Примерное время чтения: 4 минуты
100

АМЕРИКАНСКАЯ ГАЗЕТА О МЕМУАРАХ ХРУЩЕВА. Неизвестные записи Никиты Сергеевича

В НЕДАВНО ПОЛУЧЕННЫХ магнитофонных записях на более чем 100 часов, которые были продиктованы бывшим советским премьером Никитой Хрущевым и заполняют пробелы в прежних мемуарах, говорится, что во время кубинского ракетного кризиса 1962 г. кубинский лидер Фидель Кастро призывал Советский Союз нанести "упреждающий удар" по США. "Кастро предложил, чтобы для предотвращения уничтожения наших ядерных ракет мы нанесли упреждающий удар по США", - вспоминал Хрущев. Однако, как он добавил, после размещения Советским Союзом на Кубе 42 ракет с ядерными боеголовками "мои товарищи в руководстве и я поняли, что наш друг Фидель совершенно не понимает наших намерений", - ракеты должны были служить фактором сдерживания против нападения, а не использоваться против американцев.

Хрущев признался: "органы безопасности" уверили его, что ракеты не будут сразу же обнаружены американскими самолетами. "Предполагалось, что пальмы укроют наши ракеты от обзора с воздуха". Однако он добавил: "Оказалось, что сотрудники органов безопасности ошибались. Американцы поймали нас на месте преступления...".

Хрущев также вспоминал, что Джулиус и Этель Розенберг помогли Советскому Союзу "освоить производство ядерной энергии быстрее, чем мы смогли бы сами, и... помогли создать нашу первую атомную бомбу". "Я входил в окружение Сталина, когда он с теплотой упомянул Розенбергов, - вспоминал он. - Я не могу точно сказать, какую именно помощь они нам оказали, но я слышал и от Сталина, и от Молотова, являвшегося тогда министром иностранных дел, что Розенберги оказали очень важную помощь в ускорении создания нашей атомной бомбы".

ЭТОТ материал Хрущев надиктовал на магнитофон в конце 60- х годов, после того, как он был снят с поста и жил фактически под домашним арестом.

Он жаловался, что Советский Союз не в состоянии себя прокормить, и предлагал, чтобы он "воспользовался услугами капитализма - системы, победу над которой мы сделали нашей целью...".

Хотя в последние годы его пребывания у власти - он был смещен в 1964 г. - репрессии усилились, в этих записях Хрущев резко критиковал подавление прав человека, выражая сомнения в том, каким "раем для трудящихся" может быть Советский Союз, если "необходимо держать людей в цепях". Осуждая то, что он назвал "самой жестокой" цензурой, и предупреждая, что это превратит идеологов "в полицейских громил", Хрущев признался, что сожалеет о своей причастности к запрещению романа Бориса Пастернака "Доктор Живаго".

Советский лидер сообщал, что в 1942 г. Сталин "впал в отчаяние" и что он "пытался наладить во время войны сверхсекретные контакты с Гитлером". По словам Хрущева, Сталин хотел заключить сделку, отдав Германии оккупированную нацистами территорию Украины, Белоруссии и даже часть Российской Федерации. Однако "Гитлер так и не дал на это ответа".

ОН ТАКЖЕ указал, что Сталин и другие члены руководства неправильно оценили направление развития Европы после второй мировой войны. "Мы надеялись", - говорил Хрущев, что "после катастрофы" войны и в условиях разрухи значительная часть Европы - включая Германию, Францию и Италию - станет коммунистической. "Сталин был не единственным, кто ошибочно это предсказывал, - сказал он. - Этому верили мы все". Однако он добавил: "Мощная американская экономика не позволила разрушенным экономическим системам европейских стран достичь точки революционного взрыва. Случилось не так, как мы ожидали, полагаясь на марксистско-ленинскую теорию. К сожалению, все эти страны остались капиталистическими...".

Он назвал "ошибкой отправку наших войск в Чехословакию" в 1968 г., когда он надиктовывал эти мемуары, так как чехи были "нашими ближайшими союзниками" и ввод туда советских войск "расценивается как неуважение суверенитета их правительства". До этого, вспоминая споры вокруг вторжения в 1956 г. в Венгрию, Хрущев сказал, что один из его ближайших коллег, Анастас Микоян, был в Венгрии, пытаясь урегулировать эту ситуацию, а когда вернулся в Москву, обнаружил, что советское руководство уже приняло решение о применении войск. Микоян яростно выступил против этого и даже пригрозил Хрущеву самоубийством.

Эти новые материалы были, по всей видимости, исключены из прежних мемуаров Хрущева из-за необыкновенно откровенных комментариев в отношении советских лидеров и важных событий. Его сын, Сергей Хрущев, в своей книге "Хрущев о Хрущеве", опубликованной в этом году, рассказал, как писались первоначальные мемуары и как его отец опустил "места, которые могли составлять военную тайну, и случайные ссылки на людей, находившихся тогда в Советском Союзе у власти".

(США)

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно