Примерное время чтения: 8 минут
86

ПОЧТИ 24 МЛН. ЧЕЛОВЕК ПОЛУЧАЮТ ПЕНСИЮ ДО 60 РУБ. В МЕСЯЦ, БОЛЕЕ ПОЛУМИЛЛИОНА НЕ ИМЕЮТ ПРАВА НА ПЕНСИЮ. "Подайте на бедность..."

ПРИСТУПАЯ к этой теме, я, естественно, захотела поговорить со специалистами, занимающимися проблемой нищих в нашей стране. "Такой проблемы у нас нет, потому что ее быть не должно", - услышала я в ответ на свой вопрос в Главном управлении социального обеспечении Госкомтруда СССР. "Не надо искусственно создавать проблему", - предупредили меня.

Как же так? Нищие есть, а проблемы нет?

Спускаюсь в слабо освещенный переход в центре Москвы. Около стены сгорбленная фигура старушки с палочкой, чуть дальше сидит женщина с грудным ребенком.

Можно ли понять психологию человека, просящего подаяние? Надо быть, наверное, доведенным до предела отчаяния, чтобы, преодолевая барьер человеческого достоинства, гордости, чувства стыда, протянуть руку...

Опускаю в нее мелочь...

- Бабушка, - обращаюсь к старушке, - что заставляет вас просить милостыню?

- Дети отказались, а пенсию не получаю, годков не хватило. В дом престарелых не берут, говорят - мест нету...

Казанский вокзал. На подоконнике сидит женщина без ног, с обожженными лицом и руками. Рядом калеки на костылях. Здесь их дом. Здесь они живут...

"Чтобы попасть в дом инвалидов, надо собрать медицинские справки для установления инвалидности, - начал объяснять мне человек, стоящий на костылях. - Мне это сложно, с трудом передвигаюсь, разве и так не видно, что я инвалид?"

ОТКУДА ЭТО В НАШЕ ВРЕМЯ?

Все мы знаем, что уровень пенсионного обеспечения в стране низок. Почти 24 млн. человек получают пенсию до 60 руб. в месяц. Около 11 млн. одиноких престарелых людей, нуждающихся в помощи. Кроме того, у нас более 0,5 млн. человек вообще не имеют права на пенсию. Собесы выделяют им лишь небольшое пособие. Но что в наше время значат 30 руб.? Обостряется нехватка домов-интернатов. Если в 1986 г. 26 тыс. человек ожидали очереди, чтобы попасть туда, то в 1989 г. - уже 39,4 тыс.

Строительство этих учреждений практически не ведется. Особыми "темпами" ввода отличаются министерства и ведомства, которыми вместо запланированных на пятилетку 9049 мест сдано лишь... 614 мест по всему Союзу. До 70% средств, отпущенных на строительство домов-интернатов, используется на иные цели. И ответственности за это никто не несет.

Видимо, нужно субсидировать эти средства целевым назначением и "спрашивать" за реализацию их по всей строгости закона.

ПОПРОШАЙНИЧЕСТВО

Мои долгие попытки найти специалистов, занимающихся вопросами нищеты, увенчались-таки успехом.

И вот я... на Петровке, 38. Правда, проблема нищенства, наличия которой здесь не отрицают, "квалифицируется" как попрошайничество. Оно уголовно наказуемо и карается законом.

Под попрошайничеством понимается проживание лиц на нетрудовые доходы, добываемые путем выпрашивания у посторонних граждан денег, продуктов питания, одежды и других материальных ценностей. Кто же этим занимается?

Как правило, престарелые, больные, одинокие люди, инвалиды. Но закон по отношению к ним гуманен. К ответственности за попрошайничество не могут быть привлечены инвалиды I, II и III групп, женщины старше 55 лет и мужчины - 60 лет, беременные женщины и имеющие детей до 12 лет, а также лица, занимающиеся домашним хозяйством.

В таком случае какие же функции возлагаются на милицию по отношению к этим лицам? Борьба с нарушениями общественного порядка.

В чем заключаются эти нарушения? Не в том ли, что просящие милостыню вносят диссонанс в благопристойно- достойное существование нашего общества? Они, что называется, "бельмо на глазу".

Вот и разгоняет их милиция. Увидев милиционера, семенит на дрожащих ногах старушка; с трудом отталкиваясь кулаками от земли, "убегает" безногий инвалид на тележке, дабы не нарушать "общественного порядка" своим присутствием. Внешнюю благопристойность навести сравнительно нетрудно. Тем паче что многолетний опыт такой работы у нас есть. Но проблема-то, к сожалению, остается... Сколько еще их, с протянутой рукой?

Увы, на этот вопрос я не смогу ответить читателю. В МВД СССР мне сообщили, что статотчетность о попрошайничестве в масштабах страны "сокращена" и сейчас не ведется.

За 7 месяцев текущего года в Москве было задержано и помещено в приемники-распределители для выяснения личности и места жительства 660 человек (главным образом по статье "бродяжничество", поскольку за "попрошайничество" в силу указанных причин практически людей не задерживают). Как правило, сюда попадают люди, нуждающиеся прежде всего в социальной помощи. И милиция оказывает им ее. Из задержанных - 318 человек были трудоустроены, 89 отправлены на лечение в больницы, 39 помещены в дома - интернаты, 7 взяты под опеку, 99 отправлены по месту жительства, 58 были "предупреждены" за попрошайничество (хотя эта цифра, конечно же, не отражает реального количества лиц, живущих на милостыню).

Если в "бродяжничестве" можно увидеть криминогенный характер явления, то в нищенстве - социальный. Да и бродягами-то в конечном счете нужна прежде всего помощь. Ведь по стране каждый десятый из них - больной, инвалид, престарелый. Не логичнее ли было бы, если бы этими проблемами занимались те, кто обязан ими заниматься, - органы социального обеспечения? Почему, например, приемники - распределители не передать в ведение Министерства социального обеспечения? Ну, а органы милиции при необходимости не отказались бы, наверное, помочь. Возможно, тогда министерство не заставляло бы безногого инвалида самого собирать справки, а отправило бы его сразу в дом инвалидов, и на месте установили все, что требуется.

Но вот здесь опять загвоздка. Дело в том, что у многих бездомных инвалидов, одиноких престарелых - в прошлом изломанные судьбы, судимости, а поэтому - свой образ и законы жизни. Проживающие в домах-интернатах протестуют против помещения этих лиц в общие дома для престарелых. Что же, понять их можно. В связи с этим в мае текущего года Советом Министров СССР было принято постановление о создании специализированных домов для этих людей. Планируется построить или перепрофилировать с этой целью 45-46 домов по 100-150 мест. Пока в стране функционируют только два таких дома.

ВЗГЛЯД НА ПРОБЛЕМУ С ДРУГОЙ СТОРОНЫ

И вновь я останавливаюсь в переходе перед старушкой, сидящей с ребенком на руках. Согнувшись почти до земли (и лица-то не видать!), в низко подвязанном черном платке...

- Бабушка, - обращаюсь я, заглядывая под платок. - Ой, извините, - мое смущение понятно - на меня смотрят молодые черные глаза.

Увы, встречаются, и, к сожалению, довольно часто, 30-40- летние женщины. Что же их, трудоспособных, толкает сюда, в этот темный переход? Объяснения, как правило, довольно сумбурные. На вопрос, сколько они "зарабатывают" в день, отвечают с неохотой, но некоторые откровенны - рублей 15- 20.

Что же, неплохо. Действительно, люди у нас милосердны. Что для нас 10, 20, 50 копеек.

- Скажите честно, стыдно здесь сидеть?

- Стыдно, стыдно, - неслось резкое и ожесточенное в ответ. - Но детям есть надо.

Думается, что на еду всегда и везде можно заработать. А быть может, легкий заработок с лихвой перекрывает потребность трудиться? Между тем закон оберегает этих женщин от уголовного наказания за попрошайничество...

Какую реакцию вызывают они у прохожих? "Таких женщин надо лишать материнства...", "Вы напишите, чтобы общество не отворачивалось от них, а помогало...", "Денег не жалко, стыдно за них", "Сажать надо таких".

Таков веер мнений людей. Как видим, много проблем, переплетенных в один тяжелый узел. Как его развязать?

БЛАГО ТВОРИТЬ

Появляющиеся у нас в последнее время благотворительные общества, общества милосердия - свидетельство остроты проблемы нищеты и нуждаемости в помощи.

Недавно в Люблинском районе Москвы открыта и первая благотворительная столовая... В среднем в день здесь обедает около 100 человек. Хотя ориентировочная нуждаемость в районе - 800 человек. Такая форма помощи появляется и в других районах Москвы. И это, конечно же, радует.

Кроме того, при каждом районном комитете Красного Креста имеются пункты по приему вещей для нуждающихся. Только вот ведь что обидно: не знают об этих пунктах ни те, кто хочет сдать вещи для малоимущих, ни те, кто в них нуждается. Думается, по этим вопросам у населения должна быть четкая и ясная информация. (Мне, кстати, удалось получить ее, "просидев" полдня на телефоне).

Такая "засекреченность", да к тому же и "лихорадка" наших будней порой ослабляют стремление людей творить благо. Вот если бы общества Красного Креста и общества милосердия организовали сбор вещей непосредственно на квартирах, скажем, хотя бы раз в квартал, оповестив предварительно жителей, эффект был бы, думается, ощутимым.

Однако, сколько бы мы ни уповали на благотворительность, ей не под силу решить проблему нищеты. Только меры государственного характера способны ликвидировать проблему, которой у нас действительно быть не должно. Срочно требуется новый закон о социальном обеспечении, пересматривающий размеры социальных выплат и пособий, которые гарантировали бы человеку материальную и социальную защищенность хотя бы на уровне прожиточного минимума.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно