Примерное время чтения: 5 минут
177

ПО СЛЕДАМ НАШИХ ПУБЛИКАЦИЙ. Цена победы

После публикации материала "Были ли герои у вермахта?" ("АиФ" N 16, 1990 г.) в редакцию пришло множество возмущенных писем, авторы которых - в основном ветераны Великой Отечественной войны. Они требуют дать опровержение тому факту, что 104 аса Люфтваффе сбили во время войны по 100 и более советских самолетов - на том основании, что это обстоятельство "умаляет героические подвиги советских летчиков", как пишет подполковник в отставке Г. Пищенков из Тамбова, ветераны войны В. Мухин, В. Меркушев, Ю. Тюлькин из Ленинграда и другие.

Некоторые читатели сомневаются в достоверности приведенных данных и предполагают, что немцы считали свои победы не по числу сбитых самолетов, а по числу моторов.

Мы предложили продолжить тему об асах вермахта ученому из МГУ В. БЕЛОКОНЮ.

ТЕ, КТО ПРЯТАЛ от нас информацию, что летчик Люфтваффе Эрих Хартманн сбил 347 наших и 5 американских самолетов (счет не по моторам), причем 260 сбитых машин были истребителями, стремились принизить возможности нашего противника, но при этом принижали также значение победы над ним и цену этой победы.

Приведу такие малоизвестные факты. Если в 1941 г. наши серийные истребители по скорости (540 - 640 км/ч), да и по вооружению практически были равны немецким, то к концу войны наши лучшие машины - Як-3 и Ла-7 развивали скорость 650 - 680 км/час, тогда как немецкие модифицированные Ме-109 и ФВ-190 (массовой постройки!) развивали 704 км/ч и даже более - при аналогичном или даже более мощном вооружении. Кроме того, немцы даже под бомбежками союзной авиации сумели произвести около 2000 реактивных самолетов, в основном истребителей, скорость которых достигала 870 - 950 км/час, обогнав уровень развития авиационной техники союзников минимум на десять лет. Если бы не наше наступление на Берлин и не массированные бомбежки союзников, летчики Люфтваффе смогли бы нанести нам и союзникам гораздо больший ущерб.

В качестве еще одного примера прогрессирующего отставания нашей авиации во время войны можно привести правила награждения "большим крестом" асов Люфтваффе. Немцы вступали в войну с нами, имея приказ о награждении таким знаком при условии, что летчик сбил 25 машин. К ноябрю 1941 года норма была повышена до 40, а с ноября 1943 года эта "планка" была поднята до ста наших машин.

Возникает вопрос - было ли неизбежным качественное отставание нашей авиации?

Рискнем утверждать - если бы в период 1937 - 1939 годов не пострадала элита нашей авиации, руководившая подготовкой летчиков, командовавшая авиасоединениями и, самое главное, изобретавшая и внедрявшая новые самолеты, то не было бы столь долго скрывавшихся успехов Люфтваффе.

В 1937 г. было разгромлено лучшее в стране и, вероятно, даже в мире, КБ А. Н. Туполева ("На смену вредителю Туполеву придут 100 000 новых преданных туполевых!"), КБ, которое было способно выпустить самолет любого типа; в 1939 г. - КБ Н. Н. Поликарпова, который остался с горсткой соратников, и тем не менее достиг поразительных успехов в опытном самолетостроении. Оказались за решеткой восходящие звезды авиаконструкторской мысли - А. Калинин, Р. ди Бартини и другие. Основным их недостатком была плохая управляемость "сверху".

В 1941 г. уже был испытан и готов к серийному производству многоцелевой самолет Туполева АНТ-58 (названный шутником-конструктором "в честь" 58-й статьи, по которой он был обвинен), развивавший с двумя тоннами бомб на борту 635 км/час, вооруженный двумя пушками и несколькими пулеметами. Он перегонял и "Спит-файры" и "Мессеры". Этот самолет ставили на производство дважды, и тем не менее до конца войны было выпущено всего 800 машин в ухудшенном варианте. Зато десятками тысяч выпускались гораздо менее эффективные Пе-2, Ил-4, Ил-2. В начале войны был готов и лучший в мире истребитель Н. Н. Поликарпова И-185, развивавший 635 км/час, с тремя пушками. Его последующие варианты летали бы со скоростью, превышавшей 700 км/час. Увы... Такой же была судьба выдающегося бомбардировщика ДБ-240 Р. ди Бартини.

Добавлю, что мне лично пришлось неоднократно слышать от нашего выдающегося летчика М. М. Громова очень высокую оценку качества немецких машин. Громов также сетовал, что наших ребят выпускали в воздушные бои после восьми часов налета на Яках, и они гибли массами... Громов многократно обращался "наверх", чтобы такую практику прекратили, но там оставались неизменно глухи... А немцы до первых боев имели колоссальный налет. До Сталинграда они проходили выучку в 450 часов, а потом, несмотря на сопротивление генералов Люфтваффе - перешли на 150-часовую подготовку как минимум. Увы, более всего эти факты говорят о том, какой ценой досталась нам победа над Германией.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно