Примерное время чтения: 8 минут
128

В РЕЗУЛЬТАТЕ СТОЛКНОВЕНИЙ ПОСТРАДАЛИ И ОБРАТИЛИСЬ ЗА ПОМОЩЬЮ 579 ЧЕЛОВЕК. Роковой Первомай

СПРАВКА ГЛАВНОГО МЕДИЦИНСКОГО УПРАВЛЕНИЯ МОСКВЫ

С самого утра 1 Мая у всех заявленных организаторами пунктов сбора дежурили 8 бригад "скорой помощи", а также 2 передвижные амбулатории и выездная бригада Центра экстренной медицинской помощи... Демонстрацию сопровождали 3 бригады "скорой помощи", передвижная амбулатория и бригада ЦЭМП... Через 2 минуты после первого столкновения демонстрантов с бойцами ОМОНа к месту событий были дополнительно направлены еще 10 машин "скорой", а затем число бригад увеличено до 30.

В результате столкновений в течение двух часов (с 12.35 до 14.35) пострадали и обратились за медицинской помощью 579 чел., в т.ч. 251 сотрудник органов МВД. С площади Гагарина в медицинские учреждения города и МВД в течение 1-2 мая было доставлено и обратились самостоятельно 495 чел., еще 84 медицинская помощь была оказана на месте происшествия.

Однако, по данным Следственного управления Прокуратуры РФ, эти цифры могут быть сильно завышенными, так как многие из обратившихся в лечебные учреждения 1 и 2 мая получили травмы отнюдь не на площади Гагарина. Здесь называют другую цифру пострадавших - примерно 150 чел., окончательное же число будет названо после опроса и проверки следственной группой всех обратившихся.

ТРАГЕДИЯ 1 мая разыгралась практически под окнами 1-й Градской больницы, и естественно, что многие пострадавшие попадали первым делом туда. Экстренную помощь получили около 70 человек, 11 было госпитализировано. Двое уже сбежали из больницы, а с некоторыми из оставшихся встретился наш корреспондент.

Иванов Александр Борисович, 52 года, радиоинженер, руководитель парторганизации РКРП Октябрьского района (сотрясение мозга и черепно-мозговая травма):

- В первых рядах образовалась пробка, и что там было - я не видел. Вдруг пожарные машины начали поливать нас водой. Я пытался как-то организовать людей, когда увидел рядом Анпилова с мегафоном. Попросил его: "Крикни в мегафон, чтобы закрыли промежуток между машинами". Анпилов крикнул. И потом он куда-то делся... Я призывал людей укрыться за линией машин. Пока нас разделяли машины, мы были четко разделены на два лагеря, это на пользу. Они ее не перейдут, и мы тоже за эту границу не пойдем. Я имел неосторожность повернуться к ОМОНу спиной и спокойно начал отходить. Думаю: если человек немолодой, неагрессивный, никому не мешая, спокойно себе идет - никто его не тронет. И в этот момент получил сзади удар дубинкой по голове. Через некоторое время я встал, и добрые люди меня, окровавленного, довели до машины "скорой помощи". Никаких заточек я ни у кого в руках не видел. Единственное, что помню, - в целях обороны прохода между автобусами мы разломали борт грузовика и пытались защищаться этими палками.

Фельдман Михаил Наумович, 67 лет, ветеран войны, член РКП:

- Я никогда не пропускал никаких демонстраций и митингов. А когда пару лет назад Ленина хотели вынести из мавзолея, вместе со всеми по воскресеньям стоял в цепочке.

Я не очень здоровый человек, поэтому 1 Мая шел не в первых рядах, а в середине колонны. Я жалею, что у меня в руках не было красного флага, простить себе не могу, что пошел, не изготовив себе хоть какой-нибудь красный стяг.

Две лужи моей крови остались на той мостовой - и она прорастет, эта кровь. И на следующий митинг я пойду обязательно. Я думаю, что против оружия должно быть оружие.

Смирнов Борис Васильевич, 65 лет:

- На Октябрьской площади я видел Лукьянова, он разговаривал с товарищами, Умалатова там в основном подписывала газеты, в колоннах я их потом не видел.

В первых трех рядах оцепления не омоновцы стояли, курсанты, молодые такие ребята, глаза испуганные. Мы их поздравляли с праздником, говорили, что ничего плохого не хотим, просто пройти, и постепенно начали просачиваться между рядами.

Потом, когда началась заваруха, я увидел омоновца, всего в крови. Я схватил его за дубинку, закричал: "Ты кого бьешь?" - и в это время получил сзади сильный удар по голове. Потом меня кто-то поднял. Это был капитан милиции, худощавый такой. Он мне помог дойти до тротуара. Там стояли машины "скорой помощи".

СПРАВКА МВД РОССИИ.

"За медицинской помощью обратилось 356 сотрудников милиции г. Москвы. Среди них и те, кому помощь была оказана амбулаторно: незначительные ушибы, ссадины, синяки. Из тяжелых травм самые распространенные - сотрясения мозга, переломы рук, ребер, рваные раны. В Центральном госпитале МВД таких 25 чел., в госпитале ГУВД Москвы - 4, часть приняли больницы города".

Институт скорой помощи им. Склифосовского, где, по слухам, тоже лежат многочисленные жертвы беспорядков.

В приемном покое нас ожидал приятный сюрприз: в "Склиф" обратилось за помощью всего восемь человек (все - демонстранты), и семь из них с ушибами, синяками, сломанными пальцами были после оказания амбулаторной помощи отпущены по домам. Восьмым оказался Герман Митрофанович Масленников, 1937 года рождения, полковник внутренних войск в отставке. В его медицинской карте значилось: "Средней тяжести перелом 7-го ребра и множественные ушибы мягких тканей грудной клетки". По словам пострадавшего, большинство ударов было нанесено резиновой дубинкой.

На демонстрацию Масленников попал не случайно, а, что называется, по велению сердца. Пришел в полной полковничьей форме. Там было много других офицеров запаса, и он пристроился к ним. Неожиданно сзади раздались неразборчивые крики про ОМОН, а сам он увидел впереди машины, перегородившие проспект.

Масленников утверждает: передние не собирались перелезать через баррикаду. Но сзади поднаперли, и им было просто некуда деться.

В течение десятка минут не происходило решительно ничего. Несколько дюжих демонстрантов, просочившихся сквозь баррикаду из машин и автобусов, бродили по "ничейной земле", пробовали заговорить с милицией. Масленников настаивает на том, что демонстранты, за исключением одного подвыпившего мужичка, которого оттащили в сторону свои же, не проявляли агрессивности. Неожиданно сверху обрушился "дождик" (это пришел в действие пожарный водомет), и сразу же за этим цепь омоновцев со щитами и дубинками двинулась вперед. Масленников успел только удивленно выкрикнуть: "Ребята, вы чего?", как получил резиновой дубинкой по голове. Только успел подумать: "Лишь бы не наступили", как сапогом его пнули в бок. В очередной раз он очнулся, когда его грузили в машину "скорой помощи". Он уже думал, что счастливо отделался, как тут к машине подбежали милиционеры. По словам Масленникова, они потребовали, чтобы врачи "сняли эту офицерскую суку" с носилок и положили на них раненого омоновца. Как выяснилось, речь шла о В. Толокнееве.

Масленникова отстояла медсестра. Омоновца, которому действительно было хуже, она велела положить на носилки, а полковника посадила на вращающийся стул в салоне. В дороге Масленников со сломанным ребром поддерживал голову Толокнеева. По его словам, омоновец был очень плох и не приходил в сознание.

В 1-й ГКБ Масленникову сделали обезболивающий укол и отправили в Институт Склифосовского. Там он и лежит до сих пор. Говорит, что чувствует себя не так уж плохо. Кроме того, утверждает, что никогда больше не наденет своих полковничьих погон, т. к. убежден: получил по голове именно из-за них.

* * *

У "мирных" демонстрантов 1 Мая в Москве были изъяты и заточки, и пики, и ножи, и цепи, и арматура, и камни, и многое другое. Кстати, о камнях. Наверное, многих удивило обилие оставшихся на месте первомайского побоища кирпичей и булыжников, что хорошо было видно на показанной по ТВ киноленте. При том, что вокруг один асфальт. Так вот, уже установлено - доставлялись они великовозрастными гаврошами на "поле битвы" - в хозяйственных сумках. Как, впрочем, и шарики от подшипников, которые горстями метались в милиционеров, чем причинили им немалый урон. Сожжено и побито 19 автомашин, в том числе несколько автобусов. Были задержанные: всего 26 человек, в основном молодежь 1956 - 1978 годов рождения.

По словам начальника участка дорожно-механизированного управления N 5 Н. ПУЧКОВОЙ, оставшихся на месте столкновения битого красного кирпича, свайных труб, металлических палок, а также осколков бордюра, парапета и ступеней подземного перехода хватило на два полных пятитонных грузовика.

* * *

В реанимации 5 мая скончался 25-летний милиционер Владимир Толокнеев.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно