Примерное время чтения: 9 минут
1085

НАШЕ ИНТЕРВЬЮ. Неформалы глазами психолога

В "АиФ" N 13 за 1987 г. мы уже писали о службах социально-психологической помощи. Продолжая тему, наш корреспондент И. Ларина встретилась с профессором А. АМБРУМОВОЙ.

КОРР. По роду деятельности вам приходится сталкиваться со всеми возможными человеческими несчастьями, отклонениями в поведении, духовными страданиями и бездуховными действиями, в том числе молодых людей. Какая тенденция в молодежной среде вас как психолога и психиатра больше всего тревожит?

АМБРУМОВА. Чтобы не быть неправильно понятой, должна оговориться - я, как специалист, имею дело с определенным контингентом молодежи, и потому я не могу и не хочу распространять свои выводы на всю молодежь вообще. Что касается вашего вопроса, то в молодежной среде особенно беспокоит меня и моих коллег тенденция саморазрушения, или же, пользуясь специальной терминологией, - самонаправленной жестокости. Понятие самонаправленной жестокости достаточно широкое - ее проявлениями мы считаем алкоголизм, наркоманию, токсикоманию, различные отклонения в поведении, самоубийства - то есть все явления, объединенные неосознанным или осознанным стремлением личности к физическому или моральному саморазрушению.

Включенные в сеть социально-психологической помощи два единственных в стране специальных кабинета занимаются проявлениями самонаправленной жестокости среди молодежи. Особенно нас интересует становление наркомании, алкоголизма как болезни, то есть те этапы, на которых им еще можно воспрепятствовать и, значит, еще возможно вписывание подростка в структуру общества, его социализация.

Своеобразной почвой для развития саморазрушающих форм поведения я считаю разрушение морально-этических и духовных ценностей, которое в ряде случаев мы наблюдали в группах так называемых неформалов - хиппи, панков, рокеров, металлистов и волнистое, спортивных фанатов, люберов, пацифистов и т. д.

Есть такая поговорка: разложите молодежь - и вы победите нацию. Мы тратим средства на борьбу с загрязнением воздуха и воды, борьбу с шумом, но, видимо, не менее важно противостоять нравственному и духовному загрязнению молодежи, и в этом я вижу одну из важнейших задач службы социально-психологической помощи.

КОРР. Говоря о разрушении духовных ценностей, вы акцентировали внимание на неформальных группах. В связи с этим вопрос - в чем вы видите причины появления неформальных групп, вообще молодежных движений?

АМБРУМОВА. Существуют общие, глобальные причины появления молодежных движений как в нашей стране, так и во всех развитых странах. Научно-технический прогресс во всех сферах жизни, ускоренные процессы урбанизации, возникновение современных предприятий-гигантов привели к коренным изменениям в нашей жизни - неизмеримо возросли слуховые, зрительные, атмосферные нагрузки, появились синтетические ткани, изменились формы общения, окружающая среда.

Темп этих изменений, диктуемый законами научно- технического прогресса, очень велик, и человек не успевает приспосабливаться к ним - этого не позволяют его биологические возможности. Иными словами, темп технических изменений опережает темп изменений биологических.

В этих условиях меняется, затрудняется, а иногда и искажается процесс социализации человека, его вписывания в общество. Старшее поколение - поколение отцов оказывается не в состоянии достаточно быстро перестроиться и приспособиться к новым условиям, обусловленным прогрессом, а детям предстоит жить именно в этих новых условиях.

Таким образом, слабеет основной канал, во все предыдущие эпохи обеспечивающий социализацию - семейный канал передачи социальной информации и суммы социальных навыков от поколения к поколению. Одновременно растет незащищенность людей от нагрузок и перегрузок в изменившейся среде обитания.

Все это приводит к потере старшими поколениями их главенствующей роли. Вместе с тем старшие поколения - это носители традиционной культуры, традиционных идеалов и ценностей, восприятие которых, вместе с изменением отношения к самим старшим поколениям, тоже меняется. Традиционные ценности, "устаревшие" в понимании молодежи, сменяются новыми - стремлением к самостоятельности, самовыражению.

В отличие от представителей западных контркультур, не вписывающихся ни в какие социально-общественные институты, живущих отдельными сообществами, участники неформальных групп в нашей стране в большинстве своем учатся или работают (например, "металлисты" в подавляющем большинстве учатся в ПТУ и техникумах), не порывают связи с семьями, требуя лишь большей свободы поведения и отстаивая право не подчиняться всем ограничениям традиционной культуры и ее требованиям в области искусства и быта (особенно большое значение придается одежде, косметике, символике).

Я также считаю, что процесс формирования неформальных групп, помимо других причин, вызван проблемой века - одиночеством.

КОРР. Есть ли основания считать, что увлечение рок- музыкой приводит человека к саморазрушению? Нет ли в этом преувеличения? Как рок воздействует на психику?

АМБРУМОВА. Я далека от какого-либо ханжества и готова приветствовать все новое и современное как в науке, так и в искусстве, в музыке в том числе. По всей видимости, музыка нужна разная - и классическая, и эстрадная. Но к фанатичному увлечению роком у меня, как и у большинства психологов и психиатров, вполне определенное отношение, так как по долгу службы приходится иметь дело с фанатиками рока: резкие, трудноусвояемые звуки (я имею в виду рок), как правило, сопровождаются труднообъяснимым поведением, и в некоторых случаях дело кончается визитом к психотерапевту.

Единой точки зрения по поводу воздействия рока на психику нет. Могу сказать, что, например, по мнению западногерманского профессора Г. Рауха, определенные виды развлекательной музыки могут быть отнесены к сильным раздражителям нервной системы, вызывающим выделение стресс-гормонов, которые как бы "стирают" часть запечатленной в мозгу информации.

КОРР. Какова классификация неформалов с точки зрения психолога, кто в основном входит в состав неформальных групп?

АМБРУМОВА. Единого мнения по поводу неформалов у специалистов нет, неформальные объединения еще требуют изучения как медиками, психологами, так и социологами. Объединения эти очень неоднородны по составу и неоднозначны; наиболее позитивные из них - объединения "экологистов", защитников памятников старины, "афганцев" - остались за рамками наших исследований; нас интересовали в основном хиппи, металлисты, панки, рокеры, пацифисты.

Исследования, проведенные кабинетами социально- психологической помощи среди участников этих групп в Москве, показали, что большинство из них - подросткового возраста. Что касается их дифференциации, то я бы разделила их на три группы.

5 - 7% участников исследованных нами неформальных групп состоят или должны состоять на учете в психоневрологических диспансерах; среди хиппи и металлистов душевнобольных больше, чем среди представителей других неформальных объединений. Видимо, это объясняется тем, что основной мировоззренческий принцип хиппи - все и все имеют право на существование - притягивает к ним тех, кто не сумел вписаться в структуру общества, и в том числе людей с различными психическими отклонениями, к которыми хиппи относятся терпимо.

Общее направление, идеологию неформального объединения определяют представители второй, более многочисленной группы. В нее входят большей частью дети из неблагополучных семей - распавшихся и неполных, а также хорошо обеспеченных, но в которых господствует жизненный стиль "вещизма". Такие дети очень рано порывают связи с родителями и, будучи еще не приспособленными к жизни, нуждаясь в поддержке и помощи, находят ее в группе сверстников.

Эти инфантильные или повышенно возбудимые подростки (многие из них страдают неврозами и психопатиями), не нашедшие себя, но отличающиеся повышенными материальными запросами при бездуховности, легко и быстро перенимают и усваивают карнавальную, игровую, легко воспроизводимую подручными средствами символику своих западных сверстников (цепи и кожанки металлистов и рокеров, отрепья панков).

К этой же группе примыкают самые инфантильные подростки, младшие по возрасту, как правило, с невысокими интеллектуальными возможностями, "подражатели", импульсивные, поверхностные, не задумывающиеся о содержании предлагаемых им форм поведения, лозунгов и ритуалов. Они главным образом удовлетворяются возможностью привлечь к себе внимание окружающих, старших, дефицит которого испытывают, и чувством мнимой защищенности, которое им дает принадлежность к какой бы то ни было многочисленной группе.

Положение усугубляется тем, что эта вторая группа неформалов лишена внимания как родителей, так и медиков. Несмотря на свое беспорядочное, нонконформное, асоциальное поведение, она выпадает из поля зрения милиции, так как чаще всего не переходит дозволенных законом границ.

Наконец, третью, достаточно многочисленную группу составляют тунеядцы, не желающие работать и по этой причине примкнувшие к неформалам. Именно ими, как правило, совершаются противоправные действия, кражи, валютные спекуляции и т. д.

КОРР. Существует крайняя точка зрения, согласно которой само по себе участие в неформальных группах негативно сказывается на подростках, калечит их. Но из всего сказанного вами следует другой вывод: отнюдь не участие в неформальных группах калечит подростка. Дело скорее в том, что в "неформалы" идут подростки с определенными задатками, многие из неблагополучных семей, некоторые уже страдают психическими расстройствами.

Хотя - добавлю от себя - неформальные объединения очень неоднородны по составу, и среди их участников есть и те, кто пришел в неформальные группы, чтобы решить для себя проблему общения, и те, кто таким образом ищет альтернативу сложившимся образцам поведения и духовным стандартам.

А теперь вопрос. Каким должен быть подход к каждой из вычлененных вами групп неформалов?

АМБРУМОВА. Первая группа нуждается в специальном медикаментозном лечении, вторая - в воспитательной и психотерапевтической помощи, а к третьей, по-видимому, должны принимать меры правоохранительные органы.

Участники неформальных групп, как правило, категорически возражают против их лечения в стационарах, и мы можем наблюдать их непосредственно в местах их сбора или в условиях кабинетов социально-психологической помощи, где с ними работают психотерапевты, а в случае необходимости ведется медикаментозное лечение.

С самими неформалами, а также с их ближайшим окружением - родителями, учителями школ и ПТУ - мы проводим воспитательную работу. Для того чтобы облегчить социальную адаптацию подростка, психотерапевты дают рекомендации по его профессиональной ориентации. Таким образом, кабинеты социально-психологической помощи ведут активную социально - реабилитационную работу.

В оценке неформальных молодежных объединений на сегодняшний день много спорного, и, видимо, результаты наших исследований тоже не стоит абсолютизировать, так как мы исследовали ограниченный контингент неформалов и только с одной - медицинской - точки зрения. Повторяю, проблема неформалов нуждается в дальнейшем серьезном изучении, и в этом я вижу одну из задач служб социально- психологической помощи, которые, в соответствии с Основными направлениями перестройки здравоохранения СССР, мы будем развивать дальше.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно