Примерное время чтения: 6 минут
115

БАРЬЕР НЕСОВМЕСТИМОСТИ. Везде чужие

О судьбе некоторых бывших советских граждан, в свое время выехавших из Советского Союза в Израиль и разочаровавшихся в "стране обетованной", рассказал в большом репортаже журнал "Штерн".

На материале этого репортажа научный сотрудник Института истории АН МССР О. ЩЕРБИНИНА подготовила статью для газеты "Советская Молдавия". Мы приводим эту статью с небольшими сокращениями.

"ВРЕМЕННЫЕ" ЛЮДИ

Судьбы этих людей во многом схожи. Почти все провели на Западе более десяти лет - сначала в Израиле, а потом разными путями добрались до Вены. Теперь они образовали в Австрии "гетто безнадежности внутри буржуазной венской еврейской общины", как пишет "Штерн". У большинства из них нет ни паспорта, ни гражданства, есть лишь разрешение на временное проживание в Австрии. В Вене устроиться на работу трудно. "Инженеры и математики, чтобы прокормить семью, работают ночными сторожами", - свидетельствует западногерманский журнал.

Согласно официальной статистике, говорится в репортаже, каждый десятый из прибывших в Израиль покидает эту страну. Так поступила и семья Полины Цирельман, выехавшая из Бендер на жительство в Израиль. Вот что пишет о ней журнал "Штерн":

"Родители Полины и сейчас помнят, как в 1973 г. по советскому телевидению выступали евреи, возвратившиеся из Израиля, и делились своими впечатлениями о жизни на Западе. "Так и ты будешь когда-нибудь плакать", - сказала тогда г-жа Цирельман своему мужу. Но тот непременно "хотел выехать в Израиль и жить там как еврей среди евреев". Он был абсолютно уверен в себе и говорил об этих выступлениях: "Это все только пропаганда". Сегодня его разочарование "страной обетованной" превратилось в ненависть к ней. "Нас в СССР никто не преследовал", - сказала Полина Цирельман автору репортажа в западногерманском журнале.

ЖЕРТВЫ ОБМАНА

Корреспондент "Штерна" Ю. Когут встретилась в Вене со многими беженцами из Израиля и убедилась в том, что чаще всего решение покинуть Советский Союз эти люди приняли опрометчиво, поддавшись чувству стадности, то есть только потому, что "так делали другие". Не последнюю роль сыграли и посулы сионистских организаций о будущей "райской жизни" в Израиле, которые щедро раздавали в эфире активисты сионистских организаций в передачах "Голоса Америки", "Голоса Израиля", "Немецкой волны", радиостанции "Свобода" и других средств массовой информации капиталистических стран.

"Эти люди - словно взрослые дети, - сказала корреспонденту "Штерна" служащая одной из венских организаций, занимающихся евреями, выехавшими из Советского Союза. - Большинство из них совершенно не думают о том, что они лишаются советского гражданства и их не пустят обратно, если на Западе им разонравится". Это подтвердил и руководитель венского филиала сионистской организации "Хиас" Брюс Лейнсайдор: "Они предаются мечтам, идеализируют Израиль как страну, где молоко и мед льются рекой".

"Штерн" приводит еще один факт обмана и надувательства с целью склонить советских евреев к выезду в Израиль. Выехавшие из СССР пишут письма родственникам и знакомым, посылают фотографии, на которых стараются выглядеть как можно веселее. Не был исключением и Александр Гданьский, семья которого провела в Израиле не менее двух лет и с 1977 г. находится в Вене. "Так все делают. Некоторые наши соседи даже фотографировались на фоне чужих цветных телевизоров и автомобилей. Кому нее хочется признаться в том, что ему не повезло?" - сказал он в беседе с корреспондентом "Штерна".

По свидетельству журнала, "победные реляции из Израиля писались не без задней мысли: родители пытались склонить к выезду своих взрослых детей, дети - родителей". Они надеялись, что вместе будет легче жить на "земле предков", что они перестанут быть чужими в стране, где оказались не нужными никому.

ЗА КОЛЮЧЕЙ ПРОВОЛОКОЙ

Чужой оказалась и семья Полины Цирельман. В Вене их перед отправкой в Израиль разместили в специальном лагере для перемещенных лиц, организованном сионистской организацией "Сохнут". "Там все было как в тюрьме", - вспоминает Полина. Строгий режим, запрещение входить и выходить из лагеря без специального разрешения не убедили отца Полины в том, что все это лишь "профилактические меры против возможных нападений". Цирельман возмутился: "Неужели я приехал на Запад для того, чтобы жить здесь за колючей проволокой?"

Желанной свободы он не обрел и в Израиле. Работу по специальности найти было трудно. И тогда отец Полины Цирельман решил уехать из Израиля вместе с семьей.

ЧУВСТВУЮТ СЕБЯ ЧУЖИМИ

"Штерн" рассказывает и о судьбе вышеупомянутой семьи Гданьских, состоящей из семи человек. "Советский Союз для меня как сон, после которого мечтаешь, чтобы он сбылся, - говорит двадцатитрехлетний Олег Гданьский. - Здесь, на Западе, мы всегда будем чувствовать себя чужими".

Вот что пишет журнал об Александре Гданьском. "Сегодня этот квалифицированный слесарь-жестянщик старается прокормить свою семью, подрабатывая носильщиком в одном из венских отелей. Сообщения по советскому телевидению о войне с арабами, говорит он, мы считали пропагандой, рассчитанной на то, чтобы напугать нас, евреев, собравшихся выехать из СССР. В Израиле нам пообещали, что погасят все кредиты, полученные по приезде, если там останутся хотя бы только дети. Но мы знали, почему нам это пообещали. Тем самым глава семьи Гданьских высказал мнение многих израильских иммигрантов, подозревающих, что их хотят использовать как пушечное мясо в войне против арабов", - пишет "Штерн".

Воспитанные в условиях социалистического государства, эти люди не смогли смириться с чуждой им, антигуманной идеологией буржуазного общества. Мария Гданьская рассказала, что в Израиле ее поразило отношение местных евреев к палестинцам. Как-то в переполненном автобусе она уступила место беременной арабской женщине. "Мгновенно вокруг меня поднялся невообразимый шум. Все кричали, что арабские женщины производят на свет будущих террористов"

Корреспондент "Штерна" встречалась и с представителями израильского посольства в Вене. Здесь неохотно говорят о бывших советских гражданах и "переводят разговор на другие проблемы, предпочитая рассказывать парадные истории об удачливых новоселах".

Однако семьи Цирельманов, Гданьских и других бывших советских евреев такими историями уже не обманешь.

"Штерн" трудно заподозрить в симпатиях к нашей стране. На его страницах нередко публикуются материалы, тенденциозно освещающие внешнюю и внутреннюю политику Советского государства, распространяются вымыслы о мнимом нарушении прав человека в СССР, о положении советских евреев. Но даже буржуазная пресса не может скрыть от общественности Запада подлинные масштабы человеческой трагедии, вынудившей многих, покинувших в разное время Советский Союз, бежать из Израиля и стать "везде чужими".

Неустроенность и неопределенность мучают этих людей, лишившихся родины. Многие боятся за своих детей. Запоздалое прозрение!

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно