145

СТАТЬ "ЗВЕЗДОЙ" ТРУДНО, ЖИТЬ ЗВЕЗДОЙ - ТОЖЕ. Валерий Леонтьев: "С популярностью удается ладить"

На вопрос, как стать "звездой", даже самые неискушенные наверняка ответят: трудно. А ироничные непременно добавят: зато потом жить "звезде" значительно легче. Впрочем, стоит ли играть словами, если можно обратиться к фактам, взяв, например, интервью у Валерия ЛЕОНТЬЕВА.

- Скажите. Валерий, вы богатый человек?

- Я чрезвычайно богат по сравнению с тем Леонтьевым, который 16 лет назад думал, на что ему истратить оставшиеся 50 копеек: на банку кабачковой икры или бутылку пива. Сначала я работал за пять, семь, десять, тринадцать, пятнадцать и, наконец, девятнадцать рублей с концерта. Прошел, как говорится, всю квалификационную сетку, на которую ничто не могло повлиять: ни касса, ни зритель. Правда, в прошлом году мне и, кажется, еще двум певицам сделали исключение - перевели в ранг камерных исполнителей. Так что теперь моя разовая ставка со всеми надбавками 157 руб. 50 коп. с концерта. И в этом жесте уже четко просматривается благосклонность Министерства культуры, которая в свою очередь основана на моей популярности у зрителей и кассовых сборах.

- Но вот недавно в "Советской культуре" была информация о том, что за один концерт в Минске (он был организован зрелищным кооперативом) вы получили 29 тыс. руб. Согласитесь, эта цифра далека от размера названной вами ставки?

- Однако потом в той же газете, как мне помнится, было дано разъяснение: эту сумму разложили на 55 человек, составляющих мой коллектив. К тому же учтите, что мы должны на собственные заработанные средства покупать инструменты, дорогостоящую аппаратуру, арендовать помещение для студии. На это уходит уйма денег. А ведь людям надо еще на что-то жить: есть, пить, одеваться. И чтобы работающие со мной музыканты получали больше 100- 120 рублей, я должен давать не менее шестнадцати концертов в месяц. Конечно, иногда их может быть и тридцать, а бывает - ни одного.

- Значит, тогда вам ничего не заплатят?

- Почему же, мне выдадут определенный процент от моего 350-рублевого оклада. А вообще мне не очень нравятся подобные "финансовые домогательства" со стороны нашей прессы, которая как будто бы задалась целью помогать рэкетирам, давая регулярные сводки о заработках известных артистов. Ну, уж коли в данном случае я согласился отвечать на ваши вопросы, слово свое сдержу.

- Тогда скажите, какова же самая крупная сумма, в получении которой вам приходилось расписываться в финансовом договоре?

- Иногда это бывает четырехзначная цифра. Сами видите, что до миллионов Майкла Джексона она здорово не дотягивает. Так что ни яхты, ни личного самолета, ни собственного отеля у меня нет.

- Но автомобиль-то есть наверняка?

- Совсем недавно приобрел, только месяц за рулем.

- У вас, конечно, какая-нибудь иномарка?

- Нет, наша "Волга".

- Какого цвета?

- Белого.

- А номер счастливый?

- Когда получал его в ГАИ, попросил, чтобы ни одна цифра не повторялась. Это максимум, что я могу сообщить о своем личном транспорте. Дабы его не лишиться.

- А что, существует реальная опасность?

- Конечно, прочитал в "Советском спорте" интервью с грабителями, которые искренне поведали, что первоначально планировали ограбить Леонтьева. Уже было все готово. Но посмотрели, как он "пашет", и в последний момент переиграли: решили "наехать" на Кузьмина.

- Вот, видите, вам, оказывается, гласность помогла...

- Но я ведь не против гласности вообще, я только против ее издержек. Надеюсь, читатель правильно поймет мою мысль и не причислит меня к противникам перемен. Жаль, что они еще медленны и не такие значительные, как хотелось бы. Но перестройка все же ощущается. И артисты ее тоже чувствуют. Дико выглядят сейчас многие истории недавнего прошлого. Помню, в начале 80-х годов я выступал в Театре эстрады, туда пришла комиссия и потребовала тексты песен. После этого таинственного визита концертные организации столицы надолго перестали меня приглашать. Мне диктовали интонации, внешний вид, репертуар. Я старался меняться, но всегда выходило, что не в ту сторону.

- Но ведь " сейчас, став "звездой", вы по-прежнему не входите в число неприкасаемых. Вас и теперь продолжают поругивать?

- И газеты печатают, а я их читаю. И расстраиваюсь, если чувствую, что несправедливо.

- Но это не только не убавляет, а, возможно, увеличивает вашу популярность, не правда ли? Кстати, трудно жить на виду у всех?

- С популярностью - этой капризной дамой - пока удается ладить. Хорошо, что ты интересен, тебя хочет видеть зритель, приходит к тебе на концерт. Но есть и другая сторона. Вот недавно нужда толкнула пойти в скобяной магазин купить замок. Там было два вида замков, но я ничего не купил. Мой приход в магазин стал так громко комментироваться, что я вынужден был бежать.

- Извините, а зачем вам понадобился замок?

- Врезать в дверь своей квартиры. На протяжении двух лет продолжалась моя эпопея с обменом из Ворошиловграда на Москву. Сначала я менялся частным образом, и у меня на какое-то время появилась квартира на окраине Москвы без ванны и туалета. Потом подключились Моссовет и Министерство культуры, с их помощью получил хоть и небольшую двухкомнатную квартиру, но все-таки с удобствами.

- Но чувствую, что это не финал обметши кампании?

- Вы правы, пока квартиры, которая меня бы устраивала, нет. Поэтому с упорством провинциала буду продолжать поиски.

- И не иначе как в районе улицы Горького?

- Вы угадали. Говорят, там жить удобно.

- У вас есть семья?

- У меня только мама. Но я мечтаю еще завести собаку, пока не решаюсь, поскольку это огромная ответственность. И, честно говоря, сейчас не до нее. Надо мебель доставать. Слышал, что даже ветераны не могут на гарнитур записаться.

- Что, и слава не помогает? Кстати, у вас есть какие-нибудь звания?

- Не скрою, отмечался периодически. Я - лауреат республиканских, всесоюзных, международного конкурсов, лауреат премии Ленинского комсомола, Всемирного фестиваля молодежи и студентов, Игр доброй воли, а также отличник культурной работы на селе, обладатель Почетной грамоты Президиума Верховного Совета Коми АССР... Не так давно под напором общественности мне присвоили звание заслуженного артиста Украины. В соответствии с территориально-производственным признаком: ведь работаю я от Ворошиловградской филармонии и пока не собираюсь с ней расставаться. Так что звание "Заслуженный артист РСФСР", как ни пой, ни старайся, не получишь.

- Понимаю ваш злой азарт. И сдаюсь. Коли на "Музыкальном ринге" вы сумели победить толпу зрителей, куда уж мне одной с вами тягаться.

- Ненавижу эту передачу, хотя в ней и участвовал (меня оправдывает то, что случайно). Вообще не люблю жадного интереса к тому, что не касается работы.

- Тогда позвольте узнать о ваших творческих планах.

- Восстановить оперу "Джордано", отснять ее на телевидении. Есть огромное желание взяться еще за один спектакль, на этот раз - мюзикл, веселый, красивый, жизнерадостный. А вообще певцу говорить о творчестве бессмысленно. Надо петь. Что я и собираюсь делать, пока жив.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно