61

ВОСПОМИНАНИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ. Криминогенная психиатрия

Хорошо известно, что психиатрия в СССР широко использовалась в качестве оружия против инакомыслящих. Однако число больных, оказавшихся жертвами "экономической психиатрии", т. е. использования в качестве дешевой рабской силы, было неизмеримо большим. Этот пласт криминальной истории до сих пор так и не привлек к себе серьезного внимания.

ЛЮДИ старшего поколения, возможно, помнят нашумевшее в начале 60-х гг. "дело Шакермана". Оно было связано с хищениями в лечебно-трудовых мастерских при Краснопресненском психиатрическом диспансере в Москве. На протяжении 12 лет там функционировал подпольный трикотажный цех, продукция которого сбывалась через привокзальные палатки.

Вокруг этого производства крутились около 200 человек, среди которых были директора заводов и фабрик из нескольких республик СССР, партийные руководители разных рангов, работники правоохранительных органов. Грузы, вывозимые из мастерских, сопровождал лично начальник ОБХСС района, а замминистра торговли, несмотря на поступавшие сигналы, "ничего не желал знать".

Дельцов сгубила роковая страсть. Один из них - вдовец - влюбился без памяти в свояченицу и стал делать ей дорогие подарки, и это при зарплате в 120 рублей в месяц! Муж свояченицы сообразил, что к чему, и предложил... купить у него жену. А получив выкуп, отправился с доносом в КГБ.

ТЕПЕРЬ сделаем экскурс в историю. В 1920 г. на базе московской Донской больницы, позднее названной именем замнаркома здравоохранения 3. П. Соловьева, был создан лечебный комплекс, включавший в себя первые в стране лечебно-трудовые мастерские (ЛТМ).

Постепенно ЛТМ стали функционировать при всех психиатрических больницах Москвы и при многих психоневрологических диспансерах. К началу 60-х гг. в столице число больниц такого профиля исчислялось полутора десятками, примерно столько же было диспансеров. Вообще же в послевоенный период такие учреждения были открыты практически во всех крупных городах СССР.

ЛТМ считались хозрасчетными отделениями. Больные работали в картонажных, швейных, сапожных, трикотажных и иных цехах. Платили гроши: рублей по пять - восемь в месяц, а то и меньше. Но родственники больных практически не роптали: пациенты были под надзором и относительно сыты.

Возможность эксплуатации совершенно бесправных больных людей приводила к тому, что ЛТМ на протяжении десятилетий оставались кормушкой для жуликов крупного масштаба. Способов получения "левых" денег было множество. Шакерман держал подпольные цехи, в иных случаях можно было "сыграть", скажем, на том, что нитки при одной операции учитывались по весу, а при другой - по числу мотков, и т. п.

Время от времени расследовались отдельные злоупотребления, кого-то привлекали к уголовной ответственности... За время моей работы в больнице им. Соловьева руководство мастерских менялось несколько раз: проворовавшихся в какой-то момент снимали, назначали новых. Затем все повторялось.

Майя КОРОЛЬ, врач-психиатр, Москва

Смотрите также:

Также вам может быть интересно