Примерное время чтения: 7 минут
498

За 1987 г. в Афганистане орденом Красной Звезды награждено более 4 тыс. человек. Формула сильной личности

Почему у нас в кино, в литературе почти нет сильных личностей? Ведь именно им хочется подражать.

С. Павлов, Кемерово

Сегодня с нами над проблемой сильной личности размышляет молодой (заметьте!) писатель Николай Иванов. Ему тридцать два года. По профессии - военный журналист. В издательстве "Современник" недавно вышла его книга "Рассветы Саура", в которой объединены повести, печатавшиеся в журналах "Октябрь", "Молодая гвардия", "Волга" и других. Майор Иванов - кавалер ордена "За службу Родине в Вооруженных Силах СССР" III степени, медали "За отвагу", знака ЦК ВЛКСМ "Воинская доблесть", лауреат литературной премии имени Н. Островского.

КОРР. Николай, в отличие от ваших гражданских коллег, вы получили, можно сказать, спартанское воспитание: сначала в суворовском училище, затем служили десантником в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане. Вы считаете себя сильной личностью?

ИВАНОВ. А у вас есть готовая формула сильной личности?

КОРР. Сразу не ответишь...

ИВАНОВ. А по-моему, и не надо. Наверное, есть смысл определить какие-то качества, характеристики, которыми обязательно должен обладать тот, кого мы называем сильной личностью. Кстати, сильная личность - это не обязательно положительный герой. Отрицательные герои тоже могут обладать, например, как целеустремленностью, так и веселым, общительным характером, они многого могут достичь...

КОРР. Нужны ли, по-вашему, положительные герои в литературе?

ИВАНОВ. Они необходимы. Более того, героя можно воспитать только на героическом. А что делают некоторые наши издания, в первую очередь молодежные? Целые полосы, развороты, исследования с предложениями - все о панках, металлистах, наркоманах. Сейчас школьники порой лучше знают, как "поймать кайф" в токсикомании, как называются группы, исполняющие тяжелый рок, чем подвиги, которые совершали их сверстники в Афганистане: Коля Чепик, окруженный врагами, взорвал мину на своей груди, Саша Корявин закрыл грудью командира взвода. Есть летчики, которые направляли свои подбитые самолеты на душманские позиции, механики-водители, которые вели свой горящие машины на зенитные установки "духов". По одной улице могут идти ровесники, и один гордо выпячивает грудь с надписью на майке "Made in USA", а у второго в груди осколки от мин и снарядов, на которых стояло точно такое же клеймо.

Думаю, всем - и прессе прежде всего - необходимо сменить акцент в нашем разговоре о молодежи. Да, разбираться в молодежных проблемах надо, но почему мы по преимуществу говорим о панках и металлистах, когда только из Афганистана у нас более 50 Героев Советского Союза. Я уже не говорю о сотнях, тысячах просто награжденных орденами и медалями, хотя за каждым "просто" - подвиг, поступок. Панки, металлисты - это мода, она пройдет и уйдет. А честь, долг, совесть - это навечно. Положительный герой, та самая сильная личность, непременно должен иметь эти понятия в крови, в сердце.

КОРР. Значит, какая-то часть молодежи все же, что называется, упущена?

ИВАНОВ. В армии очень четко видно, кто есть кто. Наверное, наслышаны о "дедовщине"? Тема эта нынче модная. Я же скажу так: армия заставляет человека быть таким, каков он есть на самом деле. К примеру, на "гражданке" можно, если тебе что-то не понравилось или с чем-то не согласен, хлопнуть дверью и вроде бы гордо уйти. А в армии дверью не хлопнешь и уйти тебе некуда. И в сделку с совестью поэтому не сыграешь - тут или принимай унижение, или противься ему. Кстати, неуставные взаимоотношения, как правило, возникают с теми, кто заранее готов склонить голову. Армия - чисто мужской коллектив, ребята одного возраста, у каждого свое место в строю. Нытики же, прохвосты, сачки, хамелеоны, попрыгунчики, маменькины сынки - вы знаете, я затрудняюсь отыскать и назвать коллектив, где бы таких любили. Здесь, по-моему, надо искать корни неуставных взаимоотношений.

КОРР. Не та, выходит, теперь молодежь?

ИВАНОВ. Вы, наверное, знаете, что самое страшное наказание для солдата в Афганистане - это когда его не берут в бой. Представляете, рота получает оружие, боеприпасы, бронежилеты, все знают, что кто- то, видимо, не вернется - а один, один остается в лагере. И все знают, что уж он-то точно останется жив... Страшное наказание. Я видел, как однажды такой отлученный от боя солдат бежал за колонной несколько километров, умоляя, чтобы его взяли. Пуля, выходит, не так страшна, как бесчестие, презрение окружающих. Афганистан поднял планку наших нравственных ценностей на небывалую за последние годы высоту. Не на словах, на деле мы увидели, что такое вера друг в друга, что такое мужество и самопожертвование.

Во время последней командировки в Афганистан мне рассказали об одном солдате. Служил он в Группе советских войск в Германии, заслужил отпуск. Однако вместо дома прямым рейсом - в Ташкент, в штаб округа: направьте служить в Афганистан.

За 1987 г. в Афганистане только орденом Красной Звезды награждено более четырех тысяч человек. Больше того: за все годы помощи афганскому народу не было ни одного случая, чтобы солдат или офицер отказались выполнить боевую задачу.

Так что в целом та у нас молодежь, та. Но только хочется, чтобы в памяти потомков наши восьмидесятые годы были годами воинов- интернационалистов, а не мальчиков, более всего на свете озабоченных, какая прическа лучше: "взрыв на макаронной фабрике" или "петушок".

КОРР. Не слишком категорично?

ИВАНОВ. Будешь категоричным, если в одной, второй, третьей... десятой книге о молодежи главный герой - это вечно мечущийся, сомневающийся, кающийся человек. А герою хочется подражать. В героя должны играть наши мальчишки.

КОРР. Кстати, в печати появились одно время призывы создать своего Рембо.

ИВАНОВ. Ни в коем случае. Копия всегда хуже оригинала, быть вторичным, подражать - это заранее убить героя. Мы должны понять, приучить своих детей, что герой - это не обязательно супермен. Например, Рихард Зорге ведь никогда не носил пистолета. А со мной был случай в Афганистане. Так получилось, что попали мы с майором Сергеем Назаровым на минное поле. Приближался вечер, а саперов поблизости не было. "Будем выходить, - говорит Сергей. - Я - впереди. Ты через метров десять - по моим следам". Я хотел, как говорят десантники, "рвануть тельняшку на груди" и ринуться вперед сам, но Сергей остановил: "Ты на этой земле два года не был, а я уже год хожу без перерыва. Я быстрее опасность почувствую". И около трехсот метров я шел по его следам...

КОРР. Но когда же обо всем этом будет написано? Где такие герои в нашей литературе?

ИВАНОВ. Лично я верю в такую книгу. Знаете, первое время мы, журналисты, даже в своей газете, в газете части, не могли написать, что мы десантники и, тем более, что находимся в Афганистане. Доходило до смешного и грустного: на фотографиях приходилось заретушевывать десантные эмблемы и боевые награды. Это, я считаю, существенно повлияло на сроки и качество первых повестей об Афганистане. Мне кажется, образ героя восьмидесятых создадут те ребята, которые сами прошли афганскими тропами. Может быть, кем- то уже написаны первые страницы.

Беседу вела З. ФИЛАТОВА

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно