Примерное время чтения: 5 минут
54

В СВЕТЕ ГЛАСНОСТИ. Подать ли "бриллиантовой руке"?

На днях Б. Я. Ельцин подписал Указ о борьбе с коррупцией в системе государственной службы. Наш корреспондент С. МИХОВА беседует с Михаилом ГУРТОВЫМ, руководителем группы по финансово-правовому контролю и борьбе с коррупцией при первом заместителе Председателя Правительства России Егоре Гайдаре.

- Прежде всего о самом Указе. Способен ли он реально помочь в вашей борьбе, или будет еще одним неработающим?

- Наконец четко определено, что служащий госаппарата не имеет права заниматься предпринимательской деятельностью. Пока же все вроде это знали, но в то же время, скажем, заместитель председателя экспертного совета при председателе правительства Петр Короткевич открыто является не только учредителем, но и генеральным директором фирмы "Карбен интернэшнл импресайдс корпорейшн", а эта фирма пользуется невиданными льготами. Хотя жаль, что указ не касается другой стороны вопроса: будет ли зарплата специалиста министерства такой, чтобы обеспечить ему достойное существование.

- Ваша группа была первым специализированным формированием для борьбы с коррупцией в новом государственном аппарате России. Сегодня по примеру Гайдара созданы десятки комиссий, управлений. Борьба с коррупцией становится национальным видом спорта. Вас это не пугает?

- К сожалению, экономическая преступность, коррумпированность нового государственного аппарата России приобрела такие масштабы, что, боюсь, она уложит команду борцов с ней. Мы ведем служебные расследования наиболее вопиющих случаев номенклатурной приватизации, злоупотреблений при экспорте сырья и топлива, в банковских операциях. Так нам удалось остановить трансфертные сделки на несколько сотен миллиардов рублей, которые грозили подорвать начинающий укрепляться курс рубля.

Мы не разделяем вошедшее в моду среди государственных служащих снисходительное отношение к обращениям людей, напротив, часто за конкретной претензией стоит важнейшая государственная проблема. Так, к Гайдару по поручению трудового коллектива производственного объединения "Кристалл" обратились огранщики бриллиантов А. Абрамов, В. Суханов, В. Сурков, В. Кузнецов. Они пожаловались, что отрасль никак не может заработать по-новому. Действительно, мы продолжаем удерживать курьезный рекорд, установленный Союзом, - бриллиантовое производство у нас нерентабельно. Убытки по заводам России - 30 млн. руб. В 1991 г. "Росалмаззолото" приняло решение о дотациях этой отрасли. Выделили 196 млн. руб., чтобы хоть как-то поддержать предприятия на плаву и, конечно же, скрыть свои просчеты и неумение работать в новых условиях.

И это при том, что на нас приходится треть мировой добычи алмазов, причем всех категорий - от самых дешевых до уникальных. При таком богатстве мы нищенствуем, в то время как, скажем, Израиль своих алмазов не добывает, а только на огранке чужих зарабатывает до миллиарда долларов в год.

- Так, может, передать это дело в частные руки?

- По мнению специалистов, в интересах России надо сохранить полную государственную монополию в алмазной отрасли.

Но монополия государственная совершенно не адекватна монополии ведомственной. Наш опыт, накопленный десятилетиями, показывает, что интересы ведомства не только не совпадают с интересами государства, но и направлены против них. А российская корпорация "Алмаззолото" стала правопреемницей союзного главка в бюрократической неповоротливости и косности. Приведу такой пример. Когда в Лондоне украли партию наших алмазов, то получить страховку оказалось для нас выгоднее, чем продавать по той цене, которую назначили наши чиновники. А организация труда?

В том же Израиле 6 тыс. огранщиков, и на них приходится всего тысяча управленцев. У нас же на 10 тыс. огранщиков приходится их 14 тыс. В Израиле выпускают бриллиантов в 6 раз больше, чем в России. А некомпетентность? А стремление сохранить существующую систему, изменив только лишь вывеску? А странная готовность продать наши алмазы по дешевке?

- И обязательно корпорации "Де Бирс"?

- Так вот, "Де Бирс" распоряжается 70% алмазного сырья планеты. Без него нам пока не обойтись - мы вынуждены платить высокую цену за десятилетия ведомственной монополии. Но работать надо с ним на профессиональном уровне и брать за свои камни реальную цену. А сегодня всерьез рассматривается соглашение, где "Де Бирс" будет у нас покупать все алмазы и нам же их продавать для обработки. Кстати, в Бельгии украденные у нас алмазы предлагают к продаже партиями и гарантируют ритмичность поставок. Но о криминальной стороне дела лучше расскажет член нашей комиссии В. Калиниченко.

- Да, в алмазах кровавый отсверк издавна заметен, и у нас их не счесть. Как только Якутия захотела работать по-новому, там тут же стреляется один ответственный работник "Якуталмаза", затем - другой, третий - таинственно погибает. Или загадочная история, когда из Израиля привезли десяток огранщиков якобы для обучения наших мастеров. Но никто из наших ювелиров их так к не увидел.

Так вот, есть подозрение, что потом в тайной мастерской, где работали эти завезенные мастера, алмазы были огранены и проданы за границей по достаточно высокой цене. Куда шла разница - в парткубышку, в секретные фонды КГБ? Только вопрос - это делали 3-5-10 человек, стоящие у власти и разделившие прибыль между собой, или это было санкционировано государством для пополнения определенных счетов?

- Есть ли выход?

- Да. Впервые создана комиссия Верховного Совета России по оптимизации алмазно-бриллиантового комплекса. Впервые эти вопросы обсуждаются не келейно, а открыто. Разрабатывается проект, который сделает отрасль экологически эффективной. Видимо, проект стоящий, так как задел кого-то за живое. После выступления некоторых членов комиссии Верховного Совета им стали угрожать. Нам пришлось даже попросить управление по борьбе с организованной преступностью взять их под свою защиту.

- Ну, и последний вопрос: если кто-нибудь из наших читателей захочет обратиться к вам?

- Мы ждем писем: 103009, Москва, Охотный ряд, 6, Минэкономики России, кабинет N 800.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно