Примерное время чтения: 5 минут
157

ЦЕНЫ В ОБЩЕПИТЕ ДОЛЖНЫ СНИЗИТЬСЯ НА 30%. Рынок контроля не исключает

О проблемах, рожденных либерализацией цен, наш корреспондент Т. КОРОСТИКОВА беседует с первым заместителем министра экономики и финансов России А. НЕЧАЕВЫМ.

- По данным социологов, за январь число людей, считающих, что либерализацию цен выдержать трудно, выросло. А цены продолжают ползти вверх. Что нас ждет в ближайшие месяцы?

- Если мы выдержим пресс социальный и со стороны отраслей, то есть не напечатаем лишних денег, то, по нашим оценкам, цены через 2 месяца остановятся. Они упрутся в платежеспособность населения. Причем темпы роста инфляции и в феврале, и в марте будут, по нашим прогнозам, низкими.

Всего за первые полгода цены должны вырасти в 4,5 раза по отношению к среднегодовому уровню 1991 г. Именно эту цифру мы закладываем в новые расчеты бюджета.

Поскольку спрос сейчас переключится по преимуществу на продукты питания, то и цены на них вырастут больше, а на культбыттовары. например, меньше.

- Но даже если рост цен остановится, производители- монополисты к тому моменту навяжут нам такие цены, что большая часть населения попросту окажется отрезанной от многих необходимых товаров.

- Сейчас под предлогом свободы наши производители запихнули в цену все допустимые и недопустимые издержки. И назначили ту рентабельность, которую хотели бы иметь. Проблема со сбытом уже некоторых отрезвила. Так что нужно время, чтобы цифра на ценнике отражала настоящую цену, а не запрос продавца.

Но совсем отдать все на волю стихии тоже нельзя. Мы считаем, что, исходя из конкретной обстановки, не меняя сути реформы, можно ее корректировать.

На днях Верховный Совет России принял постановление, которое призвано ограничить рост цен у предприятий- монополистов. Госкомитету по антимонопольной политике предложено разработать требования к размерам и порядку исчисления предельного уровня рентабельности на продукцию предприятий-монополистов.

Этим же постановлением мы снимаем налог на добавленную стоимость в общепите, и прежде всего в студенческих, школьных, больничных столовых, в детских садах и т. д. Цены должны соответственно снизиться на 30%.

В 2 раза уменьшается налог на добавленную стоимость на ключевые продукты питания - муку, мучные изделия, молоко и творог, растительное масло.

Вообще я считаю, что правильнее было бы дать прямые дотации тем, кто в помощи действительно нуждается. Но убедить Верховный Совет мне не удалось.

Очень внимательно отслеживаем ситуацию в тех отраслях, где у нас регулируемые цены. Периодически они будут повышаться, но как только мы увидим, что это может вызвать эффект заметного скачка цен, будем искать компромиссное решение: поддержим отрасль дотацией, централизованными капвложениями или каким-то другим способом.

- Некоторые предприниматели выступали с разными деловыми предложениями правительству, обещая завалить нас товарами. Но все это остается без ответа. Почему?

- Если у кого-то есть конкретные взаимовыгодные проекты, мы их с удовольствием рассмотрим.

Если нам говорят: дайте миллион тонн нефти, я ее продам, возьму 15% комиссионных и привезу вам на 130 млн. долларов продуктов, то с этим вполне справляются госструктуры. Именно с такими предложениями приходится иметь дело.

Правительство достаточно много советуется с предпринимателями. Например, на днях я подписал бумагу в правительство, чтоб разрешить акционерному дому "Легпромсырье" делать импортные закупки шерсти для нашей легкой промышленности, так как положение очень тяжелое.

- Я бы с вами согласилась, но рядовой потребитель не чувствует, что "госструктуры справляются". Более того, нежелание правительства расстаться с монополией на продажу сырья дает повод его противникам сомневаться в "рыночности" его политики и упрекать чиновников в коррупции.

Не вписывается в понятие рынка и такое решение правительства, как ограничение торговой надбавки - суммы, которую торговля берет за свои услуги. С одной стороны, это ограничивает простор для коммерческого маневра, с другой - способствует утеканию части товаров по теневым каналам.

- Во-первых, это цена свободная прежде всего для производителя. Во-вторых, 25% - не так уж мало, чтобы иметь приличный фонд коммерческого риска. В-третьих, мы решили ввести это ограничение как средство защиты от высокого уровня монополизма торговли. У нас ведь сплошь и рядом один Магазин на сто верст кругом. Не ограничить там надбавку - дело рискованное.

Но самое главное - в инструкции написано, что определить размер надбавки на своей территории или отказаться от нее могут местные власти. А пока, до их решения, мы устанавливаем свои ограничения.

- Многие уверены, что высокие цены и пустые прилавки дело рук торговой мафии. Есть почва у таких слухов?

- Далеко не везде пустые прилавки. Это удел крупных промышленных центров, "сидевших" на межреспубликанских поставках и импорте.

Сейчас действительно есть масса сигналов, когда торговля отказывается брать товар не по завышенной, что правильно, а по высокой, но вполне разумной цене.

Мы чувствуем, что в Москве ведется целенаправленная кампания сопротивления. Например, недавно возникла ситуация, когда сюда не шел ни один вагон с продовольствием. Дело в том, что наша торговля всегда только распределяла госресурсы, причем по своим правилам. Поэтому она, естественно, заинтересована в дефиците и низких госценах. А свободная цена и дефицит - объективно - вещи взаимоисключающие.

Поможет нам бороться с рыночной и торговой мафией Указ о свободе торговли. Разрешена торговля где угодно и как угодно - с лотков, с автомобилей и т. Д. Как, например, это сделали в Польше. По указу местные власти должны будут отвести место для оптовых закупок. Сделать их сможет каждый, кто пожелает.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно