Примерное время чтения: 7 минут
658

После Великого Октября все 35 мелкобуржуазных партий в России потерпели политический крах. Судьба мелкобуржуазных партий

Какова судьба мелкобуржуазных партий в России после Октября 1917 года? Почему они сошли с политической арены? Эти вопросы интересуют многих читателей "АиФ", их нередко задают лекторам, пропагандистам слушатели. Ответить на них мы попросили кандидата исторических наук М. САХАРОВА.

В НАЧАЛЕ XX ВЕКА в России существовали политические партии четырех направлений - помещичьи, буржуазные, мелкобуржуазные и пролетарские.

Мелкобуржуазные партии по числу (в 1917 г. их было более 20) и количеству ил членов стояли на первом месте, что было закономерно для страны с преобладанием мелкобуржуазного (крестьянского) населения.

ПОД КРАСИВЫМИ ЛОЗУНГАМИ

Самой многочисленной была партия социалистов- революционеров (эсеров). Она была создана в конце 1901 - начале 1902 гг. в результате объединения народовольческих групп. В мае 1917 г. она насчитывала свыше 500 тыс. членов. Лидеры партии - В. М. Чернов, А. Ф. Керенский, Н. Д. Авксеньтев, А. Р. Гоц, В. М. Зензинов и другие.

Но единой партия эсеров не была. К тому же она находилась в кризисе, который был вызван громким скандалом вокруг руководителя боевой организации и члена ЦК Евно Азефа, оказавшегося провокатором. Тем не менее после Февральской революции эсеровские организации численно укрепились, поскольку за ними, выдвигавшими красивые лозунги "Земля и воля", "В борьбе обретешь ты право свое", потянулись различные представители мелкобуржуазных слоев.

Вскоре выяснилось, что эсеры не смогли выполнить ни одного требования своей программы. Осенью 1917 г. у них стало выделяться левое крыло, которое в ноябре организационно оформилось в партию левых эсеров. Правые эсеры, созвав свой IV съезд в конце ноября - начале декабря 1917 г., решили действовать под лозунгом "Вся власть Учредительному собранию", но потерпели крах.

Признавшие Октябрьскую революцию левые эсеры после колебаний пошли на блок с коммунистами и на II съезде Советов голосовали за Декреты о мире и земле. Позднее они вошли в состав правительства, заняв посты наркомов земледелия (Колегаев), почт и телеграфа (Прошьян), юстиции (Штейнберг) и ряд других. Но чем дальше развивалась Октябрьская революция, тем более усиливались колебания левых эсеров.

В начале лета 1918 г. левые эсеры отходят от сотрудничества с большевиками. III съезд их партии прошел под лозунгом подготовки левоэсеровского мятежа. Потерпев поражение при голосовании основных вопросов на V Всероссийском съезде Советов, лидеры партии дали команду начать восстание. Сигналом к мятежу явилось убийство германского посла в Москве графа Мирбаха. Мятеж показал, что эта мелкобуржуазная партия в России скатилась на позиции контрреволюции и утратила влияние на массы. Последний IV съезд левых эсеров показал, что эта партия как массовая организация перестала существовать.

Гражданская война выявила контрреволюционный характер действий правых эсеров. Они были инициаторами многих заговоров против Советской власти (в Ярославле, Рыбинске, Муроме, в Поволжье, Сибири, на Дальнем Востоке), совершили ряд террористических актов (ранили В. И. Ленина, убили Урицкого и Володарского), создали контрреволюционное правительство Комуч и возглавили Уфимскую директорию. И это определило политический крах правых эсеров.

Проходивший в 1922 г. процесс над 34 членами ЦК партии эсеров полностью доказал их отрыв от трудящихся масс. В 1923 г. партия социалистов-революционеров прекратила свое существование.

ИДЕОЛОГИ БУРЖУАЗИИ

Второй по численности мелкобуржуазной партией была реформистская партия меньшевиков. Меньшевизм возник на II съезде РСДРП, как часть рабочего движения. Если эсеры отражали взгляды крестьянства, то меньшевики отражали идеологию городской мелкой буржуазии и части интеллигенции. В 1912 г. меньшевики были исключены из партии. В августе 1917 г. они насчитывали в своем составе 193 тыс. человек. Лидерами меньшевиков были Л. Мартов, А. Мартынов, Б. Богданов, Н. Чхеидзе, Ф. Дан и другие.

После Февральской революции меньшевики вместе с эсерами входили в состав Временного правительства, но ничего не сделали для осуществления своих программных требований.

Враждебно встретив Октябрьскую революцию, они стали терять свое влияние, а уйдя со II съезда Советов, просто скомпрометировали себя. Численность партии сократилась до 60 тыс. человек (май 1918 г.).

В годы гражданской войны меньшевики входили в ряд антисоветских правительств (в Самаре, Омске, Екатеринбурге), активно участвовали в Кронштадтском мятеже, совместно с эсерами руководили кулацкими мятежами. Антисоветская позиция привела к утрате их политического влияния.

ПРОТИВ ВСЕХ И ВСЯ

Одним из отрядов мелкобуржуазных социалистов были анархисты. Сторонники безвластия предусматривали прямые действия против государства и буржуазии и отрицали значение политической борьбы. Анархисты делились на два течения: более многочисленные "анархисты-коммунисты", занимавшиеся "пропагандой действий", и "анархисты- синдикалисты", переносившие центр работы на создание беспартийных союзов. В борьбе с буржуазным Временным правительством анархисты были попутчиками большевиков.

Но после Октябрьских дней анархисты оказались помехой на пути развития революции, хотя отдельные группы перешли на сторону большевиков. Достаточно здесь назвать таких героев гражданской войны, как А. Г. Железняков, А. В. Мокроусов и Э. А. Берг. Большинство же выступавших под знаменами анархии занимались уголовной деятельностью. Характерно, что после разоружения анархистских групп в Москве в апреле 1918 г. преступность в столице снизилась на 80%.

В годы гражданской войны анархизм перестал быть политическим течением и выродился в анархо-бандитизм.

ПАРТИЙ МНОГО, ФИНАЛ - ОДИН

В национальных регионах деятельность мелкобуржуазных партий активизировалась после Февральской буржуазно- демократической революции. Тому было несколько причин: подъем национально-освободительного движения, ослабление центральных (общероссийских) органов власти и др. Всего в России в 1917 г. функционировало 23 национальные мелкобуржуазные партии.

Среди них наиболее заметными были грузинские меньшевики, которые в 1918 г. отделились от российских, эстонские, до Октября 1917 г. называвшиеся "Эстонское социал- демократическое объединение", и Украинская социал- демократическая рабочая партия, выступившая в числе организаторов Центральной рады.

Активную деятельность после февраля 1917 г. развернули и еврейские социал-демократические партии. К сентябрю 1917 г. численность Бунда составила около 20 тыс. членов, а Еврейской социал-демократической рабочей партии (Поалей Цион) - 16 тысяч. Обе партии стояли на позиции российских меньшевиков.

После февраля 1917 г. активизировались национальные партии народнических направлений. Наряду со старыми партиями (Белорусская социалистическая громада, Грузинская партия социалистов-федералистов, Дашнакцутюн) появились новые мелкобуржуазные национальные партии, в частности в Прибалтике и на Украине.

В целом можно отметить, что в условиях углубления революции ведущей тенденцией развития мелкобуржуазных партий в 1917 г. была их политическая интеграция с буржуазными партиями. Идея создания "национальных советов" нашла свое отражение в деятельности украинской Центральной рады, Белорусского национального комитета, Латышского Временного (ввиду оккупации части Латвии немецкими войсками) национального совета, Тарибы (Литовского совета), Всеэстонского союза, национального совета Грузии, Армянского национального совета.

Следует отметить, что интеграция буржуазных и мелкобуржуазных партий вызывала недовольство радикальных элементов в мелкобуржуазных партиях, усиливая размежевания внутри их, что привело к образованию левых течений и групп, многие из которых позднее вливались в большевистскую партию. Для той же части национальных мелкобуржуазных партий, которая отстаивала идею союза с крупной буржуазией, закономерным стал переход на контрреволюционные позиции, на путь борьбы с Советской властью. Контрреволюционная политика привела их к политическому и организационному банкротству.

Их лидеры, бежавшие за границу, продолжали свою антисоветскую деятельность, пытались организовать "правительства в изгнании", как это делали белорусский эсер В. Ластовский и украинский социал-демократ С. Петлюра. После разгрома в 1921 г. антисоветского мятежа в пределах Советской Армении перестала существовать партия Дашнакцутюн. Аналогична судьба грузинских меньшевиков, национал-демократов, правых социалистов-федералистов и эсеров.

Если говорить кратко, то судьбы мелкобуржуазных партий в России удивительно схожи: они шли против царизма на первом этапе революции, породнились с пришедшей к власти в результате демократического переворота буржуазией, а после Октября 1917 г. повели борьбу против советского строя, что в конечном итоге предопределило их крах.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно