Примерное время чтения: 7 минут
130

ИНТЕРВЬЮ С ЧЕЛОВЕКОМ, СЛУЧАЙНО ОКАЗАВШИМСЯ В РОК-МУЗЫКЕ. Игорь Сукачев и акулы

У станции метро "Добрынинская" в Москве есть небольшое клубное заведение, где перед входом нет даже никакой вывески. Обычная дверь, вход свободный. Но посвященным давно известно, что место это легендарное и называется оно "Вудсток" - клуб "для своих". Именно здесь частенько перекусывают, ведут деловые беседы, дают интервью московские рок-музыканты. Рок-музыкант, режиссер и актер Игорь СУКАЧЕВ здесь настолько частый гость, что работники заведения даже успели изучить его музыкальные пристрастия. Наша беседа протекала под ненавязчивое пение его кумира Тома Уэйтса.

Твое тяготение к людям театра и кино случайно? Все-таки персона Игоря Сукачева ассоциируется больше с миром рок- музыки.

- Иногда думаю, что я в рок-музыке относительно случайный человек. Много лет назад хотел заниматься театром, быть театральным режиссером. Далее учился на отделении театральной режиссуры в Липецке. Потом собрался поступать на высшие режиссерские курсы при ВГИКе - Александр Митта набирал новый курс.

- Твоя музыка сильно изменилась: начав с радикального рок-н- ролла, ты пришел к чуть ли не классическим романсам и городскому фольклору ("Боцман и бродяга").

- Раньше мы на это не обратили бы внимания или даже если бы и пели, то не от чистого сердца. А теперь...

- ...вы постарели?

- Мы не постарели, до старости еще далеко. Мы просто стали мужчинами. Когда приходит опыт, клеточка, в которой ты живешь, становится шире, прутья отодвигаются. И тогда приходит относительная свобода. Тогда ты уже не думаешь о форме. Форма важна, когда ты учишься. Когда приходит опыт, важна не форма, а правда.

- Ты когда-нибудь задумывался о том, влияет ли ваша музыка на формирование общественного сознания?

- Это процесс взаимный. Каждый из нас является частью общества и участвует в формировании сознания. Являются ли рок-музыканты передовым отрядом российской молодежи и выразителями их чаяний и стремлений? Сильно сомневаюсь. Наша задача - оставаться со своим поколением.

- Как раз на выборах стало ясно, что именно вас на верхушке власти воспринимают как "передовой отряд российской молодежи". Многие твои коллеги по цеху выступали в роли политических агитаторов.

- Это всего лишь рекламная игра. Я в ней не участвовал. В этом смысле мне очень нравятся слова Солженицына, который сказал, что искусство (помимо самой религии) является единственным на земле проводником человека к Богу, искусство объединяет людей, а не разъединяет. Поэтому художник должен быть за всех и ни за кого в отдельности. Я только против фашистов и подонков.

- А если бы к власти пришли коммунисты...

- Я не люблю рекламных кампаний. Это несправедливо, это не демократия. Нет ни у кого таких прав - капать на мозги. Никто не имеет права вторгаться в человеческое сознание и предлагать взамен чужие мысли.

- С одной стороны, ты говоришь, что никогда не делил людей на хороших и плохих, и в то же время являешься яростным борцом против засилья поп-музыки.

- Никогда я не говорил о том, что я не люблю поп-музыку. Я не выношу пошлости. Акцентироваться на именах не буду. Но есть милые и приятные исполнители.

Поп-музыка - это развлекательный вид искусства, так же, как кинокомедия. Так же, как существует цирк и Московский художественный театр им. А. Чехова. Что хорошо и что плохо? И то и то хорошо, но для разных целей. Мне нравится хорошая поп-музыка, но она мне не близка, я ее не слушаю специально. Я люблю более глубокое искусство.

- Рок-музыка, по-твоему, относится к категории "более глубокого искусства"?

- Конечно. Рок-музыка не создана для развлечения, хотя рок начинался с танца. Никто ведь не предполагал, что родятся великие поэты и музыканты и будут творить в этом жанре.

- Почему "более глубокое искусство" в нашей стране не находит широкого спроса?

- Это справедливо. По законам шоу-бизнеса, реальное искусство никогда не жило и не живет. Искусство - это не шоу- бизнес. Полистать мы можем журнал, а книгу нужно читать, нужно захотеть ее прочитать. Так же и рок-музыка - надо захотеть ее слушать. Рок-музыка зачастую не связана с отдыхом, слова не связаны с огромной радостью. Это уже имеет отношение к работе нашей души.

- Как ты относишься к тому, что твои поклонники наряду с твоими слушают песни поп-музыкантов?

- А почему нет? Честно говоря, я до сих пор не знаю, кто наши поклонники. Вот когда это все только начиналось, и на концертах ребята ходили в кепочках и плащах "а-ля Гарик Сукачев", тогда я имел представление, потому что видел этих "гариков" на концертах. А сейчас я не представляю. Приходят люди, которым уже далеко за пятьдесят, говорят какие-то слова. Это не перестает удивлять.

- Существует ли сейчас пресловутое рок-н-ролльное братство?

- Оно существовало раньше.

И в этом нет ничего плохого. Это судьба человека искусства - тебя может окружать тысяча людей, и все равно ты будешь одинок.

Всему свое время. Рок-н-ролльные объединения прожили свой золотой и серебряный век. Сейчас пришло время для других "революционеров", которые создадут новые конфедерации и придумают новые лозунги. Так развивается все искусство, так развивается все самое лучшее во всем мире. Я никогда не цеплялся за отчаянные крики о рок-н- ролльном братстве и о том, что "мы вместе". Это похоже на крик утопающего человека.

- Ты как-то сказал о том, что чуть не умер в детстве.

- Меня мама родила не в роддоме, а на реке около проруби. Мы тогда жили в Мякинино (это теперь уже один из районов Москвы - Строгино), мать пошла меня рожать в Павшино и не дошла до роддома. Отец работал на заводе в ночную смену, дома никого не было. По дороге я и родился. Это случилось 1 декабря, были очень сильные морозы, и я, естественно, простудился, начался сильнейший гнойный отит. Врачи сказали, что, если бы гной попал в мозг, я бы не выжил.

- На твоем здоровье это как-то отражается сейчас?

- Нет... нет. Я иногда думаю о своей жизни: кто бы мог подумать, что со мной все это произойдет! Мне иногда кажется, что к маме прилетел тогда тихий ангел и сделал мне этот подарок. Я не перестаю удивляться, потому что мне очень много дано.

Иногда думаешь: "Не много ли для тебя, дружок?" Годы идут, а, несмотря на это, жизнь всегда мохнатая такая, ее можно пощупать. Клево!

- Обычно летом даже у творческих людей бывает "мертвый сезон". У тебя как сложилось с отдыхом в этом году?

- Мы с женой недавно вернулись из путешествия по Израилю, где плавали с аквалангами. Видели одну четырехметровую тигровую акулу - она у нас под шхуной, как в фильме "Челюсти", медленно проплыла. А с огромным скатом даже поплавали рядом.

Дело в том, что я восемь лет в детстве занимался подводным плаванием. Выступал за юношескую сборную, но в шестнадцатилетнем возрасте бросил. У меня всего вторая профессиональная ступень (а всего их пять), но думаю, что к следующему сезону получу инструкторскую карточку. Ныряю глубоко - почти на 50 метров. Жена - на 36. Надеюсь, что и сына сумею этим заинтересовать.

- Как реагировали голландцы, узнав, что в своей стране ты довольно известный человек?

- Обычно, разговор не касается этой темы. Подбирается профессиональная кампания, где беседы ведутся на темы рельефа дна, "какая сегодня будет стена", какое время декомпрессии и т. д. Как у профессиональных водителей о руле и колесах.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно