Примерное время чтения: 7 минут
126

Сегодня в одном полку служат воины 25-37 национальностей. ...А проблемы остаются.

О "землячествах", "дедовщине" и русском языке в армии

Мы все привыкли к тому, что статьи, посвященные нашей армии, появляются в канун различных торжеств. Но жизнь в войсках со всеми ее проблемами и трудностями, радостями и огорчениями не прекращается ни в праздник, ни в будни. Вот и сейчас, когда молодое пополнение только втягивается в армейскую, а недавно демобилизованные - в гражданскую жизнь, в нашей почте прибавилось читательских писем с просьбами рассказать о сегодняшнем дне армии и ее проблемах.

Наш корреспондент З. ФИЛАТОВА встретилась с военным социологом, кандидатом философских наук полковником Ю. ДЕРЮГИНЫМ и попросила его ответить на вопросы читателей.

КОРР. Всем известно, что в Советской Армии служат воины практически всех национальностей. Какие проблемы в связи с этим возникают?

ДЕРЮГИН. Действительно, наша армия - многонациональна, более того, сегодня наблюдается рост многонациональности Вооруженных Сил. Восемь лет назад в ротах, батареях служили люди 5 - 7 национальностей, а теперь - 9 - 18. В полку в начале 80-х гг. насчитывалось 20 - 30 национальностей, сегодня же - 25 - 37.

Вооруженные Силы, как слепок с общества, отражают демографическую ситуацию в стране, и если она отличается ростом населения Среднеазиатского и Закавказского регионов, то это сказывается и на структуре армии. Так, если в 1980 г доля воинов срочной службы из этих регионов была 28%, то в 1988 г. - 37%.

Поэтому сегодня одной из важнейших проблем, которой раньше не стояло перед нами, является более глубокий анализ и учет национальной психологии личного состава. Например, воины из Среднеазиатского и Закавказского регионов более, чем представители славянских народов, тяготеют к сплочению. Существенные отличия существуют и в темпераментах, специфических привычках, представлениях, оценках и т. д. Это очень важно учитывать при комплектовании экипажей, расчетов, подразделений.

КОРР. Значит, офицеры должны обладать необходимым запасом психологических знаний?

ДЕРЮГИН. Совершенно верно, сегодняшний день настоятельно требует от офицеров таких методических навыков, которые дали бы возможность эффективно работать с представителями всех национальностей. И здесь без психологии и социологии не обойдешься. В армии уже начал свою работу центр по изучению общественного мнения военнослужащих, намечается целый ряд других мер, направленных на улучшение социологического и психологического образования офицерских кадров.

КОРР. В связи с изменением национальной структуры армии и флота возрастает ли роль русского языка?

ДЕРЮГИН. Безусловно. Русский язык в нашей стране является языком межнационального общения. И ни в какой другой сфере знание его не имеет такого значения, какое оно приобретает в Вооруженных Силах. Все воинские уставы, наставления, инструкции написаны на русском языке, на нем идет обучение воинов ратному мастерству, подаются команды, отдаются распоряжения. К сожалению, приходится констатировать, что из года в год растет число призывников, слабо знающих русский язык. Мы, конечно, пытаемся выровнять положение, но на это требуется время, а его у нас на подготовку настоящего солдата, бойца в полном смысле этого слова, и так в обрез.

КОРР. В чем причина такого положения? Школа виновата?

ДЕРЮГИН. В какой-то степени, да. Но есть и другая причина. Она касается больше проблемы воспитания, чем обучения. На мой взгляд, школа, да и другие организации, ведут явно недостаточную работу по формированию у молодых людей устойчивого и активного интереса к русскому языку. Без этого трудно решить проблему, о которой мы ведем речь.

КОРР. А конфликты на национальной почве? Что можно сказать об этом?

ДЕРЮГИН. Мне часто приходится сталкиваться с некоторыми "авторитетными" суждениями об армии, основывающимися обычно на отдельных фактах, которые пытаются выдать за тенденцию. Но истина может быть установлена только в результате научного исследования. Конфликты же в коллективе могут быть и между воинами различных национальностей, но это не означает, что каждый раз в их основе лежит какая-то национальная неприязнь. Чаще всего это реальные житейские противоречия, связанные с бытом, психологической несовместимостью, определенный эмоциональный взрыв.

Если же говорить о главном, то я убежден в том, что причина большинства конфликтов сегодня кроется в чрезвычайно низкой культуре, и не только межнационального общения, а культуре общения вообще. Именно решению данной проблемы в армии и на флоте сейчас уделяется особенное внимание. Но, сами понимаете, застойные явления нельзя побороть сразу, нужны время и неутомимая работа.

КОРР. В письмах читателей упоминаются объединения земляков в армии. Это что, тоже явление?

ДЕРЮГИН. По-видимому, речь идет о микрогруппах, которые существуют в структуре воинских коллективов на национальной основе. Само по себе явление нормальное, закономерное. И мы с вами с радостью встречаем в жизни своих земляков. Но задача заключается в том, чтобы не допустить национальной замкнутости и обособленности этих микрогрупп, их негативной направленности.

КОРР. В последнее время много говорится о неуставных взаимоотношениях, о "дедовщине".

ДЕРЮГИН. Начну с того, что основные усилия сосредоточены на создании единого фронта борьбы с этим явлением. В принципе эта задача решается успешно. Как следствие - снижение числа случаев неуставных взаимоотношений в структуре преступности. Только за эти полгода их количество снизилось на одну треть.

Но дело не столько в статистике, сколько в изменении сознания. Сегодня солдат почувствовал, что за "стариковщину" взялись и взялись крепко. У офицеров растет уверенность в том, что зло это можно победить. Это уже определенный сдвиг в лучшую сторону. Но полностью проблема еще не решена. И, конечно, даже единичный случай глумлений и издевательств вызывает и будет вызывать справедливое возмущение.

КОРР. В чем вам видятся корни проблемы?

ДЕРЮГИН. Их много, и они достаточно глубоки. Причины внешние - застойные явления в обществе, породившие различные негативные процессы. В школах, ПТУ, техникумах тоже ведь существует своя "дедовщина". Сюда же относятся и рост потребительства, феминизация мужчин...

Другие причины - внутренние, армейские. Нарушение уставного уклада жизни, недостаточная активность сержантского состава в борьбе с "дедовщиной", элементы формализма в воспитательной работе и т. д.

Сегодня военные психологи и социологи разрабатывают специальные методики с этой целью, но настоящая профилактика начинается до армии. Многие призывники к службе в армии недостаточно подготовлены. И не только физически. Исследования выявили, что у большинства из них существует установка на безусловное подчинение негативным традициям. Поэтому важно добиться, чтобы усилилась нравственная подготовка к службе. Кто этим должен заниматься? Все - семья, школа, комсомол, ДОСААФ, военкоматы. Только общими усилиями можно победить "дедовщину".

От редакции:

Судя по ответам военного социолога, положительные сдвиги в борьбе с негативными явлениями в армии есть. Ведутся социологические исследования, идет поиск наиболее действенных мер по искоренению неуставных взаимоотношений. Считаем, однако, что ссылки на то, что болезни армии - это болезни общества, неконструктивны. Болезни надо лечить, и чем скорее, тем лучше. И сама армия многое может сделать в воспитании человека. Надеемся, что читатели продолжат разговор об армии, ждем от них писем и предложений.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно