102

ИЗ СТЕНОГРАММЫ СЕССИИ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР. Каким быть закону о печати

Никогда еще процесс выработки новых законов не захватывал наше внимание так, как в эти дни. Быть или нет частной собственности, какими правами и обязанностями наделить народных депутатов, станут ли распоряжаться землей ее истинные хозяева - все это дискутируется перед телекамерами и в самом ближайшем будущем, обретя форму законов, будет определять развитие нашего общества.

Весьма органично вошел в этот ряд и проект Закона о печати, обсуждение которого наконец-то началось 24 ноября. Так же как и проекты других ключевых законов, он вызвал острую дискуссию среди депутатов.

Мы приводим выдержки из официальной стенограммы обсуждения проекта Закона о печати и других средствах массовой информации.

ШАХНАЗАРОВ Г. Х., член-корреспондент Академии наук СССР, помощник Генерального, секретаря ЦК КПСС, г. Москва:

- Это не обычный, не рядовой законодательный акт, он относится к числу тех, которые принято называть конституционными, или органическими законами.

Первый блок Закона охватывает проблематику создания средств массовой информации. Принципиально важным здесь является то, что вводится не разрешительный, а регистрационный порядок, которым, кстати, пользуются 90% стран мира. Свобода печати, отсутствие цензуры, возможность беспрепятственного создания средств массовой информации - все это должно быть соответствующим образом уравновешено.

В статье 5 дано перечисление запрещаемых Законом злоупотреблений свободой печати. Перечень этот касается самого важного и необходимого. Сюда же примыкает механизм, обеспечивающий соблюдение этих требований.

В отношении порядка утверждения главного редактора как основного лица, ответственного за работу средств массовой информации, предусмотрена возможность его назначения учредителем или выбора коллективом - в соответствии с редакционным уставом, который также утверждается учредителем. В случае разногласий между редактором и большинством членов редколлегии вопрос должен разрешаться учредителем. Таково требование статьи 16.

К важным элементам законопроекта относится ряд статей, имеющих целью защиту чести и достоинства людей от последствий, вызванных недоброкачественной, непроверенной или даже злонамеренной, искаженной информацией.

Депутаты, очевидно, заметили, что практически " единственная норма прямого действия изложена в статье 44, где сказано, что возмещение морального ущерба от ложной информации, порочащей честь и достоинство гражданина, может достигать 50 тыс. руб.

Наконец, обращу ваше внимание на статью 43, которая предостерегает от вмешательства в деятельность средств массовой информации и предусматривает достаточно серьёзную ответственность за попытки такого рода.

Теперь вернусь к статье 6, вокруг которой были особенно бурные дебаты. Речь идет о том, можно ли в наших условиях допускать владение средством массовой информации частными лицами. Мнения разделились, и этим объясняется наличие двух розданных вам проектов. В одном из них право создания средства массовой информации предоставляется отдельным гражданам, в другом - только объединениям граждан.

На совместном заседании трех комитетов обсуждался первый вариант проекта, который был внесен, по-моему, две недели назад. Тогда мы предложили не открывать сразу первое чтение, а собрать в рабочем порядке замечания, чтобы позднее избежать потери времени на сессии Верховного Совета СССР. Поступившие замечания в рабочем порядке учитывались с участием товарищей, которые проделали основную работу над проектами. Затем мы передали этот обновленный документ для опубликования и раздачи депутатам. К сожалению, получив новый вариант, я не нашел в нем обновленной формулировки по статье 6. Этим объясняется, что вчера был допечатан и роздан депутатам еще один вариант, под которым, вы можете посмотреть, нет подписи председателей. То есть он был дан как дополнительный вариант, который нам сегодня надо рассмотреть.

НИКОЛЬСКИЙ Б. И., член Верховного Совета СССР:

- Вопрос о владении информацией - это по сути дела вопрос о власти. Если человек, любой член общества не имеет достаточно полной или имеет искаженную информацию, то его очень легко заставить искренне, подчеркиваю, искренне идти по ложному пути. В таком случае очень легко манипулировать его сознанием, заставлять одобрять то, что он никогда бы не одобрил, или, наоборот, порицать то, что он никогда бы не осудил, имея полную информацию. Таких примеров из нашего прошлого можно привести сколько угодно.

Товарищи, я бы всю свою характеристику Закона о печати построил на таких, можно сказать, оптимистических нотах, не появись вчера новые уточнения в законопроект. Я не хочу нагнетать вокруг них страсти. Скажу только, что это все-таки печальный прецедент, поскольку уточнения внесены без ведома нашего комитета. Они не обсуждались в нашем комитете, и, более того, я скажу, внесены таким путем именно потому, что было известно: встретят сопротивление со стороны комитета.

Далее. Необычайно важно второе уточнение. Хотя оно очень незаметное и, казалось бы, на первый взгляд, очень невинное, но касается недопустимости вмешательства в деятельность средств массовой информации, о чем идет речь в статье 43. Предлагается такая поправка: "Вмешательство в деятельность средств массовой информации не допускается". Так было записано и в основном проекте. Далее: "Требование от средств массовой информации со стороны должностных лиц государственных органов и общественных организаций, не являющихся его учредителями или издателями, предварительно согласовывать материалы и сообщения.., а равно наложение запрета на распространение материалов и сообщений либо их отдельных частей влечет за собой сообщение..." и т. д. Здесь появились эти несколько слов: "не являющихся его учредителями или издателями". Эта поправка по сути дела сводит весь Закон о печати на нет, сводит свободу печати на нет.

ФЕДОРОВ Н. В., член Верховного Совета СССР:

- Известно, что работа над законопроектом продолжалась в течение всего каникулярного периода, и в сентябре уже был готов еще один законопроект, снова согласованный на самом высоком уровне. Об этом сообщалось в средствах массовой информации. После этого нас пригласили на Старую площадь.

Я могу сказать, что последний вариант законопроекта с внесенными уточнениями отражает те мысли, которые изложены народным депутатом Вадимом Андреевичем Медведевым в ходе очень обстоятельной и более чем трехчасовой ненавязчивой беседы, очень интересной для нас. И надо сказать, внесенные уточнения - это новый вариант законопроекта, это новая концепция законопроекта.

Одним из первых декретов Советской власти был Декрет о печати. Почему-то сегодня об этом никто не упомянул. А там записано, что Советская власть обещает, как только новый порядок упрочится, всякие административные воздействия на печать будут прекращены, для нее будет установлена полная свобода в пределах ответственности перед судом согласно самому широкому и прогрессивному в этом отношении закону.

ЕЖЕЛЕВ А. С., член Верховного Совета СССР:

- Вопрос первый. Доросло ли наше общество до такого демократического института, как свобода печати, декларированная Конституцией СССР? Вопрос это, собственно, не мой. Он следует из сути переделки статьи 6 "Право на учреждение", изменений, внесенных в нее в распространенном вчера новом варианте законопроекта, который пытались выдать за документ комитетов Верховного Совета СССР по вопросам законодательства, законности и правопорядка и по вопросам гласности, прав и обращений граждан. В подлинно нашем варианте проекта, принятого двумя комитетами, права учреждения средства массовой информации, как уже отмечалось, принадлежат не только объединениям, трудовым коллективам, творческим союзам, но и гражданам. В так называемой уточненной версии граждане как субъект этого права уже исчезли.

Я считаю, что уточненный вариант законопроекта был представлен в Верховный Совет не тем путем. Отклонив его сегодня, мы тем самым утвердим конституционное право Верховного Совета вести законотворчество именно парламентским путем, без попыток вмешательства в него закулисным порядком.

ПОХИТАЙЛО Е. Д., первый секретарь Омского обкома КПСС:

- Вначале о статье 6. По ней возражений вроде не должно быть, кроме вопроса о предоставлении права на учреждение отдельным гражданам. Тут есть серьезные сомнения, и, дополняя доводы, приводимые предыдущими товарищами, я привел бы еще один. Не секрет, что в обществе за последнее время нарастает тревога, и не без оснований, в отношении наметившейся поляризации доходов населения. Предоставление права отдельным гражданам, то есть частным лицам, на учреждение средств массовой информации приведет к нарастанию этой тенденции.

БАТЫНСКАЯ Л. И., собственный корреспондент газеты "Известия" по Красноярскому краю и Тувинской АССР, г. Красноярск, член Верховного Совета СССР:

- Никто и никогда официально не давал Главлиту и его подразделениям на местах функции идеологического цензора. Впрочем, и само существование Главлита долгие десятилетия скрывали от общественности. Даже сегодня положение о нем является закрытым документом. Функции идеологического цензора были поручены Главлиту тем аппаратом, который стремился взять под контроль любое движение мысли в нашем обществе. Аппарату уже сегодня известно, что будет в завтрашнем номере газеты. Называется все это предварительной цензурой, позорным в общем-то явлением для любого демократического общества.

Но цензура - это не только Главлит. Сегодня из партийных комитетов идет диктат, о чем можно и о чем нельзя писать в прессе, которая якобы ведет не туда.

КУПЦОВ В. А., первый секретарь Вологодского обкома КПСС:

- Я считаю, например, что недостатком законопроекта является то, что он в какой-то степени (это мое мнение, и оно, возможно, кому-то покажется спорным) сориентирован на приоритет, особое положение печати, других средств массовой информации в обществе. Недостатком, на мой взгляд, является и то, что в нем опущены многие исходные политические институты, концепции, принципы, которые отражены в Конституции СССР.

Как коммунист (а коммунистов в составе народных депутатов 85%) я не могу, например, согласиться с тем, что в этом документе ни слова не сказано о наших высших интересах - интересах народа, социализма. Почему мы словно стыдимся этих слов и не можем подчеркнуть наши цели в законопроекте?

ЕМЕЛЬЯНОВ А. М., заведующий кафедрой экономики сельского хозяйства Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова, член Верховного Совета СССР:

- В эти дни у меня было много встреч с избирателями. И я вам прямо скажу, что ситуация примерно такая, какая была после мартовского Пленума ЦК КПСС, после известного решения по Ельцину. Тогда все предвыборные собрания начинались с вопросов и с подписания коллективных документов. И сейчас, куда ни выходишь, начинаются прежде всего вопросы, связанные с недавним совещанием в Центральном Комитете партии с руководителями средств массовой информации. Из печати известна кампания давления на "Аргументы и факты", на главного редактора еженедельника товарища Старкова.

Конечно, мы должны реагировать. А вопросы избиратели ставят так: куда вы смотрите, почему допускаете это, почему продолжается прежняя линия?

Почему так настойчиво "пробивается" вопрос об отстранении товарища Старкова? Какие ошибки были допущены в "Аргументах и фактах"? Ошибки у него были - они есть у каждого из нас. Кто от них застрахован? Да я у самых высоких руководителей столько ошибок тоже было допущено! Причем куда более значительных. Но мы же не станем сейчас ставить вопрос о том, чтобы их смещать.

ШАМБА Т. М., секретарь парткома Академии общественных наук при ЦК КПСС:

- В период перестройки пресса, прежде закомплексованная, скованная идеологическими табу и цензурой, стала обладать мощной силой и реальной властью над людьми. Несмотря на это, кое у кого осталось все-таки представление о печати как о любимом дитяти демократии, которое можно бесконечно баловать свободами, юридическим иммунитетом, не обременяя излишней ответственностью. Мне же кажется, что вопрос об ответственности должен стоять таким образом, что, с одной стороны, должна быть ответственность общества перед прессой, с другой - прессы перед обществом.

Сейчас же, в век информатики, люди сталкиваются с новыми явлениями, формированием информационной власти, которая, как мне кажется, может явиться разновидностью политической власти и встать в один ряд с законодательной, исполнительной, судебной.

ПОТАПОВ А. С., главный редактор газеты "Труд", г. Москва:

- Начать можно с вызывающего столько споров положения статьи 6. Оно, на мой взгляд, не просто внешне привлекательно, радикально, а и перспективно - я говорю о праве отдельного гражданина СССР выступать в качестве учредителя средства массовой информации. Тем не менее я солидарен с критиками этого положения, считающими, что мы должны сначала разобраться с фундаментальными проблемами, прежде всего проблемой собственности.

Мне тоже, как и другим членам Комитета по вопросам гласности, прав и обращений граждан, представляется, мягко говоря, неправомерным такое уточнение статьи 43, которое опрокидывает гарантии свободы слова и печати, содержащиеся в первой статье, возвращает нас к проблемам позавчерашнего дня, к проблемам согласования материалов, которые дают широкий простор для манипулирования печатью и общественным мнением. Что же касается возможностей учредителя, то, думаю, нам следует (я тут иду против логики разумного эгоизма редактора, которым являюсь) прислушаться к тому, что учредитель, очевидно, тоже имеет право рассчитывать на то, что его позиция, его линия будут гарантированно учитываться средством массовой информации.

ХАРЧЕНКО Г. П., первый секретарь Запорожского обкома Компартии Украины, член Верховного Совета СССР:

- На мой взгляд, приняв законопроект в таком виде, мы создадим настоящую зону вне критики, что противоречит нормам сегодняшней жизни. А тем более если мы в соответствии со статьей 6 допустим частные средства информации.

Думаю, надо повысить ответственность за качество подготовленного материала, и за это должен отвечать и журналист, и редколлегия. Но вы посмотрите, как кастрированы все права редколлегии. Какой-то мифический устав! Соберутся четыре журналиста в районной газете, утвердят свой устав, а в областной газете соберутся двадцать журналистов и примут свой. И это основа взаимоотношений издателя или учредителя с редакционным коллективом?

ЕВТУШЕНКО Е. А., поэт, секретарь правления Союза писателей СССР, г. Москва:

- Что такое наш Верховный Совет, который все больше и больше завоевывает уважение, несмотря на нападки на него? Это гигантский рабочий кабинет с прозрачными стенами, сквозь которые весь народ видит все, что мы здесь делаем. Почему же наши законопроекты все время носят в кабинеты с непроницаемыми стенами?

Закон о печати необходим на фоне грубого, административного снятия с должности в совсем недавнее время - уже при перестройке - редактора "Литературной России" фронтовика Колосова. Практически это явилось расправой за критику. На фоне постоянного давления на телевизионные передачи "Взгляд", "600 секунд", на фоне попыток снять редактора "АиФ" Старкова, при котором тираж газеты стал более чем 30 млн. экземпляров, редактора "Книжного обозрения" Аверина, редактора ногинской газеты и травли многих областных и районных журналистов, о чем пишут все органы прессы, включая "Правду" и "Известия".

МЕДВЕДЕВ В. А., секретарь ЦК КПСС:

- Наши газеты, журналы, телевидение, кино представляют собой широчайшую палитру мнений, позиций, суждений, взглядов и оценок. Никогда еще средства массовой информации не пользовались таким вниманием и не играли такой значительной роли в жизни нашего общества. Коренным образом изменилось в связи с этим и управление этой сферой. По существу демонтирована прежняя система управления средствами массовой информации, основанная на сплошном контроле и прямом административном регулировании. Потеряла свои прежние функции система предварительного контроля за публикуемыми материалами - цензура.

Как и в других аспектах обновления, дает о себе знать известная дистанция, образующаяся между демонтажем старого и рождением нового. Вроде бы отпали прежние методы регулирования информационной сферы. Но новых, присущих правому государству, пока еще тоже нет. Поневоле держатся старые нормы и традиции, хоть они и отживают свой век. В этих условиях у одних людей, считающих, что все рушится, усиливается стремление, как говорится, подтянуть удила, крепче ухватиться за старые методы и приемы руководства прессой, продолжать командовать, администрировать, если хотите, деградировать. Все это не в духе времени. К таким методам мы не привержены и ведем с ними борьбу шаг за шагом.

Как грибы после дождя возникают и так называемые незарегистрированные, то есть стоящие вне закона, издания. По стране их сотни. Но особенно много в тех республиках, где, так сказать, в этом плане порядок не наведен. Да он и не может быть наведен без Закона о печати.

Вместе с тем принятие проекта Закона или даже его публикация в печати - настолько ответственное дело, что, по- видимому, еще и еще раз надо внимательно его проанализировать. Прежде всего под углом зрения того, насколько полно отражены интересы всех сторон, участвующих в информационном процессе.

В предварительных обсуждениях не было, пожалуй, слышно только одного голоса - граждан и организаций как объектов журналистского внимания. И это в какой-то мере сказалось на содержании Закона.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно