Примерное время чтения: 6 минут
136

ИНТЕРВЬЮ С МИЛЛИОНЕРОМ. "Не скрываю - я умею делать деньги"

Имя Артема ТАРАСОВА часто мелькает на газетных полосах в сопровождении различных эпитетов, содержащих как позитивный, так и резко негативный смысл.

Следуя своей традиции и уступая просьбам читателей, "АиФ" решил задать ему ряд вопросов, в основном малоприятных, и получить ответы из первых уст.

Сделал зга наш корреспондент А. ПЕТРОВ.

- Так ли уж вы необычны, как вас иногда представляют?

- Нет, я не считаю себя чем-то необычным. В нашей стране немало предприимчивых людей, способных на пустом месте делать деньги и при этом быть незаменимыми для общества. И ведь это все в условиях нашей системы...

- Чем вам не нравится эта система?

- Тем, что она иррациональна. Представляете, наш кооператив "Техника" умудрился скупать неликвиды на предприятиях, ничего не производящих, кроме этих неликвидов, которые никто в стране перерабатывать и использовать не умеет. Например, Воскресенский завод мин-удобрений просто не знал, куда деть горы ядовитой фосфатной муки или Алавердинский металлургический завод выпускал тысячи тонн металлического порошка, который мы не умеем использовать.

В обмен на этот "мусор" мы закупали за рубежом компьютеры, которые "начиняли" программами по заказам 142 предприятий и институтов АН СССР.

- Критиковать каждый может, а вот как насчет предложений?

- Никогда не скрывал, что у меня есть своя позиция. Она заключается в четырех пунктах: первое - создание новой государственной структуры управления, где в центре интересов - человек и лишь через него - государство, а не наоборот, как сейчас. Второе - вывести все предприятия из подчинения министерствам, которые необходимо немедленно распустить. Высвобожденные средства пойдут на развитие производства на этих же предприятиях. Третье - распустить нерентабельные колхозы. Новая программа, как сообщил "АиФ", предполагает увеличение им дотаций с 77 до 79 млрд. руб. Земля должна быть передана народу, с каждой семьей заключен договор о поставке государству сельхозпродукции по низким ценам. Излишки могут продаваться по высоким - любому покупателю. Четвертое - внешнеторговая деятельность должна основываться на внешнеэкономическом посредничестве, существующем на проценты с успешной сделки.

- В вас говорит наследственность или что-нибудь более прозаичное?

- Думаю, что генетическая наследственность. Я из рода миллионеров. Один из моих предков - известный московский меценат, второй владел банком. По материнской линии мы булочники.

- Неужели вашу семью не задела репрессивная политика Сталина?

- Это было бы неестественно. Мой дед, нэпман, в свое время окончил Льежский университет, занимался архитектурой. В 20-х годах был репрессирован с формулировкой "экономический контрреволюционер", но умудрился стать главным архитектором Новосибирска, а затем - главным архитектором Наркомтяжа, оставаясь беспартийным. Папа был фотокорреспондентом, журналистом, мама - доктором биологических наук.

- Вы русский?

- Не люблю таких вопросов. В бизнесе нет наций, есть деловитость и целесообразность. Но не хочу показаться невежливым - мой отец из рода обрусевших армян, а мама русская.

- Вижу вас часто в одном и том же костюме. Вам что, безразлично, как вы выглядите?

- Небезразлично, конечно. Но это и не самое главное. У меня, например, есть трехкомнатная квартира, от бабушки досталась. Но жить там невозможно, необходим капитальный ремонт. Поэтому мы с семимесячным малышом живем в коммунальной двухкомнатной квартире. Я "катаюсь" на девятой модели "Жигулей", а не на "Мерседесе", так как это меня вполне удовлетворяет. Правда, время от времени "доброжелатели" прокалывают мне шины... Но это - мелочь. В большом бизнесе принято стрелять.

- Так вы, значит, не миллионер в общепринятом смысле?

- У нас это вообще не принято. И все же я - миллионер. Вы, например, не можете купить самолет, яхту, виллу, а я могу. Но не хочу. Зато совместное предприятие "Исток", президентом которого я являюсь, закупило за рубежом 32 "Мерседеса" и "Вольво". Но это нам нужно для бизнеса.

- С вашим "Истоком" не все понятно. Эта организация взяла на себя оплату долгов "Техники", не имея никаких гарантий...

- Гарантии - это я. Мы будем судиться со многими организациями, которые воспользовались нашей беззащитностью и отняли все до копейки. Это с их стороны мошенничество. До сих пор в портах без движения стоят контейнеры с закупленными, но не переправленными заказчикам за рубеж неликвидами. "Технику" мы, возможно, закроем, но лишь после того, как с нами расплатятся все кредиторы. Вырученные миллионы мы перечислим на благотворительные цели. Теперь у меня есть "Исток", 80% капитала которого принадлежит только нам.

- И все же в вашей деятельности, приносящей такие дивиденды, есть что-то "нечистое". Извините за это слово, но как же понимать тот факт, что вы постоянно используете бреши в советской экономической системе и на этом наживаетесь? А как же будет дальше, если - давайте пофантазируем - этих брешей не станет? Выходит, убыточный характер экономики вам выгоден и будет вами же постоянно стимулироваться?

- Это неверно. Да, мы используем, как вы сказали, "бреши", но, зарабатывая на этом, превращаем "мусор" в полезные стране компоненты. Вся моя концепция построена на том, чтобы вытянуть из пропасти нашу экономику и уже на здоровой почве строить здоровые финансовые отношения, основанные на новой экономике. Разве это не нужно моей Родине?

- Сейчас вы народный депутат РСФСР. Это тоже потому, что "надо"? Ведь, чтобы занять депутатское кресло в российском парламенте, вы и ваши доверенные лица не скупились на обещания.

- У меня никогда слово с делом не расходилось. Я хотел быть парламентарием, чтобы мои четыре пункта не остались лишь проектом. Буду "прорываться" в комиссию по экономике. Свои обязанности народного депутата намерен исполнять.

- Вы довольно последовательны, я имею в виду ваше увлечение компьютерным бизнесом.

- В общем, да. Мой первый кооператив числился в Москве под "счастливым" номером 13. И был закрыт через неделю. Дело, конечно, не в номере. Мы занялись брачными объявлениями. Арендованный нами компьютер был напичкан специальной программой. Каждая услуга стоила 25 руб. За неделю на счет поступило 100 тыс. Но денег мы так и не видели. Кооператив прикрыли в связи с тем, что он был "морально не выдержан и идеологически безграмотен".

Следующая попытка - кооператив "Техника". В начале своей деятельности мы основали ремонтную мастерскую импортной радио- и телеаппаратуры. К нам пришли ребята с головой, руками и паяльниками. Они могли делать все - любой ремонт. Но детали приходилось покупать у спекулянтов. Мы чуть не прогорели на этом! Теперь я президент независимой внешнеэкономической ассоциации "Исток".

- Чего вам хочется более всего?

- Чтобы все сравнения в области экономики и культуры были только в пользу нашей страны.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно