Примерное время чтения: 7 минут
85

ПО ПРОСЬБЕ ЧИТАТЕЛЕЙ. Как воссоединить сына с отцом?

Олег Битов, Виталий Юрченко, Владимир Александров... Это имена советских людей, в разное время "без вести пропавших" по вине западных спецслужб. Судьба одного из них, В. Александрова, пока так и не известна. Недавно газеты "Правда" и "Известия" сообщили о том, что в Соединенных Штатах обнаружилась семья советского дипломата Анатолия Богатого, пропавшая еще в 1982 г. Как стало известно, - семья Богатых добивается возвращения на Родину. Наш корреспондент Д. Макаров встретился с отцом Анатолия Н. БОГАТЫМ.

КОРР. Николай Ефремович, расскажите, пожалуйста, о своем сыне.

Н. Б. Анатолий - мой старший сын. Родился он в Москве в 1944 г., в 1967 г. с отличием окончил химико-технологический факультет Московского текстильного института, некоторое время работал по специальности, а затем ему предложили перейти на работу в Министерство иностранных дел. Сам я хорошо знаю французский и сына с детства обучал языку. Языковые способности у него были, на мой взгляд, выше обычных, что помогало ему на дипломатической службе. За время работы в МИДе Анатолий хорошо зарекомендовал себя, о чем говорит присвоение ему ранга. 1-го секретаря, побывал во многих служебных командировках за границей.

КОРР. В той, последней командировке он был одни?

Н. Б. Нет. Анатолий был женат и был, естественно, со своей семьей: женой Ларисой, работавшей преподавательницей в школе, и двумя сыновьями.

КОРР. Так что же все-таки произошло?

Н. Б. С марта 1982 г. Анатолий с семьей находились в Марокко. В сентябре 1982 г. сын мой исчез, примем не один, а со всей семьей.

КОРР. Какие были приняты меры?

Н. Б. МИД СССР через посольство СССР в Марокко немедленно запросило местные власти о судьбе моего сына. Были предприняты розыски, и спустя два дня после исчезновения Анатолия с семьей на берегу океана на пляже была обнаружена их пустая автомашина. Никакой другой информации от марокканских властей получено не было.

КОРР. Каковы были дальнейшие шаги по розыску?

Н. Б. МИД СССР разослал запросы в ряд стран (в частности, в Великобританию, Испанию, Францию, США) с просьбой сообщить, не располагают ли правительства этих стран информацией о судьбе семьи советского дипломата А. Богатого. Каждая из запрошенных стран ответила отрицательно.

КОРР. На этом поиски прекратились?

Н. Б. Нет. В 1982 и в 1984 гг. я дважды обращался в Международный комитет Красного Креста с Просьбой принять меры к розыску.

КОРР. А почему именно туда?

Н. Б. Дело в том, что в те годы в мире свирепствовал международный терроризм, и я боялся, что мой сын с семьей стали его жертвами. В таких случаях Красный Крест берет на себя функцию помочь освобождению заложников. Но Красный Крест ответил, что ему ничего не известно о судьбе Анатолия и его семьи, а предпринятые им поиски не дали результатов.

КОРР. Охарактеризуйте, пожалуйста, Анатолия как человека.

Н. Б. Прежде всего, мой сын отличался исключительной честностью, имел много друзей, был очень общительным. Он никогда не употреблял спиртных напитков и не курил. И так же воспитывал своих детей.

КОРР. Как дальше развивались события?

Н. Б. Когда казалось, что мой сын с семьей пропали безвозвратно и информацию об их судьбе ждать неоткуда, неожиданно 6 сентября 1987 г. госдепартамент США сообщил посольству СССР в Вашингтоне, что Анатолий с семьей находятся в Америке и просят организовать встречу с советскими дипломатами. Встреча была назначена на следующий же день, однако позднее раздался звонок в посольство, и из госдепартамента сообщили, что Анатолий и Лариса с советскими дипломатами встречаться "передумали". 15 сентября этого года жене моего сына, Ларисе, удалось позвонить в советское посольство в Вашингтоне и сообщить, что она и ее семья хотят вернуться в СССР и просят помочь им в этом.

Как мне стало известно, наше посольство немедленно обратилось в госдепартамент США и потребовало устроить встречу с Анатолием и его женой. Госдепартамент почему-то просил отложить решение вопроса до 30 сентября, а по истечении этого срока его представители заявили, что Богатые будто бы отказались встречаться с советскими представителями.

КОРР. Был ли Анатолий человеком неуравновешенным, способным на колебания или необдуманные поступки?

Н. Б. Ни в коем случае. Приняв какое-либо решение, Анатолий стремился обязательно выполнить его.

КОРР. Какова была ваша реакция на все эти события?

Н. Б. Прежде всего я был счастлив узнать, что Анатолий, Лариса, мои внуки живы. Но с другой стороны, я не мог не испытывать тревоги за их судьбу. Вопрос об их пребывании в США по меньшей мере является загадочным. Кто их привез туда и прятал столько лет? Почему от них самих до сих пор нет никаких вестей? Кто и на каком основании задерживает их в США?

Когда я узнал, что Лариса звонила в советское посольство и оставила свой телефон - 241 - 86 - 15, - я немедленно попытался дозвониться по этому телефону из Москвы. Первый раз телефонистка в Вашингтоне сказала, что телефон поврежден. Тогда я перенес вызов на следующий день, но во второй раз мне сказали, что телефон отключен.

Я много лет проработал в Америке в Организации Объединенных Наций и знаю, что телефоны в США в случае выхода их из строя ремонтируются почти мгновенно. На время ремонта телефонной линии аппарат подключают к другому номеру, и телефонистки соединяют с ним, как со старым. Так что версию об "испорченном" телефоне не могу не рассматривать как предлог для того, чтобы не дать Анатолию и Ларисе связаться и встретиться со своими родственниками и соотечественниками.

КОРР. Как вы оцениваете действия вашингтонских властей?

Н. Б. Когда в 1982 г. семья моего сына бесследно исчезла, я думал, что она стала жертвой международного терроризма. Оказалось, что все сложнее. Здесь речь идет о государственном терроризме, причем очень тонко сработанном. В Вашингтоне хотели бы представить моего сына изменником Родины. Но те, кто действительно переходил на положение невозвращенцев, делали об этом широковещательное заявление, с тем чтобы соответствующие службы, вроде "Голоса Америки", могли снять пропагандистский навар. С Анатолием и Ларисой, насколько мне известно, никто из корреспондентов не встречался. Складывается впечатление, что кто-то дал американским средствам массовой информации, обычно столь падким на сенсации, команду молчать. Учитывая действия американских властей в прошлом, я думаю, Анатолий и его семья стали жертвами махинаций спецслужб и насильно задерживаются на территории США вопреки всем международным законам.

КОРР. Какие действия вы еще предпринимали, чтобы связаться с сыном?

Н. Б. После звонка Ларисы я вместе со своим младшим сыном, Виктором, побывал в посольстве США в Москве. Посол в это время находился в Вашингтоне, и я попросил о встрече с временным поверенным. Но он отказался встречаться с нами, сославшись на занятость, и направил нас к генеральному консулу г-ну Робинсону. Робинсон сказал, что этот вопрос он должен подготовить и поэтому никакого ответа он дать не может. Тогда мы передали ему два письма: одно для Анатолия, другое - госсекретарю США Дж. Шульцу с просьбой оказать содействие в установлении связи с сыном и возвращении его и его семьи на Родину. Еще одно письмо было направлено Анатолию через посольство СССР в Вашингтоне и госдепартамент. И наконец, я обратился непосредственно к президенту Рейгану. Но все безрезультатно.

КОРР. О чем вы писали президенту Рейгану и госсекретарю Шульцу?

Н. Б. Я просил, чтобы Анатолий, Лариса, их дети, ставшие уже большими, могли открыто заявить о себе. Думаю, что американские спецслужбы прибегли к своему излюбленному приему - запугиванию. Дескать, вернетесь в Союз и вас тут же посадят в тюрьму как изменников. В МИД СССР мне официально заявили, что по возвращении к Анатолию не будет никаких претензий и его семье будет гарантирована безопасность, работа, словом, все, что полагается по нашей Конституции. Важно, чтобы он узнал об этом.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно