Примерное время чтения: 11 минут
80

"9-я СТУДИЯ". О ЧЕМ НАПОМИНАЕТ ЧЕРНОБЫЛЬ

В телевизионной передаче принимали участие заместитель директора Вычислительного центра АН СССР академик Н. Н. МОИСЕЕВ, заместитель директора Института атомной энергии им. И. В. Курчатова АН СССР член-корреспондент АН Л. П. ФЕОКТИСТОВ, политический обозреватель газеты "Известия" А. Е. БОВИН и политический обозреватель Гостелерадио СССР профессор В. С. ЗОРИН.

ЗОРИН. Авария на Чернобыльской атомной электростанции стала событием, вызвавшим широкий отклик за рубежом. Честные люди во всем мире проявили сочувствие советскому народу, многие предложили свою помощь и поддержку. Но, к сожалению, фактом стала и невиданная по своим масштабам антисоветская кампания, развернутая буржуазными средствами массовой информации при участии некоторых официальных деятелей. Как отметил в своем выступлении по телевидению Михаил Сергеевич Горбачев, "им нужен был повод для того, чтобы, уцепившись за него, попытаться опорочить Советский Союз, его внешнюю политику, ослабить воздействие советских предложений по прекращению, ядерных испытании, по ликвидации ядерного оружия и одновременно смягчить растущую критику поведения США на международной арене, их милитаристского курса". Давно уже мир не сталкивался с таким нагромождением лжи, фальсификаций. Что же в действительности произошло?

ФЕОКТИСТОВ. В ночь с пятницы 25-го на субботу 26 апреля произошла авария на четвертом блоке Чернобыльской атомной станции. Появился огонь, глухие звуки. Все это носило характер не очень сильного взрыва.

Реактор АЭС - канального типа. В нем около 1700 каналов - труб из циркониевых сплавов. Внутри этих труб находятся тепловыделяющие урановые элементы. Вода, охлаждающая эти элементы, разогревается и превращается в пар, который, вращая турбины, вырабатывает электроэнергию.

Тепловыделяющие элементы реактора - твэлы - сделаны таким образом, что радиоизотопы полностью остаются внутри них. Однако при аварии произошла разгерметизация твэлов. Часть накопившихся изотопов оказалась выброшенной наружу. В этом была основная беда.

ЗОРИН. Можно ли ее сравнить с ядерным взрывом?

ФЕОКТИСТОВ. Я понимаю, для человека атомная энергия в реакторе и атомная энергия в атомной бомбе взаимосвязаны. Само слово "атомная" как бы объединяет эти понятия.

Но нужно различать механическое действие и радиоактивность. В данном случае механическое воздействие никак не сопоставимо с ядерным взрывом. Сама конструкция станции это исключает.

В отношении же радиоактивности положение сложнее. За годы эксплуатации реактора идет накопление радиоактивных изотопов. Часть из них распадается и теряет радиоактивность, а часть продолжает жить в твэлах. Радиоактивный выброс в результате аварии на АЭС - это немало для мирных условий, но и не баснословно много, особенно если это сопоставить с ядерной войной.

БОВИН. Если бы, скажем, 24 апреля - за два дня до аварии - вас спросили, насколько она вероятна, что бы вы ответили?

ФЕОКТИСТОВ. Что такое совершенно невероятно. Если бы причина была проста и очевидна, то она была бы заранее предусмотрена и исключена. Варианты всевозможных аварий "проигрываются", экспериментально исследуются, а затем производится соответствующая регулировка реактора. И все- таки аварии происходят. Когда мы сталкиваемся с любой сложной техникой, предусмотреть все возможные комбинации причин очень сложно. А здесь была какая-то сложная причина. Те, кто к этому причастен, считают своим долгом распутать этот клубок и выяснить ее, но это очень непросто и потребует времени.

ЗОРИН. Александр Евгеньевич Бовин в момент аварии на Чернобыльской АЭС находился в США и был непосредственным свидетелем злонамеренной антисоветской кампании, поднятой буржуазной пропагандой.

БОВИН. То, что я увидел в США в эти дни, просто чудовищно. Какие-то сплетни, слухи, ложь!

Произносились и слова сочувствия, но они тонули! Вся тональность, стиль, сам характер подачи материала были такими, чтобы вызвать к нам неприязнь, недоброжелательство. По американскому телевидению и радио исполнялся какой-то чудовищный безнравственный танец, газеты пестрели огромными заголовками: "15 тысяч закопано в братской могиле", "Украина опустела" и т. п.

Через два дня выясняется, что во время взрыва погибло два человека. Об этом сообщили, но как-то с явным недоверием. И даже сожалением и обидой: ну если не 15 тысяч, то хотя бы две тысячи.

А сколько разговоров про ужасные радиоактивные облака! Составлялись карты, на которых эти облака затягивали север, юг Европы, весь Советский Союз, Японию, Америку. И ни слова о том, что это "путешествие" облака было безвредно для людей.

ЗОРИН. Западная печать продолжает нагнетать обстановку вокруг существования радиоактивной опасности. Как в действительности обстоит дело?

ФЕОКТИСТОВ. Положение сложное непосредственно вблизи станции. Там все усилия направлены на ликвидацию последствий аварии. Однако преувеличивать опасность не следует.

К тому же не надо забывать, что радиация вокруг Чернобыля не останется такой, она будет спадать.

МОИСЕЕВ. Мы вступили в эпоху, когда у нас в руках оказывается все более сложная и опасная технология. И мы во все большей степени оказываемся в силах использовать мощные скрытые силы природы. Когда-то, вероятно, и огонь тоже был опасным. Но люди научились его обуздывать. Теперь люди должны научиться использовать ядерные силы природы. Еще неизвестно, с чем нам придется столкнуться в будущем, какие еще скрытые силы природы окажутся в наших руках. Мы должны быть к этому готовы, потому что вступаем в век совершенно новых технологий и новых возможностей.

Одним из важных моментов при этом является необходимость международного сотрудничества. Мне кажется, с позиции того опыта, который мы приобрели за последние годы, можно было бы заранее оценить и возможные последствия распространения облаков, и характер выпадения радиоактивных осадков. Люди заблаговременно должны знать, что опасно, а что нет. Ибо нельзя исключать, что в силу разных причин, в том числе и международного терроризма, какой-нибудь склад боеприпасов, допустим, около Франкфурта не взлетит на воздух. Что при этом получится, должно быть известно. И здесь необходимо не только международное сотрудничество, но и международная гласность.

ЗОРИН. В последнее время на страницах ми-розой печати появились сведения, до этого не очень хорошо известные, - о различного рода авариях на атомных электростанциях США, Англии и других западных стран. Недавно, в частности, находящийся в оппозиции к рейгановской администрации влиятельный американский конгрессмен Эдвард Марки цитировал доклад официальной комиссии, в котором перечислены 12 наиболее серьезных аварий, происшедших уже в нынешнем году с американскими атомными реакторами, но о которых общественность должным образом проинформирована не была.

Все это, а также авария на нашей атомной электростанции дали пищу международной дискуссии о будущем ядерной энергетики.

ФЕОКТИСТОВ. Случаются аварии и на химическом производстве. Так что же? Не строить и химические заводы? Вообще человеку, может быть, не надо выходить на улицу, чтобы не подвергать жизнь свою опасности, потому что бывают транспортные и другие происшествия?

МОИСЕЕВ. Помните, как с появлением автомобиля в Англии был принят закон о том, что впереди автомобиля должен бежать человек с предупреждающим флажком?

ФЕОКТИСТОВ. Благосостояние человека пропорционально количеству произведенной энергии на душу населения.

Кроме того, никакой серьезной альтернативы термоядерной энергии сегодня нет. Солнечная энергия - это пока экономически несостоятельно. Органическое топливо не только исчерпывается, оно экологически вредно - "съедает" большое количество кислорода и выделяет примерно такое же количество углекислоты, выбрасывает в воздух много сажи и пыли. Хотя и принимаются меры по обеспечению экологической чистоты производства, все же идут кислотные дожди.

МОИСЕЕВ. Да, это явление международное. Хороший уголь, который дает малый выброс вредных химических соединений в атмосферу, уже практически кончился, мы вынуждены сейчас использовать уголь, который дает огромный выброс в атмосферу всяких вредных составляющих. Атомная энергетика гораздо более чиста экологически.

БОВИН. А как решается проблема радиоактивных отходов? Противники атомной энергетики часто ссылаются на опасность скопления таких отходов.

ФЕОКТИСТОВ. Это сложная техническая проблема. Сейчас отходы складируются в скальных породах, иногда остекловываются.

Важно предусмотреть, чтобы те осколки, которые сохраняют радиоактивность миллионы лет, не могли повредить будущим поколениям.

МОИСЕЕВ. Ядерный век предъявляет к науке особые претензии и требования. Мы должны научиться предугадывать, потому что каждая ошибка обходится очень дорого. С другой стороны, из каждой трудности, беды надо уметь извлечь определенный урок. Чернобыльская авария - общая беда, она должна послужить уроком не только для нас, но и для всего земного шара.

Мы не только легко регистрируем каждый взрыв, производимый в Неваде, но мы также регистрируем изменение химического состава атмосферы в Москве в результате этого подземного взрыва. Вот какой маленькой оказывается наша планета сегодня.

Я был участником международной программы по изучению экологических последствий ядерной войны. Были выпущены документы, которые подытожили ряд очень важных работ, проведенных в разных странах. Такая практика осуществления больших международных программ должна быть расширена.

ЗОРИН. Мне кажется удивительным и беспокоящим обстоятельством, что на Западе, подняв пропагандистскую волну вокруг Чернобыля, как бы совсем забыли об огромном количестве ядерных зарядов, накопленных в мире. Тем самым буржуазные деятели пытаются уйти от каких-либо выводов, увести в сторону общественное мнение.

БОВИН. Да, действительно, мы сидим на ядерной бочке. Выброс радиоактивных веществ на Украине сделал более рельефной насущнейшую политическую проблему современности - ядерное разоружение. Настойчивая политика СССР, направленная на достижение ядерного разоружения - это воплощение реального гуманизма. Может быть, можно придумать какую-то альтернативу атомной энергии, а ядерному разоружению никакой альтернативы нет..

Возьмем, к примеру, проблему, которая могла быть уже близка к решению, - запрещение ядерных испытаний.

Недавно американская газета "Вашингтон пост" сообщила, что во время этих испытаний было 97 выбросов радиоактивных газов, несмотря на различные меры предосторожности. Но дело даже не в этой опасности, а в том, что запрещение ядерных взрывов - это реальный путь торможения гонки вооружений. Понимая это, хотя американская сторона продолжает говорить "нет", Советский Союз сделал еще один благородный и мужественный шаг - продлил свой односторонний мораторий до 6 августа.

Вашингтон все время твердил о контроле. Сейчас ситуация такая, когда есть возможность договориться о контроле. Так теперь американцы говорят: пока существует ядерное оружие, мы будем проводить испытания. Наша же логика такая: чтобы создать условия для сокращения этого оружия, нужно запретить испытания. А они все переворачивают с ног на голову. Министр обороны США Уайнбергер недавно заявил: вот когда мы программу "звездных войн" реализуем и тем самым, мол, "сделаем ядерное оружие устаревшим", - вот тогда будем договариваться о его запрещении.

Ну какая же это логика? И пропагандистский шум, поднятый по поводу чернобыльской аварии, - своего рода дымовая завеса, чтобы увести людей от действительно самых актуальных проблем ядерного разоружения.

ЗОРИН. Я думаю, что антисоветская кампания готовилась независимо от чернобыльской трагедии. Соединенным Штатам нужен был только повод.

Такое было и раньше. Вспомните, например, когда определенные круги в США в конце 70-х годов выступали против Договора ОСВ-2, уже подписанного в Вене, была придумана версия о какой-то мифической советской военной бригаде на Кубе и с помощью пропагандистской кампании вокруг этого ратификация договора была провалена.

Что-то подобное и теперь. США в последнее время оказались в глухой политической обороне. СССР выдвигает одно конструктивное предложение за другим, предложения, которые встречают понимание и поддержку широких кругов международной общественности. И каждый раз из Вашингтона мир слышит очередное "нет". В этих условиях и предпринята попытка использовать беду, которая произошла в нашей стране, для того, чтобы раздуть антисоветскую кампанию и отвлечь внимание международной общественности от такой позиции Вашингтона.

Обобщая политические выводы, которые следует сделать из чернобыльской трагедии, Михаил Сергеевич Горбачев подчеркнул: "Мы понимаем: это еще один удар колокола, еще одно грозное предостережение о том, что ядерная эпоха требует нового политического мышления и новой политики.

Это еще больше укрепило нас в убеждении, что внешнеполитический курс, выработанный XXVII съездом КПСС, верен, что наши предложения о полной ликвидации ядерного оружия, прекращении ядерных взрывов, создании всеобъемлющей системы международной безопасности отвечают тем неумолимо строгим требованиям, которые предъявляет к политическому руководству всех стран ядерный век".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно