Примерное время чтения: 7 минут
94

ИЗ ПОЧТЫ "АиФ" (21.04.1989)

Компьютер - управленец

"В "АиФ" N 51 за 1988 г. было опубликовано интервью с заместителем председателя Государственного комитета СССР по вычислительной технике И. Букреевым - "Барьеры на пути в компьютерный век", в котором была нарисована довольно пессимистичная картина. И все же положительные примеры внедрения компьютеров есть, причем не только предприятиями, но и министерствами.

В Министерстве морского флота СССР, например, управление перевозками продовольственных и других экспортно- импортных грузов осуществляется с помощью компьютеров. Объем перевозок постоянно растет, а аппарат управления сокращается (за год он уменьшен на 35 %) и будет сокращаться в дальнейшем. Без массовой компьютеризации управленческой деятельности сегодня не обойтись.

В течение прошлого года только в центральном аппарате Минморфлота было внедрено в практику управления более 100 персональных компьютеров. Более 150 руководителей и специалистов министерства, большинство из которых никогда ранее не имело дела с вычислительной техникой, прошли обучение и сегодня успешно работают с компьютерами на своем рабочем месте.

На пути компьютеризации министерства нам пришлось преодолеть два психологических барьера: первый - у пользователей информации, второй - у ее разработчиков. Как ни стран-. но, решить первую задачу оказалось проще, ведь глобальная пропаганда компьютеризации и компьютерные игры создают благоприятные стимулы для обучения. Психологию же профессиональных разработчиков, выработанную прежним опытом, когда одна задача программировалась 2-3 года, а сейчас на нес отводится 2-3 месяца, сломать было сложнее. Но и с этой задачей мы справились.

Конечно, с точки зрения большинства читателей "АиФ", ситуация, сложившаяся в Министерстве морского флота СССР, является уникальной, поскольку далеко не все могут- позволить себе в настоящее время производить массовые закупки импортной вычислительной техники. Однако предпринимаемые государством усилия могут привести в скором будущем к насыщению нашего рынка персональными компьютерами. И тогда опыт Минморфлота окажется не только полезным, но и необходимым.

С. Львов, заведующий сектором "СоюзморНИИпроекта", кандидат физико-математических наук.

* * *

Спасите от бюрократа

ТО, ЧТО КУПИТЬ ПРИЦЕП для легкового автомобиля - задача непростая даже для инвалидов и участников войны, для которых существует своя очередь, общеизвестно. И мы с сыном, посмотрев на недоступную нам заводскую тележку, сделали свою. Но подспорья саду - огороду, как рассчитывали, не получили. Тележку-то, оказывается, надо зарегистрировать. И для этого представить справки: где взял материал для изготовления прицепа, где доски для кузова, откуда колеса? И чтобы непременно печати были. А кто мне их ставить будет, если железки я по всему городу собирал из валяющегося металлолома, доски от строительства садового домика остались, а колеса прежде на автомобиле были? Но и это еще не все. Требуется достать где-то грузовик и отвезти на нем тележку за 350 км в Челябинск. На экспертизу, как разъяснили мне в ГАИ.

Предположить, что составители этого документа ориентировались на то, чтобы обеспечить сохранность государственной собственности, нелепо. Ибо у нас столько разбросанного всюду металлолома, что можно не только тележки, а танки и самолеты делать. То же и с досками. Скорее всего, существующие правила - рецидив тех лет, когда не подозревать считалось невозможным. И не заботой о жизни и безопасности людей пропитан этот документ, а скорее стремлением создать человеку максимум неудобств, отучить его от какой-либо инициативы, от желания стать рачительным хозяином.

С. Волчек, г. Касли, Челябинская обл.

* * *

Создадим себе доброе имя

ПРЕСТИЖ КООПЕРАТОРА сегодня, мягко говоря, невысок. Спросите у любого: кто такой кооператор? И чаще всего услышите: рвач, набивающий карман на наших трудностях. Как ни печально это слышать мне, кооператору, иначе, наверное, и быть не могло. Десятилетиями воспитывалась в нашем народе ненависть к частникам. Должны ли мы, кооператоры, пренебречь общественным мнением и продолжать работать под "хулу толпы"? Думаю, ни в коем случае. В процессе демократизации общественное мнение становится реальной силой. Представьте себе, что народные депутаты получают массовые наказы избирателей "зажать кооператоров". Тогда на волюнтаристов и бюрократов не попеняешь.

Защищать кооператоров в глазах людей пытаются сейчас прогрессивные публицисты. Но я уверен, что доброе имя кооперативному движению могут создать только сами кооператоры, доказав обществу свою готовность служить ему, а не своему карману.

Наш кооператив попробовал это сделать. Мы перечислили треть своей прибыли на строительство оздоровительного центра для воинов-интернационалистов. Взяли шефство над Домом ребенка N 25 нашего Красногвардейского района. Ежемесячно перечисляем туда 500 рублей. Уменьшает ли это наши доходы? Безусловно. Но если мы будем оголтело гнаться за прибылью, то можем все наше движение подрубить под корень. Поэтому и цены в нашем кафе "Наргиз" не выше государственных ресторанных. Доходы наши в основном идут от роста производительности труда. Так, за два года наш товарооборот возрос втрое, а количество работающих уменьшилось.

Естественно, как всякий коммерсант, надеюсь прибыль увеличить. В Тамбовской области на арендных началах создаем свое подсобное хозяйство, которое даст нам свое мясо и безнитратные овощи. Организуем совместное с Венгрией предприятие по копчению кур. Конечно, путь взвинчивания цен намного легче. Но им могут позволить себе идти только "бабочки-однодневки", залетевшие на огонек кооперативного движения. Тот, кто пришел в него навсегда, хочет передать свое дело детям, обязан думать, как обеспечить психологический перелом в отношении общества к кооператорам.

Н. Мамедов, Москва.

* * *

Соловки: свидетельства очевидца

ФИЛЬМ "Власть соловецкая", о котором писал "АиФ", я, к сожалению, не видел. Но вот телевизионная встреча с академиком Д. С. Лихачевым - бывшим узником Соловецкого лагеря особого назначения - заставила меня взяться за перо. Написать то, что знаю, - мне ведь пришлось тоже, но уже много позже и в ином качестве бывать на островах Соловецкого архипелага.

В феврале-марте 1955 г. молодым лейтенантом с несколькими солдатами я был послан на заготовку дров в район Савватьевского скита. Группа наша разместилась в добротном здании из красного кирпича. Осматривая чердак дома, бойцы нашли мешок, в котором обнаружили два рукописных журнала политзаключенных Савватьевского монастыря, около килограмма слежавшегося и пожелтевшего сахарного песка, несколько столовых ножей и вилок, газеты и около 500 рублей "николаевками".

Эта находка и стала причиной всей дальнейшей истории. В один из мартовских дней меня вызвали в штаб части. У замполита в кабинете сидел незнакомый капитан в морской форме - как мне сказали потом, особист из учебного отряда Северного флота, расположенного в кремле монастыря. Капитан коротко сообщил мне о "контрреволюционной" находке солдат, и я получил приказ доставить все найденное "по принадлежности".

Так что с находкой мне пришлось ознакомиться бегло. Однако даже такое знакомство с документами позволило составить представление о положении и составе заключенных.

Оба журнала оказались общими тетрадями в серых картонных обложках, на которых было написано: "Научно- публицистический, литературно-художественный журнал политзаключенных Савватьевского скита "Сполохи". И картина - восходящее над морем солнце, человек, одиноко стоящий на высоком берегу. Внизу - даты: 1922 и 1923 гг.

В одной из статей, которую мне удалось пробежать, говорилось о том, что каждую ночь на Секирной горе раздаются выстрелы и из рядов политзаключенных "уходят лучшие люди". Там же рассказывалось о расстреле революционера Морозова. Прочитал я мельком заметку, посвященную двухлетию смерти писателя Короленко, Кроме того, в журналах было много лирических стихов. Их-то и читали запоем, переписывали мои молодые солдаты.

Найденные журналы на долгие годы стали "достоянием" ведомственного архива. Я думаю, настала пора вернуть их людям.

А. Астафьев, Москва.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно