Примерное время чтения: 7 минут
76

О ПЕРЕСТРОЙКЕ В КИНЕМАТОГРАФИИ. На подступах к шедевру

С секретарем правленым Союза кинематографистов СССР кинокритиком В. ДЕМИНЫМ беседует наш корреспондент Р. ВАЛИТОВА.

КОРР. Перемены в кинематографе радуют: с полок сняты фильмы, с тем - запреты. Но вот парадокс: призы за остроту и талантливость, как и зрительские симпатии, отданы не сегодняшней кинопродукции, а лентам, снятым десять-двадцать лет назад. Неужели кинематограф так безнадежно отстал, что ему нечем ответить?

ДЕМИН. Словом, где обещанные шедевры? Но разве их обещали? Обещали, что меньше будет у нас средних фильмов, бездарных. По-моему, их и становится меньше. Это показали последние фестивали.

Что же касается шедевров, то, как клятвенно заверил один из прежних руководителей Госкино, все, что "планировалось" шедеврами, никогда ими не становилось. И напротив, все, что получалось шедевром, чаще всего планировалось как проходная картина. Вспомним "Белое солнце пустыни" Мотыля, режиссера хотели понизить в квалификации, ругали: монтировать не умеет, снял не так... А картина с успехом идет до сих пор...

Время было другое. И тогда человек вставал на отчаянную стезю, будь то Глеб Панфилов, Алексей Герман, Элем Климов. Он начинал бунтовать. То, о чем он задумывал картину, - уже был вызов, то, как он будет ее делать и с кем, - тоже. Это была духовная поляризация. Художники стали создавать нечто вроде завещания.

Сегодня ситуация иная. В стране царит всемасштабное духовное возрождение. Посмотрите, как публицистично работает документалистика - огромная волна фильмов! Художественное мышление пока не поспевает за ней, тут, видимо, надо что-то менять, уточнять. Потому что, если вчера мы говорили про какой-то предмет, что он хорош, а сегодня он оказался плох, - это еще не материал для художественного мышления. И я думаю, какое-то время мы будем идти на ощупь, осторожничать. Хотя некоторые события кинематографа обнадеживают, например, свердловская картина "Зеркало для героя". Она открывает такие горизонты, каких у нас еще не было. Сама по себе она, может быть, не шедевр, но на подступах к нему. "Маленькая Вера", снятая на киностудии Горького, стала открытием героя и началом совершенно нового разговора о духовных ценностях.

КОРР. Виктор Петрович, кинематограф начинает осваивать хозрасчет. Можно ли считать, что он станет своего рода панацеей от всех бед?

ДЕМИН. Я бы сказал, что сегодня хозрасчет - это парадокс. Попробуем разобраться. Вопрос ставится так: все студии получают деньги, снимают, что хотят, и торгуются с конторами проката, Госкино занимается долгосрочным планированием, техническим оснащением плюс посильно влияет на кинопроцесс, но это влияние не административно-командное, а экономическое. Например, в Госкино есть система госзаказов, которая поддерживает картину в финансовом отношении.

Словом, чем больше самостоятельности, тем лучше. Но есть одна опасность - снижающаяся посещаемость кинотеатров. Наши рекордсмены по посещениям - фильмы "Москва слезам не верит" - посмотрело 98 миллионов человек и "Пираты XX века" - 104 миллиона. Дай бог сегодня приблизиться к этим цифрам хотя бы наполовину.

И в столь трудное время мы переходим на хозрасчет. В этом-то и есть парадокс. Но иначе нельзя, потому что процветала вселенская путаница, где было все перемешано и ничего не понятно. А сейчас мы хотя бы разберемся, кто сколько реально заработал.

Например, Грузинская студия каждый год собирает наибольшее количество призов и вместе с тем входит в число убыточных.

Думаю, что в хозрасчете самое страшное не то, что студии не найдут выход из трудного положения, а то, что не захотят делать ширпотреб. Я говорю о фильмах, "обреченных" на успех своей упрощенной стилистикой, предельной ясностью. Противостоять этому будет трудно. Должна сработать такая пружина, как общественное мнение.

КОРР. Насколько я понимаю, здесь свою роль должна сыграть критика.

ДЕМИН. Безусловно! Но, к сожалению, критики, как постоянно действующего механизма, у нас нет. Есть критики плохие, и хорошие. Но критика, как таковая, предполагает каждодневный или почти каждодневный отклик на то, что происходит. О кино надо писать так же часто, как мы пишем о погоде, спорте. Поэтому в штате редакции газеты должен быть кинокритик.

КОРР. Кинематографисты жалуются на авторское бесправие: режиссер, снимая фильм за границей, львиную часть заработка отдает Совинфильму, не говоря уже о полном бесправии актеров... Что предпринимает Союз кинематографистов, чтобы изменить положение?

ДЕМИН. Позиция Союза тут однозначна: надо защитить все профессии. Сейчас такой документ готовится, собираемся выйти с ним на очередной съезд кинематографистов.

Но дело не только в деньгах. Режиссер, например, не имеет никаких прав на свою картину. Существует статья с довоенных времен, где сказано, что фильм является собственностью студии.

Как товар - согласен, но как художественное произведение - это собственность и создание режиссера. Там это не разъяснено. Поэтому студия может сократить картину, не сказав автору, ни слова. В фильме Ростоцкого "А зори здесь тихие" был эпизод, снятый в бане. Очень скромный, целомудренный, но наше пуританское телевидение так испугалось, что сцену вырезали. На моей памяти Ростоцкий - единственный режиссер, который добился через суд, чтобы сцену восстановили и с ней уже фильм повторно показали по телевидению.

Что касается съемок за рубежом. Режиссер снимает фильм и получает гонорар, а Совинфильм его отнимает. Сейчас, правда, обещают отнимать не всю сумму. Но более поразительна история с призами. Их тоже отбирали, и все они стоят в Госкино, хотя получены за режиссуру. Денежные призы человек обязан был сдавать, ему доставалась лишь треть. Теперь ситуация изменилась - режиссер половину валюты меняет в банке на рубли, а другую оставляет себе. Вроде бы и он не в обиде, и Госкино валютой разжилось.

Так обстоит дело с правами режиссера. С актерскими сложнее. Вопрос ставится, но о правах, увы, не авторских, а исполнительских. Посему актер получает такие мизерные суммы, что существовать на них трудно.

Что это за ставка - 8 руб. 40 коп. за съемочный день? Как жить на эти деньги? А если снимаешься через день? А если, как в реальности, гораздо реже?

Не случайно актеры сейчас хотят создать свою ассоциацию, открыть счет в банке, устраивать филантропические вечера, чтобы помогать тем, кто оказывается в особо бедственном положении...

КОРР. А такой прецедент: снимаем совместную картину - право проката отдаем иностранной фирме. Что это?

ДЕМИН. Ситуация с прокатом чрезвычайно сложна. Мы чуть ли не с восторгом пишем, что вот еще один фильм пробил себе дорогу на американский экран. А чаще всего какой-нибудь частный продюсер купил картину для двадцати показов. Чтобы выйти на большой американский экран, надо иметь на рекламу не меньше шести миллионов долларов. У нас смета - 450 тысяч рублей, мы уверяем иностранцев, что рубль дороже доллара. Только они этому не верят. Наши картины приобретаются почти задаром, но чтобы продюсер мог их широко показать, ты должен ему за это доплатить. И поэтому фильмы неизвестно где оседают, а если их и смотрят, то в основном специалисты или крутят по университетскому студенческому прокату.

КОРР. Виктор Петрович, сейчас поднимается вопрос о том, чтобы отменить почетные звания для артистов. Не секрет, что их нередко получают не но таланту.

ДЕМИН. Мы поднимали на пленуме Союза кинематографистов разговор об этом. Если найдем поддержку у Союза писателей, театральных деятелей, может, звания будут отменены. Думаю, это будет справедливо. Творчество художника в первую очередь должны оценивать Союзы, добровольные общества. Для писателей самой ценной должна стать премия Союза писателей.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно