59

НАШЕ ИНТЕРВЬЮ. Выборы: уроки и тенденции

Четыре месяца продолжается избирательная кампания, и все это время вокруг нее бушуют страсти. В чем необычность нынешних выборов? Каковы их уроки! Об этом беседа с социологом, доктором философских наук Е. АНДРЮЩЕНКО.

- Евгений Григорьевич, опубликованные итоги выборов еще не окончательные. Однако, видимо, об уроках и тенденциях нынешней избирательной камлании говорить уже можно и нужно.

- И прежде всего следует сказать, что выборы были необычными. Впервые на 1500 депутатских мандатов претендовало 7,5 тыс. человек. Впервые 2049 кандидатур обсуждалось на пленумах общественных организаций, чтобы отобрать из их числа лучших 750, предоставив им места в высшем органе власти. В ходе избирательной кампании мы увидели, какие огромные возможности для выражения мнений и интересов людей, их подходов к решению проблем кроются в нашей системе народовластия.

- Но много было и такого, о чем следует задуматься. Гражданская активность избирателей, например, не везде была одинаковой.

Разница в активности граждан при выдвижении кандидатов, на предвыборных собраниях, в ходе -самого голосования чувствовалась даже в столицах. В Москве, скажем, во всех 27 избирательных округах было по два и больше кандидатов. Даже двенадцать. А, к примеру, в Тбилиси, где недавние события горько потрясли всех нас, в трех из пяти округов было только по одному кандидату, а в остальных - точно по два. Характерно, что конкурсность кандидатов в Закавказье и Средней Азии была значительно ниже, чем в центральных районах страны и Прибалтике, зато активность в день голосования оказалась выше. На избирательные участки в Москве пришло 83,45% от общего числа избирателей. В Эстонии - 81,74%, в Литве - 82,15% граждан, а в Узбекистане - 95,8%, в Грузии - 97%, а в Азербайджане даже 98,5%! Думаю, это говорит о верности отжившим традициям, когда на первом месте для организаторов выборов стояла помпезность "единогласия".

- А как вы расцениваете тот факт, что в 384 избирательных округах баллотировался лишь один кандидат, значит, выбора у избирателей фактически не было?

- Тут явная накладка. Используя положение Закона о том, что это в принципе не запрещается, в ряде мест перестарались. И, как показало голосование, нередко навредили тем, ради которых проявлялась "забота". Во многих бюллетенях единственные кандидаты были вычеркнуты, что вызвало необходимость проводить повторные выборы. Недооценка политических сил, настроения людей привела к поражению на выборах ряда партийных и советских руководителей республиканского, краевого и областного масштаба.

- Этот факт некоторые наши читатели отождествляют с падением авторитета партии.

- Думаю, противовесом такому мнению может служить другой факт. А именно: из 2900 кандидатов на 1500 мест выдвинутыми оказались свыше 86% коммунистов, а избрано 87,6%. И это при нынешнем гораздо более свободном волеизъявлении, в отсутствии "разнарядок". Для сравнения вспомним, что в Верховном Совете, избранном в 1984 г., коммунисты составляли 71%. Добавлю, что ныне народными депутатами СССР избраны свыше 100 первых секретарей крайкомов и обкомов партии, много других партийных и советских руководителей. Люди выдвинули и избрали прежде всего тех, кто коммунист не по должности, не по анкете, а на деле. И наоборот, избиратели голосовали против аппаратчиков, кто сегодня дальше других от демократического стиля, кто не сумел стать настоящим лидером перестройки.

- Как, на ваш взгляд, следует поступить тем руководителям, особенно партийным, которым на выборах не было оказано доверия? Может, им следует подать в отставку?

- Кое-кому, может быть, и следует.

- В ходе выборов нетрудно было заметить, что "заорганизованность", проявившаяся в ряде регионов, нужна была прежде всего аппарату. В итоге среди депутатов оказалось немало руководителей исполнительных органов. Министров Союза, которым по Закону депутатами быть не положено, правда, нет. Но разве велика разница между министром и его заместителем?

- Заметьте: подчиненным ему. Оказавшись в представительном органе власти, такие люди будут в роли... контролеров собственной деятельности. А это вещи несовместимые.

Необходимо твердо, не колеблясь, отделить власть представительную от исполнительной. Власть выбираемую от власти назначаемой. В противном случае мы не перестанем удивляться тому, что аппарат "работает" на себя, что он диктует свою волю и интересы, выдавая их за общественные. Я обратил внимание, что министра обороны СССР в числе депутатов уже нет, но зато ими оказались несколько его заместителей, командующие групп войск, военных округов.

- А кого, по вашему мнению, в этот раз недобрал наш парламент? Чем объяснить, что среди депутатов меньше стало рабочих, колхозников, женщин, молодежи?

- Вообще, говоря о составе депутатов, следует сказать, что люди в ходе избирательной кампании отдавали предпочтение личностям, содержанию их программ. Яркий тому пример - победа академика Амосова в Киеве, который в первом же туре оставил позади шесть своих конкурентов. А ведь ученому идет восьмой десяток лет.

Что касается рабочих, то их выдвигалось 26% от общего числа. И все же следует сказать о том, что в процессе выборов они оказались не всегда готовыми к борьбе. Думаю, тут сыграла свою роль наша привычка к штампам. Кое-где производственников опять предлагали скорее для представительства, нежели для дела. А. следовательно, не ориентировались на неформальных, настоящих лидеров трудовых коллективов. Сказалось тут и отсутствие у рабочих опыта ведения дискуссий, разработки программы. Сыграли свою роль и неодинаковые условия для ведения предвыборной агитации. По сравнению с кандидатами из рабочих у руководителей разных рангов были и более квалифицированные помощники, и транспорт, и ближе к ним оказались средства массовой информации.

- Как вы оцениваете выборы народных депутатов от общественных организаций? Мнение некоторых наших читателей сводится к тому, что этим актом аппарат обеспечил себе гарантии выборной кампании.

- Выборы от общественных организаций оживили их деятельность. Взять, к примеру, избирательную кампанию в Академии наук СССР. Она буквально переворошила это уважаемое ведомство, в новом свете представила перед учеными и общественностью деятельность президиума, ряда академических институтов, некоторых академиков. В результате первого тура голосования 12 мандатов здесь остались вакантными. Урок серьезный.

Но в чем-то читатели, несомненно, правы. Как демократический инструмент выборы через общественные организации вызывают и сомнение. Ведь не одно и то же - завоевать признание и симпатии сотен тысяч людей, как это имеет место в избирательных округах, и выборы на пленуме правления какого-нибудь общества или творческого союза, где в голосовании участвует триста-четыреста человек.

- В ходе избирательной кампании среди кандидатов были названы многие имена видных публицисток, ученых, деятелей культуры. К сожалению, в списке депутатов их не оказалось. Некоторые ваши читателя считают, что тормозом на пути таких кандидатов были окружные предвыборные собрания. В какой мере это верно?

- Действительно, окружные предвыборные собрания нередко были своеобразными ловушками для неугодных аппарату кандидатов. От аппарата, который главенствовал в избирательных комиссиях, зависело, сколько и какие предприятия выдвинут одного и того же депутата, а значит, и заполнят своими представителями кресла в зале проведения собрания. Сравните. 47-тысячный микрорайон Братеево Красногвардейского района г. Москвы на собрании своих представителей в две тысячи человек предлагает кандидата экономических наук, юриста С. Друганова. А окружное предвыборное собрание из 810 человек отказывает ему даже в праве включения в избирательный бюллетень. Или другой пример. На окружном предвыборном собрании национально- территориального округа N 1 лидирует Е. Браков. А голосование 5 722 937 человек дает иное соотношение: за Б. Ельцина голосовало 89,44%, а за Е. Бракова - только 6,86%. Вот вам та мера, насколько предвыборное окружное собрание "представляет" мнение всех избирателей.

Прошедшие выборы показали - там, где прошел второй тур (переголосование по двум набравшим наибольшее число голосов кандидатам), вопрос решился заметно четче и честнее и, безусловно, быстрее, чем в округах, где возникла необходимость повторных выборов.

- В ходе избирательной кампании было немало издержек, нарушений установленных процессуальных норм. Лишь в Центральную избирательную комиссию поступили тысячи писем и телеграмм, многие из которых были связаны с подобными нарушениями. Прибавьте к этому письма и звонки в редакции газет и журналов. Что, на ваш взгляд, следует предпринять, чтобы избежать нарушений закона и ошибок в будущем?

- Следовало бы, например, создать общественный правовой консультационный центр для оказания юридической помощи кандидатам и их избирателям. Надо бы подумать об усовершенствовании законодательства о выборах в сторону их дальнейшей демократизации. Пора найти и техническое решение проблемы подсчета голосов.

Должна быть и судебная защита от нарушений прав избирателей. У нас же ни раньше, ни теперь в случаях нарушения правовых норм выборной этики никто не наказывался. Думаю, наша снисходительность к нарушителям Закона о выборах - оттого, что нарушают его в основном сами организаторы - работники советского аппарата и стоящие за ними партийные функционеры. Они неуязвимы. Отсюда л "вольности" в ходе избирательной кампании.

Беседу вел В. ВОРОНЕЦКИЙ.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно