Примерное время чтения: 10 минут
2961

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ. Ленин и Мартов: друзья-враги

В. Ленина и Ю. Мартова называли друзьями-врагами. Когда Мартов умер в 1923 г. в Берлине, больному Ленину об этом не сказали, поскольку боялись, что с ним может случиться удар.

Политические взгляды Мартова и Ленина поначалу сходились: оба были марксистами. Но затем из одной, марксистской идеологии выросли две другие противоположные друг другу - демократический социализм (меньшевизм) и революционный социализм (большевизм). О том, каковы были основные расхождения между двумя этими идеологиями, наш корреспондент И. СОЛГАНИК беседует с доктором исторических наук Г. ЙОФФЕ.

- Расхождения между Лениным и Мартовым я бы объединил в три группы в соответствии с хронологией. Первая - расхождения по организационному вопросу, которые обнаружились на II съезде РСДРП (1903 г.).

Ленин утверждал, что в условиях самодержавия пролетарская партия должна стать "организацией профессиональных революционеров", дисциплинированной, выстроенной сверху вниз: "идея централизма должна пронизать собою весь устав". Основная область деятельности партии - нелегальная, подпольная. А легальные организации должны играть вспомогательную роль - прикрывать нелегальное ядро.

- По этому поводу меньшевистская новая "Искра" в 1903 г. писала: "Ленин хочет такую партию, которая представляла бы собою огромную фабрику во главе с директором в виде ЦК, а членов партии превратить в "колесики и винтики".

Мартов говорит также о "гипертрофии централизма" ленинского плана, о том, что ленинская чрезмерно нейтралистская организация опасна тем, что в ее центре может оказаться "неспособное лицо".

Вслед за Троцким Мартов обвиняет Ленина в "бонапартизме", в том, что он хочет установить в ЦК свое господство. Ленин отвечает: "До какой степени глубоко мы расходимся здесь политически с тов. Мартовым, видно из того, что он ставит мне в вину это желание влиять на ЦК, а я ставлю себе в заслугу то, что я стремился и стремлюсь закрепить это влияние организационным путем".

Видимо, Ленин был по-своему последователен и логичен, учитывая, что главной своей целью он ставил вооруженное восстание, захват власти большевиками - демократическая партия вряд ли могла бы этого достичь.

- Конечно, у Ленина была своя логика и своя правота. Но несомненно также и то, что ленинская модель, выдвинутая еще в книге "Что делать?", а затем предъявленная на II съезде РСДРП, позднее привела к превращению партии в закрытую, ограниченную, полностью находящуюся под контролем "вождя" организацию. Ленинская модель повышала "боевую готовность" партии, но сужала ее демократизм.

А теперь - точка зрения Мартова. Он считает, что партия должна быть демократичной, массовой, включать всех, кто хочет помочь освобождению рабочего класса, и действовать легально. А подпольные партийные организации нужны для того, чтобы помогать открытой массовой партии.

Мартов тоже был по-своему логичен и по-своему прав. Его модель перекрывала пути гипертрофированному централизму в партии, должна была усилить ее демократический характер. Да, она могла снизить "боевитость" партии, но зато исключала авторитарные тенденции, превращение в "винтики" рядовых членов.

Как известно, на II съезде РСДРП формула Ленина получила большинство. Мартов остался в меньшинстве. Так в связи с расхождением по оргвопросу возникли два течения в российской социал-демократии - большевизм и меньшевизм.

- Наверное, самые глубокие расхождения между большевиками и меньшевиками были не в их конечной цели (социализм), а в том, что значил для них социализм и какими методами его хотели строить. Ленинцы считали, что этой цели смогут достичь, только взяв власть в свои руки. Ленинская установка, начиная со II съезда партии, была неизменной: власть через вооруженное восстание ("коренной вопрос всякой революции есть вопрос о власти"). Мартов был против вооруженного восстания.

Не получается ли так, что в этом вопросе Мартов был марксистом больше, чем Ленин? По Марксу, общество не может перескочить через естественные фазы развития, и революция может произойти только в индустриально развитой стране в результате развития самого капиталистического общества, его внутренних законов. По Ленину - революция может произойти и в отсталой стране в результате вооруженного переворота.

- Отвечая на этот вопрос, скажу о второй группе расхождений между Мартовым и Лениным, которые можно назвать политико-стратегическими.

Почему Ленин стремился создать боевую партию профессиональных революционеров? Потому, что с ее помощью большевики рассчитывали свергнуть царизм и прийти к власти, добиться, по мысли Ленина, относительно быстрого перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую.

Меньшевики, в том числе Ю. Мартов, исходили из того, что буржуазная революция должна привести к власти буржуазное правительство, которое будет содействовать капиталистическому развитию страны. Социал- демократия в этих условиях должна играть роль политической оппозиции. Задачу социалистического преобразования страны социал-демократы могут поставить лишь после того, как для этого вызреют экономические и общественные условия.

Конечно, концепция Мартова выглядит более марксистски-ортодоксальной, концепция Ленина - более новаторской.

Мы всегда подчеркивали идеологическую природу расхождений Ленина и Мартова, что, безусловно, справедливо, но неоправданно игнорировали разницу их темпераментов, которая тоже имела немалое значение. Ленин был человеком огромной воли, беспощадным к противникам, резким в высказываниях. О Мартове один из его сподвижников, меньшевик Д. Далин писал: "Мартов был скорее человеком интеллекта, чем большой воли. Больше мыслитель и писатель, чем генерал, он пользовался авторитетом благодаря уму и страстной преданности своей идее, но нуждался в коллеге-вожде, который при нем держал бы в руках разветвленный аппарат, вел практическую работу...".

- Была ли, по-вашему, демократическая альтернатива Октябрю, идея которого, как известно, не находила полной поддержки даже среди большевиков, не говоря уже о других партиях?

- Мы наконец подошли к последней группе противоречий между большевиками и меньшевиками.

Мартов вернулся в Россию из Швейцарии спустя месяц после Ленина - в мае 1917 г. Вот отрывок из его письма в Швейцарию, написанного летом: "Страна разорена (цены безумные, значение рубля равно 25 - 30 коп., не более). Город запущен до страшного, обыватели всего страшатся - гражданской войны, голода, миллионов бродящих солдат и т. д. Если не удастся привести очень скоро к миру, неизбежна катастрофа. Над всем тяготеет ощущение чрезвычайной "временности" всего, что свершается. Такое у всех чувство, что все это революционное великолепие на песке, что не сегодня - завтра что-то новое будет в России - то ли крутой поворот назад, то ли красный террор считающих себя большевиками, но на деле настроенных просто пугачевски".

Уже в начале июля Мартов выдвинул идею единения всех демократических сил, создания однородного социалистического правительства. Эта идея отмежевала Мартова от правых меньшевиков, которые вошли в коалицию с буржуазными партиями, и прежде всего - кадетами, но в то же время и от большевиков, требовавших, как известно, передачи всей власти только Советам.

Между тем политический компромисс, без преувеличения, мог бы стать поворотным пунктом в революции: обеспечить ее мирное развитие и предотвратить гражданскую войну. Но компромисс не состоялся. Опасаясь быстрой большевизации масс и Советов, правые меньшевики и эсеры к концу сентября 1917 г. вернулись к политике правительственной коалиции с кадетами. С одной стороны, это окончательно их скомпрометировало и связало с обанкротившимся Временным правительством, с другой - еще больше толкнуло массы к большевикам под их радикальные лозунги (мир, хлеб, земля), а самих большевиков - Ленина, Троцкого и других резко сдвинуло влево, к идее вооруженного восстания против Временного правительства как единственному способу разрешить социальный и политический кризис.

Отчаянные попытки Мартова уже в дни восстания мирно разрешить кризис путем переговоров представителей всех социалистических партий и создания "общедемократического правительства" не увенчались успехом. Правые меньшевики и правые эсеры в знак протеста против восстания покинули II съезд Советов, оставив "поле революции" большевикам. Большевики также отвергли примиряющее предложение Мартова.

- "Мы открыто ковали волю масс на восстание, - заявил Троцкий на II съезде Советов, - наше восстание победило. Теперь нам предлагают: откажитесь от победы, заключите соглашение. С кем? Вы - жалкие единицы, вы - банкроты, ваша роль сыграна, отправляйтесь туда, где вам отныне надлежит быть: в сорную корзину истории".

Альтернативные варианты предлагает большевикам и Викжель: создать "однородное социалистическое правительство" из всех советских партий, поскольку "образовавшийся в Петрограде Совет народных комиссаров, как опирающийся только на одну партию, не может встретить признания и опоры во всей стране".

Демократическое крыло ЦК партии большевиков - Каменев, Зиновьев, Рыков, Ногин также требуют создать "правительство из советских партий", поскольку вне этой коалиции есть только один путь - "сохранение чисто большевистского правительства средствами политического террора". Но Ленин настаивает, что "без измены лозунгу Советской власти нельзя отказываться от чисто большевистского правительства".

То есть получается, что если до Октября 1917 г. демократические альтернативы были, то после него их уже не было.

- Ретроспективно можно, конечно, об этом сожалеть, но тогда каждая партия действовала сообразно своим политическим интересам. Увы, для многих партийных лидеров они оказались важнее будущего страны. Впрочем, будущее виделось им по-разному. Те, кто выступал за блок партий (меньшевики), видели в нем гарантию против раскола демократических сил, способного довести страну до гражданской войны. Те, кто был настроен радикально и шел на разрыв с "буржуазными соглашателями" (большевики), также считали, что только на этом пути возможно будет парализовать силы контрреволюции и предотвратить гражданскую войну.

- А теперь - последний вопрос. Каково было отношение Мартова, для которого не было "социализма без демократии и демократии без социализма", к диктатуре пролетариата?

Многие западные советологи называют учение о диктатуре пролетариата "тоталитарной философией власти", поскольку эта диктатура организована таким образом, что ее, по Ленину, может непосредственно осуществлять не сам пролетариат, а только его "авангард" - партия большевиков, а партией, в свою очередь, руководит ЦК. "Партией, собирающей ежегодные съезды (последний: 1 делегат от 1000 членов), руководит выбранный на съезде Центральный Комитет из 19 человек, причем текущую работу в Москве приходится вести еще более узким коллегиям, именно так называемым "Оргбюро" (Организационному бюро) и "Политбюро" (Политическому бюро), которые избираются на пленарных заседаниях Цека в составе пяти членов Цека в каждое бюро. Выходит, следовательно, самая настоящая "олигархия". Ни один важный политический или организационный вопрос не решается ни одним государственным учреждением в нашей республике без руководящих указаний Цека партии", - писал в 1920 г. Ленин, впоследствии сам ставший заложником этой системы.

- Правые меньшевики считали Октябрь солдатским бунтом, авантюрой, а установившуюся систему - террористической партократией. Но отношение Мартова к Октябрю было далеко не столь однозначным. Выступая на экстренном съезде партии меньшевиков в конце ноября 1917 г. Мартов говорил: "Месяц, прошедший со дня большевистского переворота, достаточный срок, чтобы убедить каждого в том, что события этого рода ни в коем случае не являются исторической случайностью, что они являются продуктом предыдущего хода общественного развития". Спустя некоторое время он писал Аксельроду в Стокгольм: "Мы не считаем возможным от большевистской анархии апеллировать к реставрации бездарного коалиционного режима, а лишь к демократическому блоку. Мы за преторианско-люмпенской стороной большевизма не игнорируем его корней в русском пролетариате, а потому отказываемся организовывать гражданскую войну против него...". Но до конца своих дней Мартов страдал от того, что Октябрю не суждено было стать общедемократическим, создавшим правительство из всех социалистических партий.

В 1920 г. Мартову по просьбе ЦК меньшевиков был выдан заграничный паспорт для участия в работе съезда Независимой германской социалистической партии в городе Галле.

В Россию он не вернулся. В Берлине издавал журнал "Социалистический вестник", тяжело болел и умер в 1923 г. от туберкулеза.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно