83

ТАЙНА СТАНОВИТСЯ ЯВЬЮ. Дмитрий Волкогонов: "Вечно лишь прошлое"

Уже несколько месяцев работает Комиссия Верховного Совета России по приему архивов ЦК КПСС и КГБ. Какие у нее задачи? Как, собственно происходит прием документов! Председатель комиссии профессор Дмитрий ВОЛКОГОНОВ отвечает на вопросы нашего корреспондента.

- БОЛЬШУЮ часть архивов, в сущности, принимать не у кого: ни КПСС, ни ее ЦК нет. Поэтому документы мы просто взяли и опечатали. Сейчас пытаемся разобраться, что в них есть, и подготовить для исследователей.

- Насколько они велики?

- Архивы, которые переходят сегодня под юрисдикцию России, - миллионы и миллионы дел. Это не только архивы КПСС и КГБ, но и многие другие, принадлежавшие различным ведомствам. Должен заметить, что архив ЦК в техническом отношении - лучший из всех, которые мне довелось видеть; даже на Западе, пожалуй, таких нет. Он находится в полуподвальных помещениях на Старой площади и оснащен современной вычислительной и множительной техникой, хорошо классифицирован.

- Никто из партийных вождей не пытался вырвать страницы истории, пусть даже собственной?

- Мне известно, что Хрущев приложил руку к тому, чтобы изъять некоторые документы, свидетельствующие об участии членов Политбюро в репрессиях. Возможно, были и другие случаи. Но усилия эти были, в общем-то, напрасны. Наша бюрократия всегда заботилась о копиях.

- Архивы КГБ принимать, очевидно, сложнее?

- Естественно, потому что это ведомство продолжает действовать, хоть оно неоднократно трансформировалось и меняло название. Многие материалы, связанные с современной разведкой, раскрывать нельзя. Не следует, по- моему, и обнародовать списки людей, которые служили осведомителями КГБ. Прежде всего - во избежание сведения личных счетов, мести. Атмосфера в обществе и без того накалена, А кроме этого, у нас была страна, где каждый следил друг за другом. Шпионили даже за членами Политбюро. Например, в архивных документах отражены такие эпизоды из недавнего прошлого... К партийному боссу ежедневно приходит массажистка. После процедуры ее приглашают в определенный кабинет, где расспрашивают, о чем с ней говорил клиент, какое у него настроение, и т. п.

- Архивы позволяют заглянуть за кулисы многих исторических событий. Всегда ли это приличное зрелище?

- Увы, очень часто архивы говорят нам о цинизме и лицемерии государственных деятелей. Начиная с ленинского периода. Меня, например, поразил тот факт, что именно Ленин положил начало широчайшему финансированию создаваемых им компартий во всем мире. Когда в России свирепствовал голод, умирали люди, мы регулярно формировали бюджет Коминтерна, щедро давали деньги на форсирование революционного процесса в Индии, Китае, Италии... Часто средства отпускались не только в золотых рублях, но и пудами золота. Вождь русской революции, рассуждавший "о национальной гордости великороссов", отправляет записку Берзину с указанием, чтобы для написания пропагандистских брошюр он привлек "Кашера или Шнейдера из Цюриха", Нубакера из Женевы, итальянцев из Лугано - платить им "за работу и поездки архищедро", а "русским дуракам раздайте работу: посылать вырезки, а не случайные номера...".

Курьезно выглядят под грифом "Совершенно секретно" материалы из личной жизни вождей. Подробно фиксировалось, куда и с кем член Политбюро едет отдыхать, какого рациона питания придерживается. Кстати, еще в 18-20- х годах члены ЦК быстро переделили все дачи, имели личных врачей, любили отдыхать за границей, почему-то особенно - в Германии.

- Встречалось ли вам в архивах, которые вы просматривали в последнее время, нечто сенсационное?

- Любые материалы в известной мере сенсационны, если открывают новые факты. Ну вот, например... Недавно на наших глазах совершилось объединение Германии. А многие ли знают, что такую идею впервые выдвинул Сталин более 40 лет назад, 10 марта 1952 года? В ноте советского правительства США, Англии и Франции предлагалось ускорить заключение мирного договора с Германией, провести там выборы, чтобы создать единое государство. Как такое мог предложить диктатор? Тут мы опять сталкиваемся с лицемерием политика: условием заключения такого договора был вывод всех американских войск из Германии. Заранее было известно, что такое условие не могло быть выполнено.

- Недавно в прессе сообщалось, что в советских лагерях после второй мировой войны сидели американцы. Так ли это?

- Мне известно, что к Президенту России обратилась группа американских сенаторов с просьбой прояснить этот вопрос. Из документов следует, что Советская Армия освободила из фашистских концлагерей многие тысячи иностранцев, в том числе и американцев. Они были, в соответствии с договоренностями, репатриированы. Однако сотрудники архивов установили, например, что граждане США В. Марчук, В. Бердин, Д. Нобль были осуждены на длительные сроки лишения свободы, и только спустя несколько лет их обменяли на советского разведчика. Есть основания думать, что это не единственный факт. По корейской войне такой информации пока не найдено. Что касается Вьетнама, то в СССР с помощью КГБ в 1967 году оказались несколько американских военнослужащих. Их у нас использовали в пропагандистских целях, а потом они уехали.

- Какие архивные материалы из нашей истории заставляют вас думать о сегодняшнем дне?

- Передо мной документ 1923 года о том, как Автономная немецкая область праздновала свой пятилетний юбилей. Ведь это была первая автономия в России, преобразованная потом в автономную республику. Мы знаем ее печальную историю. Надеюсь, что руководство страны и местные власти пересмотрят свое отношение по этому вопросу. Думаю, что советские немцы должны восстановить свою государственность в границах России. Это не только исторически справедливо, но и укрепит наши узы с Германией. Объединенными усилиями можно сделать так, чтобы никто не был ущемлен. Сегодня, отчаявшись, наши немцы уезжают на Запад, покидая могилы предков. Мы виноваты перед этими людьми.

- Не вселяет ли в вас пессимизм подробное знакомство с архивами советского периода?

- Нет, хотя изучение советской истории часто вызывает горечь, особенно у пожилых людей. Все мы верили в ложные идеалы. Я сам был в свое время сталинистом и ортодоксальным марксистом, пока не понял, что мы находимся в историческом тупике. Но нынешний кризис небесконечен. Сейчас важно не сойти с курса реформ, страшно мучительных. Это трагическая расплата за былое. Я, например, считаю, что нижнюю точку кризиса мы можем пройти в конце этого года, хотя сам переход к цивилизованному обществу займет 8-10 лет. Рано или поздно все это станет достоянием истории. Вечно лишь прошлое.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно