Примерное время чтения: 5 минут
110

ЭРИКССОН ОБ УРОВНЕ ЖИЗНИ В ШВЕЦИИ. "Это удается далеко не всем..."

Когда статья готовилась к печати, в Москву по приглашению ВЦСПС приехал шведский профсоюзный деятель Юнгве Эрикссон. Мы решили воспользоваться случаем и узнать мнение шведа о поднятых в статье вопросах.

Юнгве Эрикссону 56 лет, живет он в небольшом городке Укселёсунде, что в 120 км к югу от Стокгольма. По специальности Юнгве взрывник и является членом профсоюза строителей.

- У меня нет под рукой статистического справочника, чтобы проверить точность приведенных в статье данных, - сказал Эрикссон. - Но в этом и нет особой необходимости: ухудшение жизненного уровня трудящихся в нашей стране за последние 10 лет невозможно оспаривать. Для меня и моих товарищей каждый год, начиная с середины 70-х, означал сокращение реальной зарплаты на 1 - 2%. Только сейчас, в результате последних соглашений о зарплате, профсоюзам удалось стабилизировать ее уровень.

Но это никак не компенсирует то, что мы потеряли. За годы правления буржуазных партий (1976 - 1982) было разрушено многое в социальной области, прежде всего в сфере здравоохранения, образования, пенсионного обеспечения. Сейчас кое-что меняется в лучшую сторону: повышены пособия по безработице, отменен первый не оплачиваемый по болезни день, принят закон о трудоустройстве молодежи. Но этого явно мало.

Меня трудно назвать среднестатистическим шведом. Прежде всего потому, что я живу один: четверо моих детей выросли и разъехались. Во-вторых, у меня редкая и хорошо оплачиваемая работа. С 50-х годов я практически не был безработным. Думаю, что не потеряю работы и до пенсии.

Поэтому в отличие от "среднего" шведа я не пользуюсь никакими социальными пособиями. Живу на зарплату, что, конечно, получается далеко не у всех. Когда дети были маленькими, было гораздо труднее. Я зарабатываю 10 тыс. крон в месяц. Живу в небольшом городке, поэтому на налоги и квартплату у меня уходит меньше, чем если бы я жил в большом городе: на уплату налогов идет чуть больше 40% зарплаты, а за квартиру я плачу 2200 крон в месяц. Но за эту же квартиру всего 2 года назад я платил 1600 крон, т. е. за 2 года квартплата выросла на треть! И тем не менее я не ропщу: в Стокгольме она была бы еще раза в три выше.

После квартплаты самая большая статья расходов в моем бюджете - это продукты питания. Цены на них растут быстрее, чем общий уровень цен. Мясо стоит сегодня, к примеру. 70 крон за килограмм, масло - 35, рыба - 50 крон. У меня дома большая морозильная камера, и я пытаюсь экономить, покупая сразу оптом (что дешевле) мясо и рыбу. Но все равно питание обходится мне в. 1,5 тыс. крон в месяц. В большинстве знакомых мне семей, где есть дети, мясо едят далеко не каждый день.

В отличие от "среднего" шведа я не гонюсь за "статуспрюляр", т. е. престижными вещами. Больше всего люблю рыбалку и отправляюсь на побережье на своем стареньком автомобиле. Там мне нередко приходится наблюдать интересную картину: одна за другой подъезжают новенькие машины с длинными пластиковыми чехлами для виндсёрфера на крышах. Сейчас это самая что ни на есть престижная в Швеции вещь. Эти отдыхающие ставят палатки, купаются, загорают, а затем, так и не сняв чехлов, едут обратно. У меня сильное подозрение, что в чехлах ничего нет. И нужны им эти чехлы на крыше автомобиля лишь для того, чтобы произвести выгодное для себя впечатление: мол, мы - не из бедных.

Если говорить о "новых бедных" и "новых богатых", о которых пишете вы в своей статье и о которых пишет сегодня вся шведская печать, то это две стороны одной медали: полмиллиона получателей пособий по бедности - и 70-кратный рост объема сделок на стокгольмской бирже в 80-е годы. Скандалы с "новыми богатыми" вроде Рефаата - владельца фирмы "Фермента" - продемонстрировали полную бесконтрольность бизнеса со стороны общественности и бессовестное надувательство монополиями мелких держателей акций. Большинство "новых богатых" появилось в результате биржевых спекуляций, а не каких-то прорывов в промышленной или научной области. А это значит, что промышленность не получила ни одного нового рабочего места.

Мой самый большой интерес в жизни, - рассказывает Эрикссон, - это международное сотрудничество профсоюзов. Хотя у нас с вами и расходятся мнения по многим вопросам, в главном мы единодушны: прекращение гонки вооружений приведет к огромному росту благосостояния трудящихся во всем мире. Здесь, в Москве, мы много узнали о радикальных изменениях в вашей стране, о перестройке. Желаю читателям "Аргументов и фактов" и всем советским трудящимся огромных успехов.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно