147

ЭНЕРГИИ ЯДЕРНОЙ ВЗРЫВЧАТКИ ХВАТИЛО БЫ ДЛЯ РАБОТЫ АЭС НА 20 ЛЕТ. Мир стал необычайно тесным...

Академик В. И. ГОЛЬДАНСКИЙ известен как активный пропагандист многосторонней связи научно-технического прогресса с новым политическим мышлением. Об этом с ним беседует корреспондент "АиФ" С. ПЕСТОВ.

- Виталий Иосифович, мне приходилось слышать вашу - на первый взгляд - парадоксальную оценку роли спутников- шпионов. Не могли бы вы сказать об этом подробнее?

- Наше сознание буквально засорено стереотипами прошлого. Народам всего мира усиленно внушали стремление любой ценой накопить оружие числом поболее, мощью пострашнее. В тех условиях спутники-шпионы представлялись угрозой в особенности там, где секретность считалась "передним краем обороны". Надо сказать, что сдерживание угрозой возмездия сыграло в прошлом свою положительную роль - в первую очередь благодаря разрушению американской монополии на ядерное оружие, Европа прожила без войны более 40 лет.

Но разбухшие вооруженные силы - это очень дорогое психологическое оружие, оно способно внушить страх, но не безопасность.

- Стало быть, концепция взаимного сдерживания мощью оружия должна уступить место...

-...Концепции взаимного доверия. Но я бы назвал утопией попытку перескочить сразу от сдерживания силой оружия к доверию. Нужен промежуточный этап, в который мы по сути уже вступили. Это "верификационное сдерживание", основанное на верификации, т. е. строжайших взаимных контроле и проверке. Оно целиком отвечает принципу гласности в международной политике. Мир стал необычайно тесным и открытым - в принципе все поддается контролю и проверке благодаря развитию космонавтики, микроэлектроники, информатики.

С этой точки зрения "спутник-шпион" я считаю устаревшим стереотипом, подобно другим привычным "образам врага". Фактически в настоящее время спутники, как и все, что способствует наблюдению, проверке выполнения договорных обязательств, стабилизирует мир. А вот ассигнование Пентагоном огромных средств на невидимый радаром бомбардировщик "Стелз" - фактор дестабилизирующий.

- Стабилизирует мир и сокращение вооруженных сил и вооружений, начало которому в одностороннем порядке положила недавно ваша страна.

- И поверьте - это никак нас не ослабило. Когда мы демонстрируем открытость, подтверждаем ее конкретными делами, мы тоже порождаем доверие. Получается цепочка обратной положительной связи. Верификация рождает доверие, а доверие расширяет возможность верификации. И наоборот - утаивание, свойственное в особенности нашему и заокеанскому чиновному люду, рождает подозрения... Скажите, кто поверит, что мы тратим на оборону ежегодно сумму порядка 20 млрд. рублей?

- Военные расходы американцев превышают 300 млрд. долларов ежегодно, для сохранения военного паритета мы должны тратить тоже не 20 млрд. Даже если сделать скидку на то, что у нас армия не наемная.

- По данным американских спецслужб - а это единственные открытые данные на этот счет - мы расходуем на военные цели более 220 млрд. долларов.

Странная эта статья расходов. По другим отраслям можно все рассчитать с большой точностью, несмотря на отсутствие порядка в ценах, а тут... Но вот недавно объявлено у нас о сокращении военного бюджета на 14,2%. Названа цифра с точностью до третьего знака, значит, можно все-таки сосчитать? Эти бюрократические игры не только смешны, они опасны в нынешний период, когда доверие должно стать нормой поведения. Устранение бессмысленных ограничений в информационном обеспечивании советских людей, полное рассекречивание всех сведений, не содержащих государственных и военных тайн, должно стать прерогативой деятельности народных депутатов, комиссий Верховного Совета. Нужно на этот счет твердое и точное законодательство, в основу которого должна быть положена презумпция несекретности - тот, кто ставит вопрос о засекречивании каких-либо сведений, должен доказать необходимость такого шага.

Я полагаю, что депутаты должны сделать все необходимое, чтобы от экономики вооружений страна перешла к экономике разоружения, а военный потенциал сохранился бы лишь на уровне, диктуемом оборонительной доктриной.

Среди громадного долга развивающихся стран многие миллиарды долларов - нашей стране за поставки туда оружия. А ведь еще Ленин подчеркивал, что главная помощь, которую мы можем оказать национально - освободительным движениям, - во вдохновляющем примере успешного созидания нового общества, а отнюдь не в поставках оружия. Бремя военных расходов губительно и для стран развивающихся, и для стран развитых.

Сейчас в мире накоплено ядерной взрывчатки общей мощностью 10-15 тысяч мегатонн. На каждого человека - по три тонны!

Знаете, мне пришла в голову такая мысль: если всю эту энергию уничтожения перевести (условно, конечно, физически это невозможно), так вот, если перевести ее в энергию поддержания жизни - скажем в калорийность сливочного масла, то получилось бы по 300 кг масла на каждого жителя планеты. Или по 3 тонны мяса - при годовой норме в 60 кг каждому хватило бы мяса на 50 лет!

- Виталий Иосифович, а возможна ли такая "конверсия" - перевести ядерную взрывчатку в ядерное горючее для АЭС?

- Да, и технически это отнюдь не сложно. Можно ядерной взрывчаткой обогатить природный уран, что значительно проще и дешевле нынешних методов обогащения. Если все эти накопленные 15000 мегатонн пустить в котлы АЭС, чья суммарная мощность во всем мире - 400 млн. кВт, то они могут работать на "конверсионном" горючем в течение двух лет. А если использовать еще и деление на быстрых нейтронах - к примеру, создать, как это предлагают французы, реакторы на смесях расплавленных солей плутония и тория, то энергии ядерной взрывчатки хватило бы для АЭС уже на 20 лет.

- В том, что накопилось столько начинки для ядерных боеголовок, есть, по-видимому, вина не только "той" стороны, но и наших ученых.

- Если бы в конце пятидесятых у нас был тот уровень демократии и гласности, который создан хотя бы на сегодняшний день, думаю, что не случилось бы того печального события, которое произошло в 1961 г., - наша страна первой нарушила трехлетний негласный мораторий на все виды испытаний ядерного оружия, которого придерживались и мы, и американцы. Тогда протестовал по сути дела лишь один человек - академик Сахаров.

Чуть позже - тоже в большой степени по нашей вине - не состоялся договор о полном запрещении ядерных испытаний - мы отказались от строгого взаимного контроля, считая его равносильным шпионажу на нашей территории. Вот к каким пагубным ошибкам приводят излишняя подозрительность и нагнетание секретности.

- Виталий Иосифович, вы были в 1988 г. единственным представителем науки в составе правительственной делегации СССР на III специальной сессии ООН по вопросам разоружения, участвовали во многих международных встречах ученых. Не приходилось ли вам сталкиваться с ситуацией, когда на таких встречах даже далеко не самые свежие материалы из зарубежной научной литературы оказываются в новинку для наших участников?

- В последние полтора года уже не приходилось. А раньше сплошь и рядом бывало именно так - мы не знали статей из самых распространенных научных журналов США и Англии, хотя в этих статьях содержались аргументы именно в нашу пользу по разным актуальным вопросам. А причина была весьма проста - кому-то хотелось выглядеть очень бдительным, и дело доводилось до абсурда. Наши библиотеки получали заграничные журналы, в которых неведомые чиновники вырезали эти статьи и даже замазывали их названия в оглавлении...

- Скажите, вы - председатель Советского Пагуошского комитета, заместитель председателя Комитета советских ученых в защиту мира против ядерной угрозы, заместитель председателя правления Всесоюзного общества "Знание" и многое, многое еще. Есть ли у академика Гольданского личная жизнь, любимое увлечение, время на спорт, на семейные дела?

- Стараюсь находить время на прогулки и плавание, люблю и собираю пластинки и компакт-диски, в основном классику.

- Читатели интересуются зарплатой академика.

- За звание академика - 500 руб. Как директор института, я получаю еще 600 руб.

- Но вы еще главный редактор журнала "Химическая физика", член многих национальных академий, член редколлегий зарубежных и международных журналов...

- Всякие журналы - это работа (и немалая) на общественных началах. А членство в зарубежных академиях и обществах - это чисто почетные звания.

- Как видим, сфера вашего приложения сил достаточно широка. Наверное, поэтому вас выдвинули кандидатом в депутаты столько общественных организаций. Не могли бы вы назвать основные пункты вашей программы?

- В той или иной мере они были затронуты в нашей беседе. Вы задавали, а я отвечал на вопросы, которые больше всего волнуют людей. Как раз они составляют основу моей платформы. Так, наверное, оно и должно быть у каждого кандидата в депутаты.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно