Примерное время чтения: 7 минут
123

Сегодня в нашей стране идет непростой процесс восстановления доверия к советскому здравоохранения. Умолчание порождает домыслы

Редакционная почта свидетельствует, что рост в мире числа заболевших СПИДом вызвал широкий общественный интерес к проблемам, о которых у нас говорить было не принято. Статистические данные тем более были за семью печатями.

Мало того, что это не способствовало санитарному просвещению, а значит, и борьбе с недугами, такое умолчание использовалось и как козырь в идеологической борьбе, подавалось на Западе как еще один пример отсутствия гласности, зажатости советского общества.

Что делается в этом направлении сейчас? Об этом рассказывают директор Центрального научно-исследовательского кожно-венерологического института Минздрава СССР, член-корреспондент АМН СССР, профессор Ю. СКРИПКИН, заведующий отделом венерологии доктор медицинских наук К. БОРИСЕНКО, заведующая отделом эпидемиологии кандидат медицинских наук О. ТЕСАЛОВА.

СКРИПКИН. Информация, касающаяся нашей страны, приведена в таблице. В странах Запада уровень заболеваемости венболезнями (на 100 тыс. населения) следующий - например, США: сифилис - 28,5, гонорея -387, Англия: сифилис- 9, гонорея - 120, Франция: сифилис - 8,5. Врожденный сифилис встречается, например, в Англии в 0,26 случая на 100 тыс. населения.

БОРИСЕНКО. Здесь необходимо уточнение. Собственно венерические болезни включают в себя пять самостоятельных заболеваний. В отношении них в Советском Союзе применяются организационно-эпидемиологические мероприятия. Но существует другая, более многочисленная и на сегодняшний день более важная группа заболеваний, которые называют болезнями" передающимися половым путем. Их около 20, и они составляют примерно половину всех инфекционных заболеваний человека в мире.

КОРР. Сравнительные данные свидетельствуют, что венболезни в нашей стране менее распространены, чем в большинстве наиболее развитых стран Запада. Чем же тогда объясняется тот факт, что некоторые западные журналисты и особенно "радиоголоса" постоянно акцентируют внимание на этой проблеме, наряду с высокой детской смертностью и высоким уровнем абортов?

БОРИСЕНКО. Мы сами да вали повод для подобных суждений, потому что длительное время не публиковали статистические данные. Это умолчание явно сыграло против нас. А. ведь распространенность венболезней в нашей стране настолько низка, что стоило ли ее скрывать?

ТЕСАЛОВА. Но при этом не надо забывать, что она низкая благодаря комплексным государственным мероприятиям и качественной диспансерной системе ведения венбольных, в основе которой лежат широкие профилактические мероприятия.

Суть диспансерного метода - профилактические осмотры разных групп населения с целью выявления заболевших на ранних стадиях. Это, в частности, доноры, больные стационаров, беременные, работники детских учреждений, "группы риска" и т. д.

С 1964 по 1979 г. у нас отмечался рост венерических заболеваний. Тогда было введено обследование таких "групп риска", как пациенты медвытрезвителей, спецприемников, моряки дальнего плавания, водители, сезонные рабочие. В результате этих мер уровень венболезней снизился. В Москве, например, "группой риска" были таксисты и официанты. Сейчас уже нет. На сегодняшний день основные группы риска - наркоманы, проститутки бомжи (бродяги).

СКРИПКИН. Об эффективности наших профилактических мероприятий свидетельствует и то, что во время проведения Олимпиады в 1980 г. и Всемирного фестиваля молодежи и студентов в 1985 г. роста вензаболеваний не отмечалось.

КОРР. Вы считаете, что приведенные цифры показывают истинное число венбольных?

БОРИСЕНКО. Трудности регистрации подобных больных существуют во всем мире. Но у нас в сравнении с западными странами их регистрация поставлена гораздо лучше. Это признают и посещающие нашу страну зарубежные специалисты.

Все ли больные у нас на учете? Безусловно, нет. Какая-то часть больных в силу субъективных психологических причин с большой неохотой идет на регистрацию, имеют место случаи подпольного лечения и самолечения. Но в этом плане у нас гораздо меньше забот, чем у наших коллег на Западе, где частнопрактикующие врачи не полностью регистрируют своих пациентов, тем более не ведут поисков источников заболеваний.

В нашей стране сейчас за счет своевременного выявления 90% - это ранние формы сифилиса. Их ведь и лечить намного легче. Если 10 лет назад мы тратили на лечение больного в среднем около года, то сейчас - не более месяца, а на ранние формы - 14 - 16 дней.

СКРИПКИН. По заниженным данным Всемирной организации здравоохранения (1986 г.), в мире им больны 58 млн. человек, гонореей - 120 млн., более 600 млн. - болезнями, передающимися половым путем. Население земного шара в 1986 г. составляло 4,8 млрд. человек. Таким образом, суммарное количество больных вензаболеваниями и болезнями, передающимися половым путем, около 1 млрд. человек, т. е. практически каждый пятый житель планеты - наш пациент.

В связи с этим хочу подчеркнуть, что, к сожалению, борьба с инфекцией, передающейся половым путем, в отличие от венболезней, пока недостаточно эффективна. Основной камень преткновения - материально-технический уровень нашего здравоохранения. А ведь уже в ближайшем будущем эти инфекции могут выйти на первое место среди всех других заболеваний. Это инфекции завтрашнего дня, и лечить их труднее, чем классические венерические болезни.

КОРР. В отечественной медицинской практике все шире используется анонимный метод обследования и лечения некоторых категорий больных. Применяется ли он в вашей области?

СКРИПКИН. Действительно, некоторыми дерматовенерологами, в частности главным дерматологом Москвы В. А. Тицом, высказывается сейчас мысль о более широком переходе на анонимное обследование и лечение венбольных. С нашей точки зрения, это совершенно неверный подход. Заразные формы этих болезней надо обязательно начинать лечить в стационаре.

ТЕСАЛОВА. Сейчас анонимное обследование допущено для больных СПИДом. Это и послужило прецедентом для некоторых наших коллег. Но ведь только 25% больных венболезнями сами являются в кожно-венерологический диспансер. Еще 76% выявляются при профосмотрах и работе в "очаге". Поэтому при практике анонимного обследования и лечения через несколько лет мы вновь можем столкнуться с ростом заболеваемости венерическими болезнями.

Заболеваемость населения СССР и США венерическими болезнями (число больных с впервые в жизни установленным диагнозом на 100 тыс. жителей)

Но сегодня неверный подход к профилактике и лечению вен-заболеваний отмечается не только со стороны части дерматовенерологов. МВД, например, блюдя свои ведомственные интересы, издало инструкцию о прекращении обследования на венболезни пациентов медвытрезвителей. Хотя они заболевают в 3 - 4 раза чаще, чем обычное население. Из-за этих ведомственных барьеров нам сейчас сложнее проникнуть в некоторые группы риска.

Кроме того, предлагается сократить широкие профилактические обследования, так как они якобы дороги. Печальный пример тому уже есть. В 50-е годы, когда заболеваемость венболезнями у нас резко снизилась, стали закрывать НИИ, республиканские КВД. Это привело к тому, что уже в 60-е годы вновь наблюдался подъем заболеваемости. Таким образом, сегодня предлагается уже дискредитировавшая себя в прошлом идея.

КОРР. У многих, как мне кажется, до сих пор не преодолен психологический барьер боязни кожно-венерологических, психоневрологических и наркологических диспансеров. С чем, по вашему мнению, это связано?

СКРИПКИН. Да, такие факты имеют место. Но в этом мы часто сами виноваты. Во-первых, в отношении этих больных не всегда строго соблюдалась врачебная тайна. Во-вторых, неграмотной пропагандой и санитарно-просветительной работой мы долгое время формировали неправильное отношение к болезням, передающимся половым путем. В-третьих, многое зависит от общего уровня культуры населения. Мы ведь раньше пугали, а не разъясняли. Кроме того, специалистам не разрешали выходить на широкую общественную аудиторию через средства массовой информации. Это стало возможным только в последние 2 - 3 года.

Беседу вел В. РОМАНЕНКО.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно