Примерное время чтения: 4 минуты
111

АКТУАЛЬНАЯ ТЕМА. Россия перепрягала лошадей, теперь - пора ехать!

Количество слов на одного человека, пожалуй, единственный показатель, где за нами неоспоримое лидерство. Все пышнее расцветает болтовня о необходимости скорейшего проведения реформ. Но самих реформ как не было, так и нет. По мнению специалистов, на обломках коммунизма, среди неокрепшей поросли демократии вот-вот возникнет ядовитый призрак фашизма. Лишь тонкая, почти неосязаемая грань отделяет общество от окончательного хаоса.

В такой ситуации все отчетливее возникает понимание необходимости "сильной руки", способной навести порядок. Но чья это будет рука?

Наш корреспондент А. УГЛАНОВ встретился с министром ельцинского кабинета Николаем ФЕДОРОВЫМ.

- Николай Васильевич, что происходит с Россией, с ее лидерами? Неужели эйфория августовской победы парализовала вас до такой степени?..

- Вы правы, управленческая, политическая пауза неоправданно затянулась, мы неоправданно долго "делаем вдох", необходимый для решительных реформ. Но я - сторонник политики действия, а не политики слов. Их уже - половодье, и как бы оно не погубило лидеров России, как это произошло с командой Горбачева.

Кстати, вот кто в последние 2 месяца даром времени не терял: восстановил свою форму, сымитировал реконструкцию Союза ССР, активно действует во внешней политике, нащупал опору во внутренней - в лице движения демреформ... Конечно, и мы здесь "соавторы". Русский человек жалостлив, легко простил пострадавшему от путча президенту его безрукую политику, приведшую страну к государственному перевороту.

Но на одной территории, в одном по сути государстве не может быть двух парламентов, двух правительств, двух президентов. Останется один, и им будет тот, кто практически начнет реформы. Время имитации реформ для России кончилось. Отсюда неотложность быстрого и мощного шага вперед. Иначе, как в 17-м, придет "третья сила" - какой-нибудь Владимир II, на этот раз, скажем, Жириновский.

- Так что же вы предлагаете?

- Это - серия реформ, отчасти добровольных, отчасти принудительных, но и тех и других, безусловно, всеобщеобязательных и столь же безусловно правовых, конституционно- законодательно обоснованных. Быстрая земельная реформа, решительная приватизация всего, что приватизации поддается. Прекращение дотирования "лежачих" колхозов- совхозов, предприятий - банкротов, признание их таковыми. Рационирование наших бездумно раздутых и потому нереальных, попросту демагогических социальных программ.

- Но обо всем этом говорится уже давно.

- Верно, но я настаиваю на немедленном проведении этих мер. Притом там, где необходимо, - в государственно-принудительном порядке, при строгом соблюдении норм права и на их основе. Наступил тот момент, когда надо не предлагать реформы, не подталкивать их, а внедрять, насаждать, укоренять. Интересы человека, сама жизнь его на этой многострадальной земле поставлена под смертельную угрозу. Нас так долго пугали "шоковой терапией", что время осталось только на хирургию.

Ну а власти, правительство готовы к столь радикальным шагам?

- Того из нас, кто не готов, надо отправить на покой - писать книги о соотношении реформы и революции. Могу предложить название: "Перестройка и новое мышление - для всего мира, но не для моей страны".

- Но ваши решительные экономические и социальные шаги натолкнутся, помимо всего прочего, на возможное неповиновение бывших (и нынешних) автономий?!

- Признаю, что мы получили тяжелое наследие, медицински выражаясь, Россия отягощена плохой наследственностью - нерешенностью и запущенностью национальной проблемы. Но ведь она не неразрешима. Только надо ею заниматься, заниматься здесь и сейчас, а не тратить время на посреднические услуги для народов, история сожительства, дружбы и вражды которых раза в 3 дольше, чем история 1000-летней России. Такого рода, вероятно, в принципе благородную миссию на стороне лучше предоставить нобелевскому лауреату мира.

А нам заняться внутренними коллизиями. И притом не носиться с брандспойтом по бескрайней России: все равно не успеваем. А собрать глав всех российских республик и не расходиться, подобно конклаву кардиналов, пока не изберем папу, иначе говоря, - договоримся об условиях совместной жизни в форме ли федеративного договора, в форме ли конституционной хартии или в иной упаковке. Убежден, при взаимных уступках будет не только общность интересов, но и их органическая сопряженность. Только надо поработать - терпеливо и взаимоуважительно.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно