Примерное время чтения: 7 минут
118

ТОЧКА ЗРЕНИЯ. Видеть логику истории

Окончание беседы нашего корреспондента И. ЛАРИНОЙ с видным советским историком, членом-корреспондентом АН СССР П. ВОЛОБУЕВЫМ.

КОРР. Троцкому справедливо ставят в вину, что, будучи председателем Петроградского Совета, он оттягивал вооруженное восстание до открытия II съезда Советов.

ВОЛОБУЕВ. Против восстания выступили только два члена ЦК - Зиновьев и Каменев, которых Ленин назвал тогда "штрейкбрехерами". Что же касается Троцкого, то у него была своя концепция революции, отличавшаяся от ленинской, и тем не менее он принял в ней активное участие.

Троцкий, как политик, склонялся к административному, военно-волевому и приказному стилю.

Его взгляды, мнения и оценки были неустойчивы и менялись достаточно часто - как писал Ленин, "никогда еще, ни по одному серьезному вопросу марксизма Троцкий не имел прочных мнений, всегда "пролезая в щель" тех или иных разногласий и перебегая от одной стороны к другой". Не говорю уже о том, что впоследствии троцкизм принес немало вреда, а сам Троцкий логикой внутрипартийной борьбы поставил себя вне партии, пришел к антисоветизму, был выслан из Москвы, а в 1929 г. коллективным решением ЦК выслан за границу.

КОРР. Получается, что Ленин, лучше других знавший "грехи" Троцкого, Каменева, Зиновьева, Бухарина и все же с максимальной пользой использовавший их на руководящей работе, считал вполне допустимой борьбу мнений в партии и, по крайней мере, не видел в ней ничего криминального...

ВОЛОБУЕВ. Ленин считал борьбу мнений в партии явлением нормальным и естественным, за исключением тех случаев, когда эта борьба переходила границы внутрипартийной демократии, приводила к фракционности. Тех, кто расходился с ним во взглядах, Ленин пытался разубедить, не прибегая к оргвыводам и тем более к "сечению голов". Вы спросите, каковы причины внутрипартийных разногласий и борьбы?

Одна из причин состоит в том, что в революционные эпохи история движется быстро и делает крутые повороты, и потому порой возникает противоречие между теоретическими представлениями, которые в это время устаревают быстрее обычного, и новой исторической ситуацией. Не все успевают этот разрыв уловить и в соответствии с новой ситуацией подправить старые теоретические положения, как это умел мастерски делать Ленин. Именно этим, как мне кажется, во многом объясняются разногласия и споры между руководящем деятелями большевистской партии в период революции.

Такие споры вызвали, к примеру, знаменитые "Апрельские тезисы" (1917 г.), в которых речь шла о дальнейших перспективах революции. Каменев и другие "старые большевики" придерживались выдвинутой Лениным еще в 1905 г. формулы о том, что буржуазно-демократическая революция закончится лишь тогда, когда будет установлена революционно-демократическая диктатура пролетариата и крестьянства, и на этом основании утверждали, что буржуазная революция в России не закончена. Ленин, проанализировав новую ситуацию, пришел к выводу, что это не так, и выдвинул лозунг перехода к социалистической революции, причем вначале многие деятели ЦК его не поняли и не поддержали.

Или другой пример. В свое время большевики, и Ленин в том числе, придерживались общей формулы о том, что в случае прихода пролетариата к власти в определенных условиях ему придется вести революционную войну против мирового империализма. Но в 1918 г. у Советского государства не было сил для революционной войны, и Ленин, понимая это, настаивал на заключении с Германией Брестского мира, в то время как Бухарин и другие левые, руководствуясь старой большевистской формулой, требовали начать революционную войну.

В этом было их заблуждение и трагическая ошибка.

КОРР. В чем вообще заключалась сталинская концепция Октябрьской революции?

ВОЛОБУЕВ. Главной идеей Сталина была идея "двух вождей" - его самого, Сталина, и Ленина, возглавивших революцию. Другим краеугольным камнем сталинской концепции Октябрьской революции была теория о наличии в руководстве партии закоренелых злодеев и заведомых предателей.

Причем если первая идея - "двух вождей" - была отброшена после XX съезда партии (в ее развенчании большая личная заслуга принадлежит академику Б. Н. Пономареву), то вторая, как видим, до сих пор до конца не преодолена и в той или иной мере продолжает функционировать в нашей исторической литературе. Именно поэтому я говорю о том, что в вопросах освещения внутрипартийных разногласий" и фракционной борьбы надо вернуться к ленинскому методологическому подходу.

КОРР. Павел Васильевич, вы критикуете сталинские схемы и концепции, а как вообще вы оцениваете деятельность И. Сталина? Я задаю этот вопрос еще и потому, что, судя по читательской почте, отношение к личности Сталина очень неоднозначное.

ВОЛОБУЕВ. Для меня это трудный вопрос. В свое время я, как и все мое поколение, был им ослеплен, я был "сталинистом". Теперь, когда прошло уже много лет после XX съезда КПСС, все, естественно, воспринимается иначе.

Прежде всего должен сказать, что, вероятно, надо различать разные этапы в жизни и деятельности Сталина. Одно дело Сталин 20-х гг., другое - начала 30-х, третье - второй половины 30-х - начала 50-х гг., когда он добился установления режима своей личной власти.

Я считаю, например, что Сталин несет ответственность за наши поражения в 1941 - 1942 гг., как об этом говорил на страницах "АиФ" академик А. Самсонов. Но в то же время, мне думается, его жесткая требовательность, его стойкость и железная воля, непререкаемый авторитет сыграли положительную роль в исходе войны.

Личная виновность Сталина в массовых репрессиях для меня не подлежит сомнению.

В то же время, должен сказать, некоторые теоретические работы Сталина начала 20-х гг., в которых, в частности, выдвигалась идея о России как о слабом звене в цепи империализма, сохраняют свое значение и в наши дни, хотя в общем и целом Сталину было свойственно схематизировать и догматизировать взгляды Ленина по коренным проблемам социалистической революции и строительства социализма.

С именем Сталина и его активным участием связано, в конечном счете, и преобразование слабой, отсталой России в крупное индустриальное современное государство, хотя, на мой взгляд, из-за просчетов и ошибочных установок Сталина это преобразование было куплено дорогой ценой.

КОРР. Павел Васильевич, среди определенной части молодежи, да и людей постарше, популярны идеи культа "сильной личности". Чем это, по-вашему, объясняется?

ВОЛОБУЕВ. Вопрос сложный, и однозначного ответа на него, наверное, нет. На мой взгляд, "вождистские" настроения стали реакцией на застойные явления в нашем обществе, которые сейчас осуждены в партийных документах.

Надо учитывать также исторические корни и особенности социальной психологии масс - ведь наша страна до 1917 г. не имела демократических традиций, и вплоть до первой мировой войны в народе еще были сильны монархические иллюзии и идеи, вера "в государя".

Вместе с тем я считаю, что в этом влечении к сильному руководству есть элементы здорового начала. Ни одна партия, ни одно революционное движение, ни одна страна не может обойтись без авторитетных вождей, политических руководителей, и массы, если хотите, инстинктивно это чувствуют, особенно в наше сложное и ответственное время. Другое дело, когда создается культ личности одного из вождей или, хуже того, на этой идеологической основе устанавливается режим его личной власти. Партия сурово осудила культ личности Сталина.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно