Примерное время чтения: 11 минут
178

ОСТРЫЕ ДИАЛОГИ. "Один на один": Жириновский - Анпилов

"Дуэль" В. Анпилова и В. Жириновского на телевидении привлекла внимание многих читателей "АиФ". Те же, кто ее не видел, просят нас опубликовать ее, что мы (естественно с сокращениями) и делаем. Отметим, что А. Любимов сделал эту передачу с блеском.

Любимов: - Я хотел поговорить с вами о главном вопросе, который будет решаться на этих выборах. Если вы победите, то будете ли перераспределять собственность?

Анпилов: - Я считаю, что все зависит от того, насколько массы будут готовы к этому. Рабочие, которые пять лет назад говорили: "Пусть придет капитализм, мы будем получать больше", сегодня говорят: "Верните завод государству". Мы не стали производить больше, экономика разрушена, 50% промышленного производства "как корова языком слизнула". Поэтому естественно для нашей страны - восстановить общенародную собственность. Общенародная собственность - это щит каждого.

Жириновский: - Виктор Иванович, я был бы с вами согласен, но давайте вернемся к 17- му году. Собственность уже была и у народа, и у царя, и у всех слоев. Давайте определимся все-таки, надо ли было отнимать в 17-м, и тогда решим, будем ли отнимать в 96-м году. Если вы признаете, что правильно отнимали в 17-м, я буду с вами согласен - давайте снова национализировать.

А. - Владимир Вольфович, что значит согласен или не согласен? Надо почитать наших писателей: Льва Николаевича Толстого, Чехова.

Ж. - В 17-м их не было.

А. - Какая разница? Это для вас не было. А когда вы умрете, вряд ли вас кто вспомнит.

Ж. - Вспомнят. Очень вспомнят.

А. - Тем не менее, если мы почитаем классику мировой литературы, которая родилась на нашей земле, мы увидим, в каком положении, например, жили наши крестьяне, когда их травили гончими псами. Об этом писал Достоевский. И травили те, в чьих руках была земля. И мы правильно сделали, что отдали землю народу. Что вы машете рукой, будто это как насморк.

Ж. - Тогда почему этот народ, который получил землю, который был доволен, почему он не вышел и не защитил свое государство в августе 91-го года? 19 августа я один вышел на Манежную площадь. А где была ваша фракция?

А. - Вы так часто говорите "я", что мне просто неловко.

Ж. - Где вы были 19 августа? В 7 часов?

А. - Я в 6 часов утра уже готовил выпуск "Молнии". Я вам ответил. Где вы были 3 октября 1993 года, когда в нас стреляли?

Ж. - Объясняю всем раз и навсегда. Никогда ЛДПР в ночных разборках участвовать не будет. Ночью нужно быть дома, спать.

А. - Ночные разборки - это красиво сказано. Противостояние между Ельциным и народом и между советской властью длилось начиная с 21 сентября по 4 октября. Там были и ночь, и день. И вы могли бы там появиться, а не пить шампанское, когда убивали лучших из народа.

Ж. - Октябрь 17-го - ночь. Август 91-го - ночь. Октябрь 93-го - ночь. Когда вы будете действовать днем? Сколько можно ночью?

Л. - Как я понял, для вас справедливость выше смерти. Можно убивать людей, лишь бы вернуть какому-то народу, массам, как вы говорите, собственность.

А. - Адресуйте это Ельцину. Можно убивать в Чечне для того, чтобы восстановить территориальную целостность России. Адресуйте это Владимиру Вольфовичу: "Нужно расстрелять чеченский аул за убитого солдата?".

Ж. - Вы меня спрашиваете, где я был в октябре 1993 года. Я вам говорю, что не надо было ночью и опять силой что-то пытаться сделать. Возьмите название вашей газеты. Что такое "Молния"? Молния поражает человека. Вы берете газету, в которую уже заложен смысл испугать кого-то. Просто вы в своей "Правде" лгали нам.

А. - Есть "Правда Жириновского", потом "Правда Анпилова", "Правда Любимова"...

Ж. - Поэтому мы переименовали газету. Называется теперь "ЛДПР". Но я не уверен, что вы получите право на то, чтобы силой опять разделять наших людей. Но самое главное, вы говорите: "Зачем стреляли в Чечне?" Ну а зачем вы в 22-м году создали искусственное государство СССР, которое лопнуло? И ни один гражданин СССР не вышел защищать свою родину. Это искусственное государство лопнуло без единого выстрела. Когда 8 декабря 1991 года нам объявили, что не СССР, а СНГ, ни один гражданин Союза не вышел на улицу. И ваши депутаты - коммунисты в Верховном Совете СССР все проголосовали за утверждение Конституции. Зачем вы это сделали? В 1917 году разбили Российскую империю, в 1922-м создали искусственное государство СССР, в 1991-м - утвердили (развал - Ред.). Вот поэтому сегодня стреляют в Чечне. Это вы сделали. Вы положили начало стрельбе 25 октября 1917 года. Такой же, как вы, Ульянов сказал: "Или вооруженное восстание, или я ухожу из ЦК". Лучше бы он ушел из ЦК тогда, 10 октября 1917 года. Но он не ушел.

А. - Горбачев увел партию. Он действительно предатель-иуда, которого поддерживали все и в первую очередь Международный валютный фонд.

Л. - Но партия-то ваша...

А. - Партия моя. Нас много миллионов. Так вот, моя партия и мое государство - Союз Советских Социалистических Республик выдержал смертельную войну с фашизмом, мировую, планетарную войну. Мы потеряли при этом огромное количество жизней, но мы освободили не только свою страну, но и другие народы Европы. А вот вы с кем бы были, когда Гитлер вошел: с теми, кто вешал наших комсомольцев?

Ж. - Я бы начал войну с 21 июня и не допустил бы гитлеровские дивизии в Польше.

А. - Когда в парламенте одобрили закон об оружии, который разрешает банкирам, собственникам фактически иметь свои вооруженные отряды, разве это не начинка оружием России? У меня оружия никогда не было. Я всегда хожу: руки, голова и сердце.

Когда вы шли к власти, демократы, вы цитировали Достоевского, что если в основании мира лежит слезинка ребенка...

Л. - Она сколько лет лежит. Она лежала и в 17-м, и в 20-м, и так далее.

Ж. - Если 16 июня к власти опять придут или демократы, или коммунисты, в стране будет бардак. Вы должны согласиться с тем, что должна прийти к власти третья сила, не связанная ни с 17-м годом, ни с 91-м, ни с 93-м, ни с Чечней. И т. д. Виктор Иванович, вы должны понять, что "Молнии" пора заканчивать.

А. - Заканчивайте с этой, мечтой, что вы станете Президентом. Что-нибудь к лучшему изменится только в том случае, если к реальной власти двинется человек труда, начиная со своего цеха, начиная с этой студии.

Л. - Это я читал. "Город Солнца".

А. - Мало ли что вы читали. А я, может, не читал. Мы выберем в любом цехе собрание рабочих. И этот совет скажет администратору: "Бухгалтерские книги на стол. Сколько вы зарабатываете?" Почему сегодня рабочая сила по три месяца не получает зарплату, а директор - каждый день. И никто не знает, сколько он получает. Сколько вы получаете, Владимир Вольфович?

Ж. - Мы получаем зарплату как депутаты.

А. - Но вы получаете каждый месяц зарплату.

Ж. - Виктор Иванович, вы говорите, что человек труда должен и управлять, и распределять, и быть контролером. Но как может рабочий это делать, или медсестра, или участковый, или инспектор ГАИ? Нужно заниматься своим делом. Управлять должны люди образованные.

А. - А вы что, специалист в чем-нибудь? В управлении, что ли? Вы расскажите свою биографию, Владимир Вольфович. Откуда вы взялись? Сколько сидит в Думе специалистов? Рыбкин говорит, что тоже специалист. За два года приняли 560 законов. Пришел Селезнев и говорит: "Мы за год примем тысячу!" Что вы там сидите? Какие вы специалисты?

Ж. - Не надо много законов.

А. - Вы специалисты себе в карманы.

Ж. - Нас там меньшинство. Вас опять там большинство. Это вы делаете.

А. - У нас всего один депутат от блока "Трудовая Россия".

Ж. - Я имею в виду коммунистическую партию. Вы мне скажете: у вас написано в программе "построение коммунистического общества". А народ не хочет.

А. - Я не хочу строить ни социализм, ни коммунизм. Я хочу, чтобы у человека было право на труд, чтобы он открыл холодильник, а там была нормальная еда... И чтобы я, самое главное, имел возможность контролировать тех, кто находится у власти.

Ж. - Давайте на русский язык переведем слово "коммунизм". Французское слово "ля коммюн" - община. Это когда все вместе пахали, вместе ели, пили. Было холодно, голодно. Сегодня это невозможно. Сейчас снова пахать и к станку на завод?!

А. - При Сталине мы сохраняли общественный выпас. У нас в деревне была у каждого корова.

Ж. - Да скотина сдохла при вашем строе!

А. - Это у вас сдохла! Потому что при нас пакет молока стоил 14 копеек, а сегодня при вашей скотине вы завозите порошок.

Ж. - Да. Я против этого.

А. - Вы говорите о Западе. Эх вы, Жириновский!

Ж. - Да это Зюганов сегодня поехал на Запад. Чего он поехал туда?

А. - Что вы туда бегаете?

Л. - Владимир Вольфович, я часто слышу, как вы говорите: "Дави Чечню, дави". А если это ребенок стоит, тоже дави?

Ж. - В любом возрасте человека давить не надо. Не надо вооружать. Кто вооружил чеченцев? Коммунисты - генералы (Шапошников и иже с ним). Они дали оружие чеченцам. А вот Анпилов из этой же команды молчит об этом. Если бы мы не дали оружие в 1991 году, они бы сегодня не стреляли. Если бы мы в 1922 году не создали искусственное государство, у нас бы была Северо-Кавказская губерния. Генерал- губернатор сидел в Ростове, и все молчали: и чеченцы, и аварцы, и русские. Была спокойная обстановка. А так людей разделили в национальные клетки. Они уже 70 лет в состоянии войны. Они стреляют не с 1991 года. Они в горах Кавказа стреляют уже 200 или 300 лет. Война - это вечный спутник истории. И вы заблуждаетесь, если вы думаете, что где-то когда-то наступит мир. Мира нет на планете. Вся планета в состоянии войны.

Л. - Вот вы проснулись утром уже в чине президента, ваш первый указ?

Ж. - Надо начать с того, чтобы прекратилась война. Нужно остановить часть реформ, которые нанесли ущерб. Но продолжить их по другой формуле. И действительно наказать каких-то лиц, которые повинны. Но ни в коем случае не прибегать к насилию внутри российского государства, чтобы опять у нас произошли события, которые были в 27-м году.

А. - Я думаю, что мой первый указ будет о восстановлении советской власти, начиная с трудового коллектива до съезда Советов, и упразднение постов президента, мэров, префектов повсеместно по всей России.

Ж. - Нашим правительством активно уничтожаются мужчины. В Боснию отправляются, в Чечню. Может быть, создать закон о многоженстве и принять его. В прошлом году при обсуждении Семейного кодекса мы как раз это обсуждали. Я считаю, что у мусульман нормальный обычай, когда мужчина имеет до четырех жен. Потому что если сегодня славянский мужчина имеет одну жену и трех любовниц, из которых одна проститутка, другая - мать-одиночка, это куда хуже, чем когда мужчина честно содержит две-три- четыре семьи. Но вы, коммунисты, не разрешаете.

А. - Это ваше собственное дело, с кем спать: с женой или с проституткой. Неужто вы не нашли лазейку с вашим умом?

Ж. - Так в том-то и дело. Вы заставляли миллионы людей искать лазейки. Это вы начали делать с 17-го года.

А. - Когда пришли гитлеровцы, они были поражены, что наши девушки в возрасте 18 - 19 лет девственницы. Это свидетельствовало о высочайшем нравственном и моральном уровне народа. Это вы с этим строем превратили в проституток большинство трудоспособного населения.

Л. - Спасибо за беседу. Пожмите друг другу руку.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно