчаса. Проверяли багаж и очень грубо требовали документы у каждого кавказца, а на русских внимания не обращали. Я видела, что и в Москве к кавказцам относятся очень недоверчиво. Ну, конечно, в ответ на такое отношение, как они сами могут относиться к русским? Мне это очень сильно напомнило прежнее отношение белых американцев к чернокожим. Ведь очень часто русские не могут объяснить себе поведение "людей кавказской национальности" и наоборот. Все конфликты между людьми возникают на почве непонимания. Нужно научиться понимать другой народ, уважать его. Может быть, тогда хотя бы простые люди смогут с почтением относиться друг к другу.

Подготовила Марина ХАКИМОВА.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно