Примерное время чтения: 6 минут
247

ПО ПРОСЬБЕ ЧИТАТЕЛЕЙ. "Неуставщина"

Мы сегодня во всеуслышание заговорили о многих вещах, в том числе и о тех беспорядках, что творятся в армии. Но вот полгода назад ушел служить мой младший сын, и я поняла, что разговоры разговорами, а безобразия в казармах продолжаются. Может, дедовщина неискоренима? Что думают специалисты?

О. Леонтьева, Москва.

На вопросы корреспондента Н. СОЛДАТЕНКОВА отвечает преподаватель Военной академии им. В. И. Ленина подполковник В. КРУК.

- Владимир Михайлович, объясните, пожалуйста, что подразумевается под неуставными взаимоотношениями, или "дедовщиной"?

- Скажу сразу, что однозначного определения пока нет. Я как военный психолог подразумеваю под неуставными взаимоотношениями в широком смысле распространение (и существование) в армейских коллективах безнравственных, а по мере обострения - и противоправных посягательств (моральное и физическое давление) отдельных военнослужащих или групп на личность и права сослуживцев.

- Каковы конкретные формы проявлений "неуставщины"?

- Самые разнообразные. Если же говорить о наиболее распространенных, то это словесные оскорбления, шантаж, принуждение сослуживцев или молодых воинов к выполнению различных прихотей, перекладывание на них своих обязанностей в быту и по службе, вымогательство денег, предметов обмундирования, продуктов питания, избиения и издевательства, одиночные и групповые драки и т. д.

К неуставным взаимоотношениям относятся также чрезмерная требовательность со стороны младших командиров к своим подчиненным и то, что мы называем нервными срывами, когда человек, попадающий в непереносимую личностную ситуацию и не являющийся по сути хулиганом или насильником, совершает хулиганский поступок и т. д. Сюда же можно отнести и формы расправы над обидчиками, которые превышают необходимые пределы обороны.

- Какова история возникновения таких взаимоотношений между военнослужащими?

- Я выделил бы четыре периода в развитии "неуставщины". Первый - до начала 50-х гг., когда какого-либо серьезного свидетельства существования беспорядков в армии не было. Правда, издавались отдельные приказы, передающие обеспокоенность высшего армейского руководства по поводу принесенных из царской армии ритуалов "солдатских присяг", проблем взаимоотношений начсостава и красноармейцев (20- е гг.). В 30-е гг. это явление практически исчезает: видимо, сказалась система жесткой авторитарности, в том числе и в войсках, те широкие дисциплинарные права, которыми были наделены командиры, а также классовая система отбора в Красную Армию. Война дала командирам особые полномочия, позволяя пресекать любые беспорядки, и в те годы проблема "неуставщины" не стояла.

Второй период (с середины 50-х гг. до начала 60-х) был отмечен резким всплеском неуставных взаимоотношений во всех родах войск, значительным возрастанием физических расправ над требовательными младшими командирами. В этот период в связи с сокращением армии военного времени и уходом из нее ветеранов, призванных еще в довоенные и военные годы, в войска стали набирать всех, что называется, без разбора, в том числе и вчерашних заключенных. Они-то и привнесли в войска тюремные и уголовные традиции - организацию судилищ, принятие блатной присяги, избиение ложками и прочее. А с появлением в 1957-1958 гг. так называемых институтов общественности и замены гауптвахты "взятием на поруки" все эти безобразия прочно укоренились в казармах. Именно в этот период неуставные взаимоотношения начали перерастать в самостоятельное социально-психологическое явление.

Третий этап (с середины 60-х до середины 80-х гг.) - это время всплесков и спадов проявлений неуставных взаимоотношений. Но, как правило, снижение их количества в официальной отчетности было приурочено к различным событиям и датам, а затем вновь следовал рост преступлений, который свидетельствовал о стабильности явления. Конечно, нельзя сказать, что с "дедовщиной" не боролись, - только начиная с 1946 г. министрами обороны СССР и начальниками Главного политического управления СА и ВМФ было издано более 150 документов по этому поводу, но положение не изменялось к лучшему.

С 1985 г. начался четвертый этап - о непорядках в армии стали говорить и писать открыто. Документы свидетельствуют о резком снижении преступности в армии. Однако, подчеркиваю, преступные проявления на почве "дедовщины" сегодня не только не уменьшились, но стали еще более изощренными и жестокими.

- Есть ли что-либо подобное в армиях социалистических и капиталистических стран?

- Хотя официальных сообщений немного, но офицеры армий соцстран, обучающиеся в нашей академии, свидетельствуют, что проблемы неуставных взаимоотношений существуют и там. Только, может быть, не так остро, как у нас.

То же самое можно сказать и об армиях капиталистических стран. Например, в армии США до 1975 г. аналогичные проблемы стояли очень остро, особенно в тех частях, которые воевали во Вьетнаме. Но затем положение было исправлено.

- Существуют ли данные о неуставных взаимоотношениях в Советской Армии, в каких войсках таких случаев больше?

- Если говорить об официальных данных, то уровень преступности в Вооруженных Силах, в том числе и по параметрам неуставных взаимоотношений - в последнее время постоянно уменьшается. Вместе с тем сказать, что эти цифры отражают реальное положение дел, мы не имеем права. Потому что острота проблемы отнюдь не снижается - об этом, в частности, свидетельствуют проведенные нами исследования.

Более того, идет повсеместное сокрытие фактов "неуставщины", потому что ответственность за каждое происшествие возлагается непосредственно на офицера. Последние считают это несправедливым, и у меня есть все основания поддерживать их. Ведь из-за какого-нибудь негодяя, который просто психологически предрасположен к насилию, у человека может быть перечеркнута вся дальнейшая судьба. Поэтому многие стараются скрыть все, что творится в казарме, а в итоге возникает обстановка безнаказанности и еще больших беспорядков.

Теперь о том, где их больше. Традиционно наиболее высокий процент неуставных взаимоотношений был в военно- строительных войсках. Много "неуставщины" на флоте, в мотострелковых, ракетных частях, в конвойных войсках. Меньше беспорядков в технических и пограничных войсках. Но "неуставщина" в какой-то мере существует везде, различаясь лишь по форме и степени активности.

- Насколько эффективны сегодняшние методы борьбы с неуставными взаимоотношениями?

- Борьба, которая ведется сейчас, в целом все-таки дает положительные результаты. Но пока остаются серьезные деформации в обществе в целом, до конца искоренить эту проблему не удается. С каждым новым призывом все повторяется сызнова. Почему? Потому, что все мы больны насилием: старшие подчиняют младших, сильные - слабых. И так везде: в школе, дома, на работе. Армия лишь обостряет такую систему отношений.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно