Примерное время чтения: 8 минут
136

ЦЕНА ЗА ЗАЛОЖНИКА В ГАЛЬСКОМ РАЙОНЕ АБХАЗИИ ДОХОДИТ ДО 50 ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ. А в Абхазии "мертвый сезон"

Резко обострилась обстановка в Абхазии. В Сухуми со дня на день ожидают вооруженного вторжения. Ведь в письме Эдуарда Шеварднадзе Борису Ельцину, попавшем в российскую прессу, прямо говорится: "В сложившейся ситуации необходимость прибегнуть к мерам принуждения становится неизбежной". Что это означает?

МИФ О ДУДАЕВСКОМ ТЫЛЕ

ПОДГОТОВКА общественного мнения к оправданию вторжения в Абхазию сейчас приняла характер информационной войны. Все помнят нашумевшие высказывания Владимира Шумейко о базах чеченских боевиков в районе озера Рица. В конце минувшего года и бывший вице-премьер, а ныне глава Администрации Президента Николай Егоров заявил, что из Абхазии для Дудаева регулярно поступает оружие и живая сила.

Вот что сказал мне адмирал, тесно связанный с Черноморским флотом:

- Из-за нехватки горючего Российский флот прикован к причалам. А у берегов Абхазии иностранные подлодки хозяйничают. Разведка докладывает, что с них сгружается стрелковое оружие и боеприпасы для Чечни. Обратно идут наркотики.

В аналитической записке, подготовленной якобы в ГРУ, говорилось, что высоко в горах, на так называемой даче Кириленко, отдыхают и тренируются 450 дудаевских боевиков. Абхазским судном "Рица", приписанным к порту Сухуми, но плавающим то под российским, то под украинским флагом, перебрасываются контрабандным путем из Турции взрывчатка и военное снаряжение. В документе были также точно указаны даты и время полетов вертолета, доставляющего из Пицунды в Чечню автоматы и мины, а обратно - наркотики из Шали и раненых из Ведено. Там же указывалось, что более 500 дудаевцев лечатся в реабилитационном центре города Гагры. В конце авторы записки делают вывод, что Абхазия давно превратилась в тыл Дудаева и необходимы срочные меры для пресечения военным путем преступной деятельности незаконных вооруженных формирований.

Правда ли это или дезинформация, я решил выяснить на месте, в Абхазии.

ПОГРАНИЧНИКИ НЕ СПЯТ

СЛУЖБА в сочинском пограничном отряде, который охраняет границу с Абхазией, отнюдь не курортная. В последнее время охрана рубежа по реке Псоу резко ужесточилась. Через мост, согласно постановлению российского правительства, пропускают теперь только женщин, детей и стариков. Проход мужчин-боевиков полностью исключен.

В Гаграх, в зоне ответственности уже сухумского пограничного отряда, каждый человек теперь на виду. Но на всякий случай в реабилитационном центре навели справки.

Действительно, лечатся у них чеченцы. Но не пятьсот, а пять. Да и то местные. Ехали на свадьбу в соседнее село и разбились на машине.

В Пицунде, кстати, несмотря на утверждения из Тбилиси, не переименованной в Басаевск, остановились на самой красивой пограничной заставе бывшего Союза. Расположена она в знаменитой реликтовой сосновой роще. В двух шагах - правительственные дачи. Их известно, кто охраняет. Тут же, неподалеку, в бывшем интуристовском отеле "Самшитовая роща" - штаб наблюдателей ООН. Но ни российские пограничники, ни охранники бывшей кагэбэшной "девятки", ни иностранные военные разведчики не обнаружили ни единого случая переброски оружия и боевиков. А в сроки, указанные в аналитической записке, над Пицундой летал вертолет, арендованный "Мосфильмом". Снимали рекламу знаменитых местных курортов, которые нисколько не пострадали от прошедшей несколько лет назад войны. Посадок в Пицунде, по данным пограничников, геликоптер не совершал. Не зафиксировали посты технического наблюдения и заморских подлодок. А местное суденышко "Рица" и три другие "контрабандистские фелюги" пограничные катера России не выпускают из порта.

Возле озера Рица лежит многометровый снег. На даче Кириленко выбиты окна и двери. Несколько лет там никто не живет. Но если сделать ремонт, то летом можно поселить человек 15. Но уж никак не 450.

Из-за снежной зимы исключено проникновение боевиков из Абхазии в Чечню. Высокогорные перевалы сейчас непроходимы. Сам в этом убедился. И вообще, надо лучше учить географию. Между Сухуми и Кизляром сотни километров. А Чечня и Абхазия никогда не имели общих границ. К тому же заоблачные рубежи между Абхазией и Карачаево-Черкесией сейчас охраняют российские пограничные войска. Был я у них на самых высокогорных заставах Европы. В зимнюю спячку "погранцы" не впали.

ТАЙНА СВЕРХСЕКРЕТНОЙ ЛАБОРАТОРИИ

МНОГО страшных историй рассказывают о таинственной лаборатории неподалеку от Сухуми. Мол, там российские военные экспериментируют с сейсмическим оружием. Сильное землетрясение в армянском Спитаке они вызвали именно из Абхазии. А скоро мощнейший сейсмический удар, подготовленный в тоннелях Эшерской военной лаборатории, снесет с лица земли всю горную часть Чечни.

Хоть и не верилось во все это, но по пути решил туда заехать. Что за такой важный военный объект, который во время абхазско-грузинского конфликта в самом пекле войны почти два года обороняли российские десантники? Один солдат там стал даже Героем России.

И вот чуть дальше разрушенного ресторана на перевале неприметная дорога в горы. Теперь уже не секрет, что здесь, в Эшерах, была запретная, строго охраняемая зона. Действительно, на ее территории был объект, входивший в систему стратегической безопасности страны. Потому сверхсекретный. Здесь с помощью очень дорогостоящей аппаратуры определяли параметры ядерных взрывов в любой точке планеты. Улавливая сейсмические колебания земной коры, следили за выполнением моратория на испытания атомного оружия. Никакими рукотворными землетрясениями никогда не занимались.

Сейчас Эшерская сейсмическая станция по засечке ядерных взрывов не действует. Потому ни вызвать, ни предсказать землетрясение в Чечне либо в другом месте она никак не может.

ОБЛАВА

ЗА ПОСЛЕДНИЕ полгода в Абхазии погибло более 10 российских военнослужащих. Зимой однополчане справили поминки по убитому майору из Гудаутского десантного полка. Но самое опасное место здесь - Гальский район, где проходит грузино-абхазская граница, куда военные без бронежилетов, автоматов и гранат стараются не выезжать.

Мои спутники офицеры-пограничники Сергей Бигун и Рашид Хусмутдинов прихватили по "сучке", так в обиходе здесь зовут АКСУ - автоматы Калашникова с укороченным прикладом.

На горной дороге у милицейского поста нас тормознули потрепанные "Жигули". Семеро небритых личностей разбойничьего вида стали "качать права". Мол, обгоняли мы их не по правилам, скорость превышали и вообще все в нетрезвом виде, включая водителя-солдата. Поэтому машину и пассажиров они арестовывают. Отдадут только за большой выкуп. А не будет его - всех расстреляют.

Спокойно положил руку на автомат невозмутимый Сергей. Железная выдержка у парня. А ведь "сучка" уже снята с предохранителя, патрон - в патроннике.

Рашид с автоматом за спиной вылез из машины. Худощавый, невысокий, он казался безобидным подростком. Но я-то знал, что в рукопашном бою он вряд ли уступит даже своему киношному двойнику Брюсу Ли. А в меткости стрельбы и решительности действий при огневом контакте может соперничать и со знаменитым Рэмбо. Медали "За боевые заслуги" и "За отвагу" подполковником Хусмутдиновым получены не на голливудских съемочных площадках, а в родимых "горячих точках".

Потолковали. В результате местные джигиты затащили пьяного с пистолетом в свои "Жигули". А Рашид сел к нам в "уазик" и любовно погладил свою "сучку":

- На войне как на войне. В горах у кого ствол больше, тот и прав.

На пограничном мосту через Ингури идут переговоры об обмене заложников. На середине разговаривают двое. Подходим. Знакомимся. Первый заместитель главы администрации Гальского района Слава Вардания раньше был скульптором, потом - партизанским командиром абхазского ополчения. За его голову грузинами назначена награда - 25 тысяч долларов. Славик деланно возмущается. Мол, за череп главы администрации Руслана Кишмария 50 тысяч "баксов" дают, а его голова, выходит, в два раза хуже?

Немало "охотников за черепами" с того берега Ингури пытаются заработать большие деньги на захвате заложников. С отцом одного из них, Гиви Шартавы, недавно захваченного с оружием в руках в Гальском районе Абхазии, и разговаривает Вардания.

Старик-грузин слезно умоляет отпустить сына, который сейчас содержится как диверсант в сухумской тюрьме.

По словам Вардания, взрывы домов, мостов, похищения мирных людей в его районе стали печальной обыденностью. Захват людей и работорговля превратились на берегах Ингури в самый доходный бизнес. Почти каждый день происходят вооруженные стычки с "охотниками за черепами". В Абхазии "мертвый сезон".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно