Примерное время чтения: 7 минут
455

Из сирот - в короли Ганы

Этой историей уже заинтересовался Голливуд, ведутся переговоры по написанию сценария. Здесь есть всё, что так любят на "фабрике грез": тайная рука КГБ, роковые стечения обстоятельств и обязательный хеппи-энд.

...АВГУСТ 2000 года. Тверь. В областном комитете по туризму коллективу представляют нового начальника отдела - Сергея Сергеевича Котова. Во время знакомства шеф замечает, что одна из сотрудниц, пожилая женщина, не сводит с него вопросительного взгляда. На следующий день она остановила его в коридоре: "Я вас как только увидела, сразу вспомнила чернокожего мальчика, которого в 1966 году выкармливала в роддоме. Мать от него отказалась, а чтобы кроха не умер, все, у кого было лишнее молоко, прикладывали его к груди".

Так прошлое ворвалось в размеренную жизнь юриста, доктора наук, образцового семьянина и отца троих детей Сергея Котова. До этого он был знаком с одной своей молочной мамой - Антониной Ходаковой и её мужем, известным в Твери учёным-краеведом Георгием Ходаковым. Пара прикипела к малышу и потом часто навещала его в детдоме. Незадолго до смерти Георгий Яковлевич сообщил Сергею, что его отец - африканский студент Сэмюэль Датти - учился в Тверском мединституте. Мол, настоящая мать мальчика лежала в роддоме по соседству с Татьяной Ходаковой и рассказала ей об этом.

К слову, Сергей с детства знал имя матери - Нина Сергеевна Котова, но разыскивать не стремился. Информацию об отце тоже воспринял с холодком. "Кем ещё окажутся эти родители?" - рассуждал он, не подозревая, что жена Злата втайне начала собственное расследование.

Консультант принцессы Дианы

ПО ЕЁ инициативе в Тверской медакадемии подняли архивы сорокалетней давности. Но, увы, среди иностранных студентов не было ни одного Сэмюэля Датти. Тогда решили искать созвучные имена и наткнулись на личное дело студента из Ганы Фануэля Дарти. И ахнули. В документах стояла пометка: "Замечен в связи с русской девушкой Ниной Котовой". Злата поняла, что находится на верном пути. Вот только как из Твери достучаться до далёкой Ганы? Тут она вспомнила, что хотела написать в передачу "Жди меня". Когда сотрудник программы пришёл в посольство Ганы в Москве и, назвав имя Фануэля Дарти, приготовился рассказывать длинную историю, его перебили: "Разве вы не столкнулись с ним в дверях? Он торопился в аэропорт".

Выяснилось, что Фануэль Комла Волано Дарти - известный в Лондоне врач, член Королевского общества акушеров-гинекологов, в своё время даже консультировал принцессу Диану. Звонок из Москвы с сообщением, что у него нашёлся сын, застиг г-на Дарти врасплох: "Это невозможно!" И после долгого молчания: "Пожалуйста, пришлите его фотографии". Снимки г-н Дарти отправил на "экспертизу" родственникам в Гану, и те заявили: "Вылитый ты в молодости".

Они встретились в телестудии 6 марта - в день независимости Ганы. Уже после слёз и объятий г-н Дарти с удивлением заметил: "У нас одинаковые галстуки, и очки тоже одинаковые. Господи, да у нас с тобой всё одинаковое - мобильные телефоны, цвет визиток, покрой костюма". В тот раз Фануэль побывал в гостях у Сергея в Твери, пообещал скоро вернуться и попросил: "Пожалуйста, найдите Нину".

На официальный запрос Златы один из тверских загсов предоставил координаты 64-летней Нины Сергеевны Котовой. Но женщина не горела желанием общаться со Златой. Тогда кто-то из её соседей посоветовал: "Сходи на рынок, там у Нины дочка, Марина, цветами торгует. Она общительная, поможет с матерью контакт наладить". История, рассказанная Златой, впечатлила Марину. Тем же вечером она устроила матери допрос, но та всё отрицала: "Не было у меня романов с неграми. Второй раз в жизни меня за другую принимают. В 60-е годы, когда я работала на хлопчатобумажной фабрике, меня вызвали на ковёр и давай стыдить, что я кручу роман с чернокожим студентом. Потом разобрались, что на нашем комбинате работает ещё одна Нина Сергеевна Котова, только на десять лет меня моложе".

"Пять лет не смотрел на женщин"

НА СЛЕД "другой" Нины Сергеевны помог выйти случай. В местную газету после публикации о том, как Сергей нашёл отца, позвонила Юлия Петровна Упорова, которая якобы была знакома с Ниной. Она принесла фотографии и рассказала, что Нина о своих кавалерах не распространялась. А потом как-то неожиданно вышла замуж за друга брата, который только что вернулся из тюрьмы. Сразу забеременела, ходила с животом. Да только что с ребёнком стало - неизвестно. Из роддома вернулась с пустыми руками, а меньше чем через год родила сына Олежика. С мужем они жили плохо, на работу Нина вечно в синяках приходила. Особенно Юлии Петровне запомнилась такая деталь: "Несколько раз я видела, как Нина забирала сына из детского сада. Он к ней бежал вприпрыжку с криками "Мама!", а она его обнимала и начинала плакать". Когда Олегу было четыре года, Нина наложила на себя руки. Пошла в ванную и повесилась. После смерти подруги до Юлии Петровны дошли слухи, что первого ребёнка она родила от негра и родные заставили от него отречься. Злата с Сергеем попытались разыскать Олежика, да он к тому времени умер.

Дабы удостовериться, что наконец нашли ту Нину, в следующий приезд Фануэля Сергей оставил газету с фотографией предполагаемой матери в кабинете. Зайдя в комнату, г-н Дарти закричал: "Серёжа, Серёжа, это Нина!" В тот же день они поехали на её могилу. Фануэль рассказал, что встречался с Ниной больше двух лет, хотел на ней жениться: "Это было очень сильное чувство, Серёжа. После того как мы расстались, я пять лет на других женщин не смотрел". - "А почему вы расстались?" - "Она сказала, что родственники запрещают ей со мной видеться, хотят насильно выдать замуж, что на работе сделали выговор. Только о том, что тебя под сердцем носит, - ни слова. Я счастлив, что нашёл тебя. Скоро мы поедем в Гану".

Отец рассказал, что род Дарти - один из самых знатных в стране. Один из братьев Фануэля - адмирал, командует военно-морским флотом Ганы, другой - руководит компанией по экспорту сельхозпродуктов в Европу, а дядя был помощником первого президента Ганы. Самого Фануэля также ждало блестящее политическое будущее. Но он сделал выбор в пользу научной карьеры, сохранив за собой право передать родовые привилегии старшему сыну.

При огромном стечении народа российского гражданина Котова усадили на трон, водрузили ему на голову корону и объявили королем Ганы. Это краткая суть церемонии, которая продолжалась двое суток и стала главной новостью всех национальных теле- и радиоэфиров. Больше всего Сергея огорошило предложение совета вождей выдвинуть его в президенты Ганы, не сейчас, конечно, а со временем. Пока же отец предлагает сыну перебраться в Англию, преподавать в Оксфорде.

Однако король с выбором не торопится. В настоящий момент он занят усовершенствованием родового герба. Уже и эскиз готов. Осталось утвердить у английской королевы, поскольку Гана входит в Содружество, возглавляемое Великобританией. Фануэль Дарти договаривается об аудиенции. С его связями при дворе это будет несложно.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно