Примерное время чтения: 5 минут
483

ИНТЕРВЬЮ С НОСИТЕЛЕМ ВИРУСА СПИД. Я не боюсь умирать...

1 декабря 1990 г. В большинстве стран мира отмечался День борьбы со СПИДом. У нас же это событие прошло почти незамеченным. Понятно, что, когда отчаявшиеся люди рыщут по магазинам в поисках хлеба насущного, их вряд ли волнует отдаленная опасность умереть от этой страшной болезни. Хотя причин для благополучия отнюдь нет. По оценкам лондонского института "Иэкос", к 1995 г. в СССР число носителей вируса СПИД (ВИЧ-инфицированных) составит около 6 млн. человек. Наш корреспондент встретился со специальным помощником директора Института СПИДа штата Нью-Йорк Салли ПЕРРИМЕН, одной из миллионов американцев - носителей вируса.

- Салли, что вы почувствовали четыре года назад, когда узнали, что у вас положительная реакция на вирус СПИДа?

- Для меня это не было неожиданным ударом. Мой муж умер от СПИДа, и я подозревала, что могла заразиться. Поэтому я скорее даже почувствовала облегчение, страх неопределенности остался позади.

- Вам удалось узнать, почему заболел ваш муж?

- Я родом из Бруклина, района Нью-Йорка, где вы найдете, пожалуй, все проблемы современного американского города, и прежде всего высокий уровень наркомании. Мой муж был "на игле" много лет.

Обычно у людей складывается представление, что наркоман - человек глубоко опустившийся, без работы и собственного жилья. Мой муж имел приличную работу, был заботливым и внимательным ко мне. Через три месяца после свадьбы он признался, что не может жить без наркотиков и предложил мне развод, если я этого захочу. Мы венчались в церкви, и я вспомнила, что обещала ему перед Богом не оставлять его в трудную минуту. Разумеется, я не говорила ему этих высоких слов, а просто послала его подальше с его предложением развестись.

- Ваш муж не пробовал лечиться?

- Много раз. Первые пять лет нашей совместной жизни он прошел, пожалуй, через все курсы и программы лечения от наркомании. Бесполезно. Когда у нас родилась дочь, муж был прекрасным отцом. Это он вставал к ней по ночам, менял пеленки, просто боготворил свою дочь. И тогда решил окончательно "завязать". Мы обратились в общество "Анонимных наркоманов". Помню, вначале ему удалось удержаться от иглы один день, второй... Шесть месяцев! Мы просто ликовали. Но вскоре у него стали появляться признаки болезни: ломота в теле, лихорадка. 10 дней он пролежал в больнице, но диагноз так и не поставили. В общем, начался период борьбы со СПИДом и американской системой здравоохранения. Ему пришлось пройти через 6 больниц, пока не поставили диагноз. Так мы познакомились и с финансовой стороной СПИДа.

- Кто оплачивал расходы по лечению?

- Вы, видимо, знаете, что в Америке нет единой национальной системы здравоохранения. У мужа была дешевая страховка. Поэтому в основном он лежал дома, ухаживали мы за ним по очереди с его мамой. А умирал он в обычной городской больнице, где плохо кормили и почти не было ухода: врачи и медсестра боялись к нему подходить.

У брата мужа была страховка получше, он лечился в приличных клиниках, хотя тоже в конце концов умер от СПИДа.

- Так сколько же человек стали жертвами этой болезни в вашей семье?

- Четверо. Муж, два его брата и сестра. Один из братьев, узнав, что болен СПИДом, принял чрезмерную порцию наркотиков и умер.

А вы не боитесь заболеть, зная, что вирус уже затаился где-то внутри вас?

- Я так сердита на эту болезнь, что решила с ней бороться. Пошла работать в Центр, где оказывают помощь ВИЧ-инфицированным в случае их дискриминации.

- А вы испытали на себе дискриминацию? Как отнеслись соседи, коллеги по работе к тому, что вы носитель вируса?

- Я им ничего не говорила, считая это своим личным делом. Затем, правда, я рассказала свою историю в документальном фильме, так что теперь это общеизвестно.

А гонений на ВИЧ-инфицированных предостаточно. Их опасаются врачи и медсестры, им не хотят давать ссуды в банке, отказывают в жилье. Я знаю случай, когда одна семья переезжала 5 раз. Старые соседи сообщали новым, и семью выгоняли. Во Флориде сожгли дом, где жил больной СПИДом. ВИЧ-инфицированных детей, бывает, не берут в детские сады.

- А вашу дочь вы не проверили на вирус?

- Я боюсь это делать. Я надеюсь, что она здорова. Она единственный ребенок, наследница в нашей когда-то большой семье. И я учу ее не поддаваться страху. СПИД, как это ни странно, помог мне понять, что в мире много хороших людей. Если им рассказать о реальных и мнимых опасностях, они перестают испытывать чувство страха.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно