108

Тираж журнала "Дружба народов" - 150 тыс. экз. Размышляя о насущном

На вопросы нашего корреспондента В. Волкова отвечает главный редактор журнала "Дружба народов" С. БАРУЗДИН.

КОРР. Сергей Алексеевич, события, имевшие место в Алма-Ате, оказались для многих неожиданными. Значит, в национальных отношениях еще много проблем. Как вы думаете, есть ли в этом доля вины историков, писателей, журналистов?

БАРУЗДИН. Поскольку мы с уверенностью считали, что национальный вопрос у нас в стране решен, то мало обращали внимания на те проблемы, застойные явления, которые накапливались.

Признаюсь, что в повседневной работе в "Дружбе народов" и мы порой не всегда стратегически точно реагировали на различные глубинные процессы, протекающие в жизни и литературах братских республик.

Сейчас с полной очевидностью можно сказать, что всем нам еще очень недостает культуры межнациональных отношений. Иногда российские писатели, без злого на то умысла, каким-то образом задевают национальные чувства других народов. Мне вспоминается в связи с этим полемика, развернувшаяся на VIII съезде писателей СССР по поводу рассказа В. Астафьева "Ловля пескарей в Грузии". Рассказ резко критиковали грузинские писатели, видя в нем образчик национализма, шовинизма. А вот, скажем, если бы эта "ловля" состоялась в РСФСР или Белоруссии, была бы ответная реакция? Ответить на этот вопрос трудно, но думаю, что скорее всего это произведение так публично бы не обсуждалось.

Но бывает и так, что национализм проскальзывает в иных устных и письменных спорах между деятелями культуры и науки некоторых союзных республик, когда ими с легкостью искажаются исторические факты, делаются попытки присвоить культурные ценности соседей, и тогда все лихорадочнее становится бег назад, к "обратному" финишу, чтобы завоевать приз древности. Это не что иное, как проявление эгоизма, чванства.

Недавно я вернулся из Алма-Аты, где главные редакторы республиканских литературных журналов, выходящих на русском языке, спорили о своих задачах, говорили о проблемах.

Выяснилось, что все мои коллеги работают вразнобой. Одни считают, что их основная задача - переводить национальную прозу, поэзию на русский язык. Другие уверены, что должны быть как бы русской секцией, землячеством в республике, печатать только русскоязычных авторов, живущих в республиках, хотя больших талантов среди них не так много.

Стоит ли ломать копья, когда главное, чем должны заниматься эти журналы, - пропагандировать для русского населения республики лучшие произведения советской многонациональной литературы. Только в этом случае будет видна их интернациональная миссия.

В итоге решили, что объединенный редакционный совет, создаваемый при журнале "Дружба народов", поможет координировать действия республиканских журналов на русском языке.

КОРР. Как вы отнеслись к решению о создании в Москве Театра дружбы народов?

БАРУЗДИН. Вопрос этот назрел давно. Горячие споры развернулись вокруг того, что это должно быть: сценическая площадка для театров, приезжающих в Москву из союзных республик, или принципиально новый театр с постановочной труппой. Второе предложение кажется мне полностью нереальным, так как неясно, из кого должна состоять национальная труппа. Смогут ли, скажем, литовец и татарин, грузин и якут предстать перед зрителем сплоченным профессиональным коллективом, не разъединит ли их языковой барьер? По-моему, путь может быть только один: на сцене театра должны выступать приезжающие артисты, но обязательно с репертуаром, имеющим общесоюзное звучание.

КОРР. Как вы, в целом, воспринимаете перемены, происходящие в нашем литературном процессе?

БАРУЗДИН. Дух творчества, который существует в политической, экономической, социальной жизни нашего общества в последнее время, в литературе отразился, увы, формально. Нынешний лозунг - "ускорение" - литературе в прямом смысле, по-моему, противопоказан. Если у нас завтра будут появляться целые серии романов, на так называемые злободневные темы, то в лучшем случае это будут романы-однодневки.

Говоря об общественном литературном процессе, замечу, что волна перестройки, к сожалению, подняла на трибуну и на все наши собрания и ту муть, которая, прикрываясь новыми лозунгами, пытается сводить те же самые групповые счеты. Причем это делают в основном писатели, которые в силу своих ограниченных способностей ничего хорошего создать не могут.

Конечно, беспокоит и то, что мало еще попыток приступить в литературе к осмыслению нового этапа нашей жизни. Мы достаем с полок то, что по тем или иным причинам не было опубликовано ранее. Но пройдет 2 - 3 года - и что мы будем печатать тогда? Нужны новые яркие произведения современников.

КОРР. Но во время прямой телевизионной передачи, где на вопросы зрителей отвечали сотрудники и авторы журнала "Дружба народов", вы сказали, что теперь редакции стало значительно легче работать.

БАРУЗДИН. Да, это так. Мы смогли наконец-то напечатать повесть В. Тендрякова "Чистые воды Китежа", "Исчезновение" Ю. Трифонова, на русском языке впервые опубликован роман О. Гончара "Собор". Особенно грустно складывалась судьба романа А. Рыбакова "Дети Арбата". Он был написан двадцать лет назад, анонсировался и... не печатался. Полгода назад автор принес его к нам. Первую часть романа мы уже напечатали, получили много читательских откликов. Вскоре опубликуем вторую книгу этого романа "Тридцать пятый и другие годы", а в 1989 г. - и третью.

КОРР. В ходе передачи вы получили от телезрителей свыше 500 вопросов, а ответили далеко не на все. Собираетесь ли вы это сделать?

БАРУЗДИН. В 12-м номере "Дружбы народов" мы ответим на большинство вопросов телезрителей.

КОРР. На вашем столе я вижу •опрос читателя из Ленинграда о деятельности неформальной организации "Память". Может быть, ответите на него через "АиФ" сегодня?

БАРУЗДИН. Во главе этой организации встала группа не очень честных, порядочных и отнюдь не патриотичных людей. Они жонглируют цитатами "исторических личностей" и скорее уводят народ от памяти, чем возрождают ее. Оживлять нужно то, что мы утратили, но далеко не все, что было раньше - скажем, в годы царизма. А взять тот антисемитский душок, витающий над "Памятью"! Нельзя же забывать, что чувство интернационализма всегда было присуще русскому народу.

КОРР. Не создалось ли у вас впечатление, что в последнее время Дни литератур в союзных республиках не отличаются деловитостью, выливаются в манифестации, где много красивых и возвышенных слов о дружбе, единении, расцвете, и мало реальной заботы, поддержки республиканских писателей? Не обесцениваем ли мы эти встречи?

БАРУЗДИН. Отрицать не буду, все это в недалеком прошлом было. Перемены к лучшему уже в какой-то мере наметились, прибавилось деловитости, но Дни нужно совершенствовать. Путей для этого много. Считаю, что на таких встречах обязательно должны проходить читательские конференции. И пусть на них выступят не сто пять, как это бывало раньше, а пять писателей, но ответят на самые жгучие вопросы. И главные редакторы наших "толстых" журналов не должны стоять в стороне.

КОРР. Мне не раз доводилось слышать о том, что качество переводов, особенно поэтических, с национальных языков в целом низко. А когда за дело берутся известные поэты, они настолько переделывают текст "под себя", что автор получает ему не принадлежащие лавры.

БАРУЗДИН. Такое действительно случается. Но гораздо чаще бывает, что автор из республики, желая быть опубликованным в общесоюзном издании, с легкостью "подмахивает" любой серый перевод, не понимая, что тем самым рубит сук, на котором сидит. Мало того, что его стихи не будут читать, он отбивает охоту у читателей познавать нашу национальную поэзию.

КОРР. Сергей Алексеевич, вы многих государствах. Недавно даже посетили Израиль - страну, с которой у нас нет дипломатических отношений. Какова была цель этой поездки?

БАРУЗДИН. В Израиль я ездил по линии Союза советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами (ССОД). Проехал всю страну, встречался с активистами организации "Движение дружбы Израиль - СССР". Они очень тепло относятся к нашей стране, отмечают наши национальные праздники, особенно День Победы, так как справедливо считают, что Советская Армия спасла евреев от уничтожения фашистами.

Много встреч было и с "бывшими". Их отношение к своей прежней родине далеко не однозначно. Есть откровенные враги, а есть и те, кто в складчину покупает к телевизору антенну-"тарелку" за 4 тыс. долл. и со слезами на глазах смотрит передачи Центрального телевидения. На улицах, площадях нам старались вручить письма на имя наших государственных деятелей с просьбой о возвращении.

Положение же писателей, приехавших из СССР, и вовсе трагично. Ицхак Мерес, например, был довольно известен литовскому, да и русскому читателю. Сейчас он продолжает писать на литовском языке, кто-то переводит его рассказы на иврит, но их никто не читает. Такая же судьба и у Давида Маркиша, который пишет на русском языке исторические трактаты. Судьба этих людей подтверждает известную истину: отрыв от родины всегда трагичен для писателя.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно