Примерное время чтения: 7 минут
88

НАШЕ ИНТЕРВЬЮ. "Демократия - это надежность в политике"

Предлагаем беседу главного редактора "АиФ" Владислава СТАРКОВА с Чрезвычайным и Полномочным Послом Финляндской Республики господином Хейкки ТАЛВИТИЕ.

- Господин посол, мы сейчас находимся в посольстве Финляндской Республики в России, где, по-моему, многое располагает к экскурсам в историю. Насколько мне известно, это первое здание иностранного посольства, построенное в Москве при Советской власти. Здесь когда-то бывали такие исторические личности, как Буденный, Литвинов, Ворошилов...

- Действительно, на открытии посольства в 1938 г. в качестве почетных гостей присутствовали и Буденный, и Литвинов. В тот период у нас были нормальные контакты с советским руководством, и никто не считал приближающуюся войну неизбежной. Но уже через год все изменилось. Спустя еще несколько лет, осенью 1944 г., мы вернулись в это здание, и у нас снова стали бывать советские официальные лица - военачальники, в том числе Ворошилов.

- Я начал нашу беседу с истории по нескольким причинам - в том числе личного плана. Я родился в 1940 г., когда мой отец был на советско- финской "зимней войне". Так что тогдашние сложности советско-финских отношений как бы "прошли" и через нашу семью.

- Могу со своей стороны продолжить ваш ряд. Я родился в 1939 г. в Выборге. Узнав об этом, многие сначала удивляются: как это - финский дипломат родился в Советском Союзе? Я на это отвечаю: нет, в тот период это был еще финский город.

Сейчас было бы очень просто возложить ответственность за "зимнюю войну" лично на Сталина. Но на самом же деле здесь сыграли свою трагическую роль многие факторы. "Довоенная" граница, проходившая в 30 км от Ленинграда, образовалась еще в те времена, когда Финляндия была в составе Российской империи. Но одно дело - граница автономии, а другое дело - государственная граница в тот период, когда Европа вошла в кризисную полосу.

В то же время советское руководство, думаю, все-таки в чем-то продолжало считать так: надо вернуть земли, которые раньше были частью Российской империи.

Можно сказать, что все эти факторы имели собственную внутреннюю логику - и все происходило в обстановке, когда между нашими двумя странами не было доверия... Поэтому мы не хотим сегодня снова поднимать вопрос о границах. Сегодня нам нужна взаимная безопасность.

- Вы упомянули тот период, когда Финляндия оставалась автономией в составе России. Ведь сегодня Россия по отношению к республикам бывшего СССР оказалась в чем-то в такой же ситуации, как когда-то с Финляндией. Распадается когда-то мощная империя, важно наладить новые стабильные взаимоотношения между ее частями, ставшими независимыми государствами. В то же время некоторые руководители стран Балтии настроены на конфронтацию с Россией - в особенности по таким взрывоопасным вопросам, которые связаны с положением русскоязычного населения.

- Здесь терпение нужно проявлять обеим сторонам. По моему мнению, существуют две проблемы: права человека и национальное самосознание. Я думаю, что если русские люди хотят продолжать жить и работать в Прибалтике, они должны стать гражданами этих государств, и не надо делать этот процесс слишком сложным.

И в то же время надо понимать тот факт, что в странах Прибалтики стремятся защитить свой язык, свою культуру. В Латвии, например, влияние русской культуры очень сильное - может быть, даже сильнее латышской. Для Эстонии эта проблема тоже по-своему острая. В Литве ситуация спокойнее: там меньше русских, хотя есть другие проблемы -например, "польский вопрос".

- Когда я был в Финляндии, меня особенно поразило несколько вещей. Сохранено много памятников русским - в том числе царям. В театрах идут русские пьесы, в кинотеатрах - русские фильмы. И тут же - названия улиц, написанные на двух языках - финском и шведском.

- Мы на протяжении 700 лет были частью Швеции, а затем долгое время - частью России. И хотя мы не хотели становиться ни шведами, ни русскими, очень многое наша культура получила и из Швеции, и из России. Из русского языка к нам пришли такие слова, как "лейпа" -"хлеб", "майто" - "молоко". Наряду с западной, у нас сохраняется восточная культура, есть небольшая, но очень сильная православная церковь. Центральная улица Хельсинки носит имя царя Александра I.

В то же время для 6% финских граждан родной язык - шведский. Поэтому в Хельсинки названия улиц написаны и по-шведски. Есть у нас и школы с преподаванием на шведском языке. Люди могут выбирать, куда отдавать учиться своих детей.

- Еще одна деталь, которую, наверное, отметил бы любой житель нашей страны, приезжающий в Финляндию зимой: сугробы снега, а в магазинах - свежая малина, помидоры, ананасы...

- Последние годы мы жили хорошо, даже слишком хорошо. Мы торговали и с вами, и с Западом, что приносило "двойной эффект". Хотя на Финляндию не распространялся "план Маршалла", после войны мы получили большие кредиты из США. Но главное - мы смогли ими хорошо распорядиться. Кроме того, не надо забывать о том, что, благодаря налаженной торговле с Советским Союзом, к нам "текли" и капиталы с Востока.

Правда, сейчас ситуация не столь радужная. Раньше мы говорили, что твердо стоим на двух ногах: лес и металл. Сейчас остался только лес. В металлургии начался спад. Количество безработных - 400 тыс. человек, для нас это большая цифра.

- Господин посол, мы с вами встречались и в "застойные" времена, и при Горбачеве. Теперь у нас к руководству страной пришли новые люди, есть молодой министр иностранных дел. Вы могли бы сказать честно - настолько, насколько это может себе позволить дипломат, - когда вам лучше работалось?

- У вас происходят очень большие изменения. Бывает так, что приезжает делегация очень высокого уровня из Финляндии. Все организовано, программа составлена - но утром, когда надо ехать на переговоры, допустим, с министром внешней торговли, министр звонит мне и говорит: "Господин посол, я с удовольствием встречусь с вами, но я больше не министр, и вообще - министерства больше нет".

Я не хочу сказать, что стало сложно. Но нужно свои планы строить так, чтобы предусмотреть возможность их реализации.

Что же касается конкретных людей... Ничего не могу сказать против бывшего министра иностранных дел СССР Громыко, мы с ним встречались. Правда, в 70- е и 80-е гг. с ним стало очень трудно разговаривать. С Козыревым работать намного легче.

- Господин посол, насколько я знаю, срок вашего пребывания в СССР, а затем России заканчивается. Вы были с нами в самые "горячие" дни, вы прекрасно владеете русским языком, ваше посольство всегда оставалось гостеприимным местом, где встречались российская интеллигенция, политики...Чем вы будете сейчас заниматься?

- Несколько недель назад мне позвонили из правительства Финляндии и предложили пост заместителя государственного секретаря администрации. У нас в министерстве иностранных дел это самая высокая административная должность после министра.

Посол Финляндии, который будет у вас работать, мой большой друг. Я надеюсь, что и сам смогу продолжить свои контакты с вашей страной, тем более что мой сын в конце января начинает здесь работать представителем одного из финских банков.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно