Примерное время чтения: 4 минуты
276

Речь, положившая конец "холодной войне"

Продолжают поступать отклики на выступление М. С. Горбачева в ООН. Московский корреспондент влиятельной английской газеты "Файнэншл таймс" Квентин ПИЛ, освещавший вместе с 70 зарубежными журналистами визит М. С. Горбачева в Нью-Йорк, специально для "АиФ" подготовил материал об этом событии. Надеемся, что наши авторитетные специалисты-международники откликнутся на эту публикацию.

ТРУДНО себе представить большую разницу в поведении советских руководителей на Генеральной Ассамблее ООН прежде и теперь. В 1960 году Никита Хрущев прервал речь британского премьер - министра, сняв с ноги ботинок и ударив им по столу, чем сознательно выразил неуважение к международному сообществу.

В 1988 году Михаил Горбачев избрал ООН для того, чтобы выступить здесь с новыми инициативами по сокращению вооружений. Тем самым он подчеркнул свое уважение к той роли, которую играет ООН в деле сохранения мира. Оба события беспрецедентны - пожалуй, здесь сходство между ними и кончается.

Самым главным в выступлении Горбачева стала не инициатива масштабного сокращения вооружений, хотя неизбежно это заявление Генерального секретаря в первую очередь попало в заголовки. Наиболее важным можно считать выраженное намерение "деидеологизировать" международные отношения, избавиться от враждебности "холодной войны", а также от пропаганды. Преимущества идеологии должны доказываться делами, а не словами, сказал он, а борьба идеологий не должна затрагивать область дипломатических отношений.

"Мы не отказываемся от наших убеждений... - сказал Горбачев, - но мы и не собираемся замыкаться в кругу своих ценностей".

Речь Генерального секретаря в ООН была мастерским выступлением, сжатым - около часа - и в то же время масштабным по размаху и мышлению. Особенно ярко обозначился контраст выступления с малозначительными внутренними темами в США, вышедшими на первый план в ходе предвыборной кампании.

Масштабы односторонних сокращений советских вооружений настолько значительны, что могут удовлетворить и самых закоренелых скептиков. Конечно, это не бескорыстный жест. Горбачеву, так же как и Бушу, нужны деньги, чтобы поднять уровень жизни своего народа. Договор о РСМД не высвободил таких уж больших денежных средств. Сокращение обычных советских вооружений такие средства предоставит.

Среди советских военных специалистов растет признание того, что вооруженные силы излишне велики, громоздки, основаны на устаревшей технологии. Сокращения также необходимы и для создания более действенной, квалифицированной Советской Армии.

Впрочем, ничто не умаляет значимости советского шага. Пойдя - впервые после второй мировой войны - на односторонние сокращения вооружений, советский лидер добился решительного психологического прорыва. Реакция Соединенных Штатов была осторожной. Что касается стран Западной Европы - новые предложения СССР почти везде были приняты с энтузиазмом.

Горбачев своей речью приковал внимание всех до последней минуты выступления. Повторявшиеся ранее заявления о невозможности сокращения в ближайшее время советских вооружений в одностороннем порядке - в последний раз об этом заявил теперь уже бывший начальник Генерального штаба маршал Сергей Ахромеев - не давали возможности и подумать о том, что Горбачев может сделать подобный жест. Американские официальные лица опасались каких-либо крупных инициатив со стороны СССР, понимая, что ни Буш, ни Рейган не смогут должным образом на них отреагировать в период смены администраций.

Горбачев не собирался воспользоваться затруднениями американской стороны. Ему нужно сотрудничество с Вашингтоном, он старается достойно закончить вывод войск из Афганистана. Его предложение о полном эмбарго на поставки оружия противоборствующим сторонам в Афганистане означает серьезное изменение в советской позиции. Ранее СССР оговаривал свое право поставлять оружие афганскому правительству в Кабуле.

Это была речь, обращенная ко всему мировому сообществу. Последние штрихи в ней, по словам посвященных, были сделаны самим Горбачевым рано утром за несколько часов до выступления.

Возможно, что та ее часть, где шла речь о 100-летнем моратории на выплату задолженности развивающихся стран, не произвела впечатление такой значительной, как предыдущие. Советский Союз никогда не был таким уж большим кредитором этих стран. Большинство сделок СССР с развивающимися странами заключалось в ходе долгих продолжительных переговоров. При этом предполагались ответные поставки дешевых товаров. В предоставлении кредитов под высокий процент тем, кто в них сильно нуждается, заинтересованы больше западные банки. Мораторий, о котором говорил Горбачев, без перестройки экономики стран третьего мира не поможет решению проблемы международной задолженности.

Визит Горбачева в цитадель капитализма, Нью-Йорк, укрепил западные симпатии к поре-стройке. Если и прозвучали какие- то опасения, то они были связаны с тем, что образ советского руководителя на международной арене оторвется от образа руководителя страны, стоящей перед решением громадных внутренних задач.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно