96

АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ. "Иван Иванович" Россель

С Эдуардом РОССЕЛЕМ, новым губернатором Свердловской области, выбранным, а не назначенным сверху, беседует Николай ЗЯТЬКОВ.

"ВСЮ СВОЮ МОЛОДОСТЬ Я ДРАЛСЯ"

- Эдуард Эргартович, у вас такое необычное отчество... Как звали вашего отца? Кто были ваши родители?

- По-русски я - Иван Иванович, а по-немецки - это Эдуард Эргартович. Отец - Эргарт Юлиусович. Он был расстрелян в 20 лет, когда я еще не родился, мать была в положении. Вместе с отцом расстреляли и моего дедушку по линии отца. В 1941 г. за то, что мы немцы, всех женщин посадили в лагерь, а я стал беспризорником.

Только через 6 лет по всесоюзному розыску меня нашла моя мать. Она получила три дня отпуска. И за эти дни из Коми приехала в Кировскую область, забрала меня и назад...

- А предки ваши как попали в Россию?

- При Екатерине немцы приехали из Германии, поселились в Поволжье и с тех пор жили здесь.

- Отношение властей к немцам вы почувствовали прямо с рождения. А как сверстники, учителя, соседи?

- Это был очень сложный послевоенный период. Еще была карточная система, и даже если подошла твоя очередь на хлеб, тебя выбрасывали и говорили: сначала русские получат, потом - немцы. Кроме как "фашист" ко мне никто не обращался. Поэтому приходилось защищать себя. Практически всю свою молодость я дрался. Сперва меня били все скопом, а потом я их поодиночке вылавливал и бил всех, кто называл меня фашистом. Бил до тех пор, пока не прекратили обзывать.

Когда я закончил 7-й класс и поступить хотел в сельскохозяйственный техникум в Сыктывкаре, мне председатель поселкового совета не дал необходимых документов для выезда и прямо сказал: "Ты - немец, бери лопату и копай землю в колхозе. Больше ни на что не рассчитывай". Школу я закончил в 21 год, потому что из-за беспризорничества пошел учиться с 11 лет.

- И дальше: "Молодым везде у нас дорога..."?

- Я хотел стать летчиком-испытателем. В Сыктывкаре прошел медицинскую комиссию, из 260 человек отобрали 16. Получил вызов, готовился к экзаменам. А в военкомате мне сказали, что мандатная комиссия мои документы не пропустила в связи с тем, что мои родственники по мужской линии расстреляны, женщины сидели в лагерях... Затем долгие годы мне не напоминали о том, что я немец.

- Но на выборах в губернаторы все-таки вспомнили?

- Нет, раньше. Когда я был избран депутатом в Совет Федерации и меня выдвинули кандидатом в спикеры. Перед вторым туром по коридорам стали шушукаться: "Росселя выбирать нельзя, он - немец, не хватало нам еще иметь немца председателем верхней палаты России". Я сказал моим коллегам-"интернационалистам": "Впервые за многие годы я услышал, что я -немец". После этого - затишье. Выбрали, как вы знаете, Шумейко.

А когда я избирался губернатором Свердловской области, "немецкий" фактор разыгрывали очень серьезно.

- И как проявили себя избиратели? Скажем, если бы у вас была другая национальность, то победа была бы более убедительной?

- Я встречался более 250 раз с людьми, и не было ни одного случая, чтобы кто-то мне сказал, что я немец. Но, по опросам общественного мнения, около 10% учитывали этот фактор при голосовании.

- Вы знаете немецкий язык?

- Я его знал до 11 лет. И плохо говорил на русском. Но когда пошел в школу, когда мать вышла замуж за русского, он меня заставлял говорить на русском языке... Я с матерью разговаривал на немецком, а она меня все время останавливала, обрывала. И кончилось тем, что я забыл немецкий, зато хорошо изучил русский.

И вот я как-то две недели был в Германии. Так на вторую неделю я вспомнил не только слова, но даже целые речевые обороты. В конце поездки я уже разговаривал без переводчика.

- Когда вы были в Германии, не колыхнулось в душе ничего?

- Нет. Это - заграница.

"МОЙ СТИЛЬ СТРОГИЙ. НО МЕЧТАЮ О БЕЛОМ КОСТЮМЕ"

- Эдуард Эргартович, вы хотели стать летчиком, были производственником и вдруг ввязались в это грязное дело, в политику, где вам постоянно напоминают о вашей национальности, собирают компромат. Продолжали бы вы работать в трудовом коллективе, где все друг друга знают, и все забылось бы...

- Меня фактически в 90-м году "внедрили" во власть. Я работал начальником крупнейшего главка в СССР - Главсредуралстрой. И вот смотрят мои заместители, коллеги за тем, кто пробирается к власти в области, и решают делегировать туда меня. Хотя я поначалу был против. Тогда впервые я пошел на выборную пытку.

- Вы, можно сказать, политик-профессионал. Кого вы играете, чтобы нравиться людям?

- Никого не играл и никаких консультантов по этому вопросу не использовал.

- Может, это и плохо? Ведь когда выступаешь по телевидению, встречаешься с людьми, есть какие-то особенные вещи: одежда, поведение, манера говорить, раздавать обещания, наконец. На одних обещаниях сколько людей пролезло во власть...

- На этом можно выиграть только один раз. Можно в кого-нибудь стакан бросить, и кому- то это понравится. Но это - одноразовые штучки. Если ты хочешь быть серьезным политиком, не надо торопиться, надо делать все медленно, основательно и двигаться вперед. Люди это понимают.

- А вы не задумываетесь над тем, какой галстук надо надеть, какую рубашку, какой костюм, какие шутки аудитория воспримет сегодня?

- Я за собой всегда внимательно слежу. И не позволяю себе, чтобы одежда была не поглажена, не почищена. Мой стиль - строгий. Пиджак стального цвета или зеленоватый, черный в полоску, чисто черный. Хотя мне очень нравятся белые костюмы. Я говорю жене: "Купи мне белый костюм". А она отвечает: "Ну куда ты в нем пойдешь?" - "Ну хоть дома оденусь, пройдусь по комнате..."

Люди, конечно, все замечают. Даже на обувь смотрят, какие носки: сочетаются с костюмом или нет. И на этом можно проиграть.

"ЕСЛИ НЕ РАБОТАЮТ ТЕЛЕФОНЫ, ЗНАЧИТ ВАС СОБИРАЮТСЯ УВОЛЬНЯТЬ"

- На первом этапе вам помогал Ельцин? Вы были соратниками?

- Ельцин мне никогда не помогал. Он только поручал мне самые тяжелые дела.

- У вас с ним чисто формальные отношения?

- Да, у нас нет семейных, дружеских отношений. Но они по-деловому хорошие. В Свердловске знали мои возможности и даже использовали меня для того, чтобы поднять имидж.

- Вы имеете в виду и Ельцина?

- Да, и Ельцина тоже. В 1977 г., когда он был первым секретарем обкома партии, мы строили прокатный стан. 1 декабря Ельцин приезжает из Москвы и говорит: "Эдуард Эргартович, мы должны пустить стан не 25 декабря, а 18-го. Липецк пускает вперед нас. Неужели мы, уральцы, не можем их "перебить"?" Выход мы нашли, хотя это было невероятно трудно. Пустили стан, получили приветствие Брежнева. К чему такая спешка, я потом понял: 19 декабря у Леонида Ильича - день рождения. И Ельцин преподнес ему такой подарок. Конечно, сам Борис Николаевич, будучи молодым первым секретарем, сразу стал заметен в Советском Союзе.

- Расскажите, как там у вас наверху снимают с работы. Ведь после конфликта на почве идеи создания Уральской республики Ельцин отстранил вас от должности главы администрации. Как это было?

- По чисто российскому стандарту: вам ничего не сообщают, но отключают все телефоны. В это время спускается информация о снятии в госбезопасность, армию, на радио и телевидение. И ты чувствуешь, как меняется к тебе отношение...

- После этого вы встречались с Ельциным?

- Да. Через год после снятия. И недавно, после избрания меня губернатором.

- Обиды высказывались?

- Нет. Обе встречи были очень хорошими, деловыми. Последний раз мы проговорили с ним час.

- Вы слушали и кивали головой?

- Нет, из часа минут 25 говорил он, а 35 - я.

- С Горбачевым было наоборот?

- Его надо было останавливать. Кстати, я недавно был в Санкт-Петербурге и остановил Собчака тоже. Мне сказали, что он там никому говорить не дает. Так я его специально остановил, и он меня слушал целый час.

"Я ПОНИМАЮ ВОРОВСКОЙ МИР"

- В государстве, где очень сильны криминальные структуры, как в Италии или в России, власти вольно или невольно входят в контакт с мафией. И "решают задачи" вместе... Вы сталкивались с этими людьми?

- Выходили на меня два раза. Когда работал главой администрации, меня попросили подписать одно постановление. И сказали, что если я подпишу, то могу назвать счет, куда перевести деньги. Сколько назову, столько и получу. Я их выпроводил. Был еще случай. Тоже по какому-то поводу ко мне пришли: "Никаких ограничений в средствах нет, скажите, сколько вам надо?"

- Но сила у преступных группировок Свердловской области немалая?

- Разумеется, есть. Поэтому я с ними никаких связей не имею.

- А готовы были бы сообща "делать хорошее, общее дело", как некоторые предлагают?

- К этой идее нормально отношусь. Если бы я знал, что Иванов, Петров, Сидоров - мафиозники, я бы их пригласил и сказал: "Ребята, бросайте! Давайте начнем работать по- нормальному. Начнем писать с чистого листа". Я сам был очень большим хулиганом в свое время. Я понимаю этот воровской мир. Знаю, как все это делается.

"НУЖЕН НОВЫЙ ПЕРЕДЕЛ РОССИИ"

- Сейчас идет война в Чечне. И многие считают, что для сохранения мира нужно границы России сделать стабильными. Тот, кто не хочет жить вместе, -пусть отделяется. Территория у нас большая, Сибирь огромная, незаселенная, так что давайте обустроим то, что есть.

- Я не согласен. Чечня выйдет из России, другие скажут: "А, получилось!" - и начнут отделяться. Но вместо того чтобы их держать силой, нужно отменить деление страны по национальному принципу и перейти на территориальный. Ведь мы же делились на 115 российских губерний. Петр I начал это дело...

- Это же новый передел власти...

- Это передел власти личностей, а не передел власти наций. Бороться приходится не с народом, а с "чувством приобретенного кресла".

Этот вопрос должен стоять как бы "на дежурстве". Президент, Правительство России должны иметь "под сукном" готовую разработанную концепцию: деление России по территориальному принципу, с точки зрения особенностей национальности, культуры, экономики, географии. И этот вопрос можно решить очень быстро при соответствующей ситуации. Скажем, когда стреляли по "Белому дому"... Если бы в этот день был бы указ о переделе России и переходе на территориальный принцип, то не было бы никаких вопросов. Промазали! Проект указа я послал в соответствующие структуры, но им не воспользовались.

Конечно, можно постепенной экономической интеграцией довести до того, что национальные принципы не будут иметь никакого значения. Но все государства, построенные по национальному принципу, страдают от проблем. Даже Англия, Канада, я уже не говорю о Югославии. У нас это "мина замедленного действия". Есть "титульная" нация, "титульный" президент... Но если в республике 20% "титульной" нации будут заставлять учить язык, петь песни остальные 80%? Это что, как не колонизация?

"БЕЗ ПИОНЕРОВ КОММУНИСТЫ УМРУТ"

- Вы не боитесь, что новая, реакционная Дума перечеркнет все ваши усилия и повернет страну вспять?

- Я не согласен, что придет Дума реакционная. Она будет еще более работоспособной. Потому что Жириновский не наберет много голосов. Мне кажется, что он не перейдет даже 5%-ный барьер. Зюганов большинства не получит. Я читал многие его труды. Он тоже за рыночную экономику, он не мыслит себе восстановления того режима, который был, он прекрасно понимает, что это просто гражданская война, которую не выиграть.

Политически он ничего не сможет сделать потому, что приватизация закончена... Остаются мелочи. Отнимать будет? Не отнять сегодня. Национализацию? Через Думу такой закон Президент не пропустит. По этому поводу страхи излишние. У них нет будущего. Партия Зюганова - это партия, исчезающая по возрасту. У нас нет, как раньше, армии пионеров, комсомольцев, которые подпитывали партию.

- О кресле президента не мечтаете?

- Губернатором работать, если получим еще и экономическую самостоятельность, значительно интереснее, чем президентом. Заграница меня не интересует. Меня больше интересует, чтобы я мог 2 - 3 раза в месяц съездить на хариуса, порыбачить, побродить по тайге.

У меня есть внук. Его надо воспитать. Это обязанность, и ее надо выполнять. Есть огород при доме. Я - заядлый садовод. Мы нынче собрали 130 ведер картофеля, 20 ведер моркови, 20 ведер свеклы...

- Дом - это тот самый знаменитый особняк?

- Да. Его тоже использовали против меня в предвыборной кампании. Я строюсь с 1988 года. Дом 10 х 12 м, два этажа. Внизу - гостиная, прихожая, кухня, кабинет. Вверху - только спальни.

- Такой дом - мечта каждого хозяйственного россиянина...

- Я показываю, как жить надо. Сейчас у нас в одновременном строительстве 10 тыс. таких домов. Мы разрабатываем закон о долгосрочном кредитовании индивидуального строительства. И будем изыскивать финансы, создавать специальный фонд. У вас нет дома? Вы получаете кредит на 25 лет и строитесь. А каждый месяц будете возвращать деньги, как квартплату. Я убедил Бориса Николаевича сделать такое же в стране. И сейчас работают над соответствующим указом.

Если человек построил себе дом, значит, он укоренился в России, дети его будут жить здесь, внуки, правнуки...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно