101

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ. "Русский Пиночет вряд ли появится"

По просьбе "АиФ" некоторые аспекты политической ситуации в нашей стране комментирует американский журналист, директор представительства газеты "Вашингтон пост" Майкл ДОББС.

- Г-н Доббс, когда я связывался с вами по телефону, вы сказали, что собираетесь на конгресс гражданских и патриотических сил. Теперь конгресс закончился. Какие впечатления у вас от него остались?

- Самое первое впечатление связано с личностью Руцкого, который, очевидно, готовит себе политическую платформу, отличающуюся от платформы Ельцина. Мне кажется, он убежден, что политика правительства обречена, и когда она провалится, он будет готов взять власть. Как ни парадоксально, именно он стал самым серьезным оппонентом правительства.

- А вообще какое впечатление произвели наши патриоты и национал-патриоты?

- То, что я услышал, мне показалось продолжением старой полемики, которая была еще в прошлом веке: между славянофилами и западниками. И сейчас у вас много партий, но только два основных течения. Одни - те, кто сейчас у власти, - хотят следовать западной модели. А другие - это те, кто настаивает на том, что Россия должна иметь свой собственный путь развития.

- Но у нас в прессе все чаще объединяют национал-патриотов с коммунистами. На ваш взгляд, это правомерно?

- Ну, я видел, как они сидели в одном зале. Там были и бывшие коммунисты, решившие порвать с идеями коммунизма, сидели и сторонники коммунизма. Были даже представители "Памяти".

Политически вполне естественно, бывшие или настоящие коммунисты стараются использовать националистическую идею, поскольку хорошо понимают, что "чистыми" коммунистическими идеями многих людей не увлечь. Остается только одна "живая" идея - националистическая.

- И как вы оцениваете шансы "патриотов" прийти к власти?

- Если экономическая реформа провалится, то вполне возможно, что сегодняшняя оппозиция придет к власти. Наверно, умеренное течение имеет здесь больше шансов, чем экстремисты. Поэтому Руцкой имеет больше шансов, чем, скажем, Жириновский.

Я не верю, что Жириновский может представлять большую угрозу. Он не тот политик. Но важно то, что он говорит. И другой человек с такими лозунгами действительно может прийти к власти.

- Из ваших слов следует, что вы не до конца уверены в успехе наших реформ...

- Я пока не думаю, что реформа необратима. Другое правительство может остановить все реформы. Уже сейчас видно, что у вас они идут совсем не так успешно, как в Польше два года назад. Вы стараетесь ввести рынок при плохих условиях. Цены освободили, а почти все магазины принадлежат государству, частной торговли почти нет.

В Польше сельское хозяйство было частным, и когда освободили цены, из деревни в город приехали фермеры и начали продавать продукты на улице. У вас же этого не происходит - по крайней мере в таких масштабах, как в Польше. Государство и мафия вместе контролируют торговлю.

- Что, по-вашему, ждет нас в наиболее пессимистическом варианте? Согласитесь, даже при всей болезненности и непредсказуемости ситуации трудно поверить в возможность возврата "назад в социализм"...

- Действительно, сейчас невозможно вернуться во времена "застоя". Сомневаюсь, что авторитарный режим можно реставрировать во всех республиках. Вернуть экономику в эпоху Брежнева тоже невозможно: природные ресурсы в значительной мере исчерпаны.

- Но у нас есть люди, считающие, что авторитарный режим способен более эффективно провести экономические преобразования. Ссылаются здесь на опыт генерала Пиночета.

- В Чили рынок существовал и до Пиночета. И потом, ваша ситуация отличается от чилийской: у вас, по-моему, рынок должен быть тесно связан с демократией. Я думаю, что вряд ли появится "русский Пиночет". Если кто-то появится, то он будет настроен не на рынок, а на административный контроль. Любая попытка реставрировать авторитарный режим приведет к приостановке реформ.

- А разве Западу не было бы удобнее вести дела с жестким, но стабильным режимом: по крайней мере с него легче получить долги?

- Я не думаю, что есть много шансов собрать ваши долги при любом режиме... На Западе, конечно, существуют разные мнения. Но в основном политики поддерживают нынешний курс.

Другое дело, что понимать под понятием "авторитаризм". Если демократически избранный президент использует свою власть в полной мере - вплоть до введения чрезвычайного положения, то Запад при определенных условиях не будет возражать. Все зависит от того, как и, для каких целей это будет сделано. Демократия и анархия - разные вещи.

Беседовал Б. СТАНИШНЕВ

Смотрите также:

Также вам может быть интересно