Примерное время чтения: 3 минуты
79

РЯДОМ С НАМИ. "У всех кровь алая"

Я САМА русская, родилась в Ленинграде. Нас было двое - я и младший брат, который с раннего детства мучил всю семью: с пятого класса его определили в спецшколу, потом судили по "малолетке", а после восемнадцати он от срока до срока и месяца на свободе не бывал.

Я же после окончания института была направлена в Молдавию, в г. Тирасполь. Там вышла замуж за местного парня, молдаванина. У нас растут две дочери, одной шесть лет, другой четыре. В апреле этого года, когда "казаки - разбойники" вовсю гуляли по Приднестровью, один раз ночью к нам стали звонить и стучать в дверь. Муж открыл дверь. В квартиру ворвались пятеро разбойников с автоматами "от живота". Я выбежала в прихожую как раз в тот момент, когда один из них ударил мужа. Я стала кричать, но слова застряли в горле, когда увидала рядом с собой, в казацкой форме, своего родного брата. Подумала, вижу сон, ведь я четко знала, что мой брат осужден на 13 лет за разбой и отбывает наказание. Он первый заговорил: "В натуре, сеструха моя! Вот, сука, оказывается, где она!" Я не знала, что делать, но смекнула, что нужно притвориться, будто рада встрече, бросилась ему на шею: "Братик, братишка мой родной, ты на свободе, какая радость, какое счастье!"

Тут и другие отошли от мужа, смотрят молча на нас, автоматы опустили... И началось: каждый день с утра до ночи у нас в квартире пьянки и оргии.

От брата узнала, что он завербовался за плату. Когда я спросила, а что он будет делать, сказал, что будет убивать молдаван, всех до последнего, резать, душить и расстреливать.

На вопрос, кто командует ими, ответил: кто платит, тот и командует. "А если Снегур будет платить и скажет убивать русских у нас в Ленинграде, будешь?" - "Буду, - говорит. - Мне до фени, кого убивать, что я, русских не убивал, что ли? У всех кровь алая, даже у негров".

Брат говорил, что они почти все с зоны. Как попал в разбойники, он мне не поведал, но сказал, что, когда кончится "бойня", с него снимут все судимости и он на заработанные деньги купит на Невском проспекте ресторан...

А мы после его сотой угрозы убить моего мужа, а детей сжечь, в чем были, убежали из дома в Ленинград к моей маме.

Я не называю свою фамилию, боюсь, ведь надеюсь вернуться в Тирасполь.

А. П., г. С.-Петербург.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно