Примерное время чтения: 7 минут
358

СССР-ПОЛЬША. Кто кому должен

О взаимных финансовых претензиях СССР и Польши рассказывает советский экономист Олег ЧЕРЕДА.

СОВЕТСКО-ПОЛЬСКОЕ торгово-экономическое сотрудничество переживает трудный период. Происходят неожиданные метаморфозы. Еще вчера советская сторона не допускала возможности даже в отдаленной перспективе перехода в рамках СЭВ на условия торговли мирового рынка, в то время как представители бывшей польской оппозиции резонно усматривали в этом средство для оздоровления сотрудничества и повышения конкурентоспособности своего экспорта. Сегодня же роли поменялись.

Несмотря на смену политической власти в Польше и провозглашенную правительством Т. Мазовецкого деидеологизацию экономической политики, демонополизацию польской экономики путем перевода ее на рыночные основы, радикальных изменений в подходе польской стороны к коренной перестройке советско-польских торгово-экономических связей не произошло. Кроме, пожалуй, ужесточения ее позиций на переговорах.

Речь идет прежде всего о стремлении польской стороны во что бы то ни стало сохранить в ближайшей перспективе те односторонние преимущества, которые вытекают из действующей до сих пор порочной системы планирования, ценообразования и расчетов во взаимном сотрудничестве.

Провозглашая в качестве основы своей экономической ноли-тики рыночные отношения, польская сторона проявляет готовность распространить их на взаимное сотрудничество, исключив из него, однако, поставки в Польшу советских твердовалютных топливно-сырьевых товаров. Именно согласованные на ныне существующих условиях, поставки этих товаров и обеспечивают одностороннюю выгоду польской стороне.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ДОЛГОВ

Главным экономическим принципом "меновой" торговли в рамках СЭВ всегда было стремление к взаимному балансированию, что, однако, не исключало периодических отступлений от этого принципа с советской стороны по политическим соображениям.

Нынешние польские долги СССР сформировались в первой половине 80-х гг., когда Польша вступила в полосу глубочайшего кризиса. В то время Советский Союз согласился предоставить Польше кредиты на покрытие отрицательного сальдо торгового баланса, образовавшегося из-за отсутствия у польской стороны экспортных возможностей сбалансировать поставки советских топливно-сырьевых товаров, цены на которые продолжали повышаться благодаря благоприятной конъюнктуре мирового рынка. Размер этого долга на 1 января 1990 г. колеблется от 4,5 млрд. руб. - по польским источникам - до 5,4 млрд. руб. - по советским.

Что означает размер этого долга в масштабах нынешнего взаимного товарообмена? Он примерно соответствует годовому объему польского экспорта в СССР. Учитывая наблюдающуюся со второй половины 80-х гг. тенденцию к падению цен на топливно-сырьевые товары на мировом рынке, при сохранении нынешнего механизма ценообразования и расчетов, погашение этой задолженности польской стороной в 1991 - 1995 гг. не потребовало бы от нее резкого наращивания физического объема экспорта в СССР. Однако польская сторона в последние два года всячески сдерживала свои поставки, чтобы воспрепятствовать уменьшению ее долга.

Кроме того, наряду с задолженностью в переводных рублях Польша должна СССР около 1,5 млрд. долл. Этот долг образовался в результате оказания Польше финансовой помощи в наиболее критический период польского кризиса в начале 80-х гг. В счет погашения процентов по этому долгу Польша ежегодно поставляет в СССР по 1,5 млн. т. каменного угля.

ДОЛГ ПЛАТЕЖОМ КРАСЕН

Так, по крайней мере, всегда было принято в современном мире. Чему немало свидетельств в мировой практике. Однако польская сторона обогатила ее умением выдвигать встречные финансовые претензии, а нередко даже делать для этого экскурсы в историю.

В данном случае речь идет о претензиях польской стороны на якобы недополученную выручку за участие Польши в расширении сырьевой базы в СССР, оцениваемой ею в 4,2 млрд. руб. Прежде всего бросается в глаза поразительное совпадение претензий с суммой долга. Но главное не в этом, а в том, что страны СЭВ принимали участие в строительстве в СССР тех объектов на сугубо добровольной основе. Причем на условиях, заранее совместно согласованных. Что касается Польши, то с конца 70-х гг. из-за экономического кризиса ее участие благодаря пониманию советской стороны было привилегированным. В частности, необходимые в этих случаях твердовалютные закупки из польской доли участия СССР брал на себя.

Необоснованность претензий польской стороны можно аргументировать также возможностью перерасчета всего послевоенного советского техсодействия, исходя из предлагаемой ею ныне методологии, что может существенно перекрыть ее псевдопотери. Не в пользу польской стороны и отсутствие аналогичных претензий других партнеров по сооружению этих объектов.

Еще недавно прежние польские власти из пропагандистских целей предъявляли странам Запада счет на 15 млрд. долл., что составляет более трети польской задолженности им. Таков, по польским расчетам, был прямой и косвенный ущерб, который был нанесен польской экономике экономическими санкциями. Новые власти об этом уже не говорят. Зато предъявляют подобные претензии к СССР.

Если утрированно сформулировать позицию нынешнего польского правительства по проблемам долгов, то она сводится к следующему. Раньше СССР "подкармливал" Польшу за то, что она находилась в его безграничной сфере влияния. Теперь же он должен расплачиваться за то, что она когда-то была в его сфере влияния.

Чтобы иметь хорошие отношения с соседями, вовсе не обязательно их "подкармливать". Примером этому могут служить хотя бы наши отношения с Финляндией.

НАЙТИ КОМПРОМИСС

Взаимоприемлемый выход может быть найден только на основе компромисса, и тут имеется несколько вариантов.

Самый простой заключается в том, чтобы еще на очередные 5 лет сохранить прежние условия взаимной торговли, и тогда Польша почти безболезненно погасит свои рублевые долги при сохранении тех односторонних преимуществ, о которых речь шла выше. К ним, кстати, добавились и новые, в частности, согласие советской стороны оплачивать польские строительные услуги на условиях мирового рынка.

Другой вариант - примитивно-конфронтационный. Можно списать рублевый долг, идя навстречу требованиям польской стороны и признав ее псевдопотери от участия в сооружении совместных инвестиционных объектов. Но одновременно аннулировать советские обязательства по поставкам топливно-сырьевой продукции в оплату этого участия. При этом, если сохранятся прежние условия торговли, перспективы торгово- экономических связей между СССР и Польшей будут катастрофическими.

И, наконец, последний вариант, который является наиболее радикальным. Советская сторона соглашается списать рублевые долги в обмен на отказ польской стороны от всех встречных материально - финансовых претензий и на согласие перейти в полном объеме с начала 1991 г. на текущие мировые цены и текущие расчеты в твердой валюте. Вероятно, такую цену советской стороне пришлось бы заплатить за лишение Польши упоминавшихся выше односторонних выгод, в появлении которых, кроме самих себя, нам винить некого. При этом у Польши уже на начальном этапе неизбежно образовалось бы отрицательное торговое сальдо.

Твердовалютные платежные поступления на его покрытие использовались бы советской стороной для закупок высококачественной продукции на мировом рынке и тем самым качеством компенсировали бы утраченную часть списанных рублевых долгов. В этом случае взаимный товарообмен вначале резко сократится, но постепенно по мере оздоровления внутренней экономики динамика его развития будет неуклонно возрастать.

Во всех вариантах предлагается попытка максимально уравновесить противоречивые интересы обеих сторон. Время покажет, какой выбор будет сделан.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно