Примерное время чтения: 5 минут
96

ИСЛАМСКИЙ ФАКТОР. Грозит ли "таджификация" Узбекистану?

На только что состоявшейся в Москве встрече президентов России, Узбекистана, Казахстана и Кыргызстана с участием главы Таджикистана Э. Рахманова Таджикистану вновь обещана помощь в урегулировании конфликта. Ставка при этом будет сделана на мирное решение проблемы.

УЗБЕКИСТАН предпринял немало шагов для локализации конфликта, укрепив границу с Афганистаном и таможенный контроль на границе с Таджикистаном. Те ее участки, откуда возможен проход групп мятежников, закрыты и твердо охраняются. Но в целом граница остается весьма прозрачной: ведь жителей двух стран связывают не только дружеские, но зачастую и родственные узы. Достаточно сказать, что в Узбекистане по переписи населения 3989 года проживало 933,6 тыс. таджиков, или 4,7% от общего количества жителей. Сейчас их число возросло. А в Худжандской (Ленинабадской) области Таджикистана, граничащей с Ферганской, около половины населения - узбеки. В Узбекистане считают, что ему одному не под силу решить все проблемы. Армия республики молодая, созданная не столько для отражения внешней агрессии, сколько для обучения молодежи военному искусству. Применять же военную силу можно лишь в крайних случаях. Главное - переговорный процесс.

А пока угроза проникновения на территорию Узбекистана экстремистски настроенных моджахедов из Таджикистана становится реальностью.

Да и в самом Узбекистане происходят некие глубинные процессы, свидетельствующие о том, что прошлая, коммунистическая идеология постепенно вытесняется исламской. Освобожденные от своих обязанностей в апреле - мае текущего года хакимы Джизакской, Сурхандарьинской, Сырдарьинской областей были причастны не только к экономическим махинациям, но и заигрывали с духовенством, выделяя средства из бюджетов хакимиятов (по российским понятиям - областных администраций) на строительство мечетей, проведение в них служб. Выступая на одном из активов, президент И. А. Каримов сказал примерно следующее: если наши хакимы хотят стать служителями мечетей, то им этого никто запрещать не будет. Но тогда пусть меняют работу. Совмещения не получится.

В Узбекистане живется всем...

Сказать, что плохо, - неверно, хорошо - слишком оптимистично. Разве что сносно. Например, русские и русскоязычные. Если ты рабочий или инженерно-технический работник, то находишься в более выгодном положении, чем представитель творческой интеллигенции. Рабочим не обязательно хорошо знать язык, а технические термины на узбекский переводятся не сразу.

В то же время преподаватели русского языка, иных предметов в русскоязычных школах, журналисты, работники учреждений культуры, науки испытывают некоторый дискомфорт. Хотя в последние два-три года уезжать из республики они стали реже. Многие жители Ташкента, Карши, Джизака, ряда других городов считают, что представители коренных национальностей теперь относятся к ним лояльнее. Официальная политика И. А. Каримова, отмеченная гибкостью, дает свои положительные результаты. К примеру, нынче наблюдается приток в национальную армию офицеров из Украины, России. А всего год назад они начали уезжать. Тогда правительство приняло меры социальной защиты военнослужащих. Понятно, что русские могут оказаться заложниками, если придут исламские экстремисты, а значит, и интересы России нынче связаны с продолжением политики, проводимой президентом Узбекистана И. А. Каримовым. В случае нарушения границ с Афганистаном и Таджикистаном выйти на защиту их должны будут и международные войска, в том числе российские.

Живущие в основном в Самарканде, а также в ряде областей Узбекистана таджики настроены мирно. Но это только сейчас. Среди них есть сторонники исламского экстремистского фундаментализма. И хотя в этом году в Самарканде всплесков экстремизма не ощущается, в минувшие - они имели место. До прямых конфликтов дело, к счастью, не дошло...

Голод - двигатель национализма

С августа в Узбекистане отпущены цены практически на все, кроме хлеба и молочных продуктов. При этом гарантирована помощь и социальная защита пенсионерам, инвалидам, студентам. Но ведь "социально защищенными" привыкли быть и работники многих госучреждений, надобность во многих из которых сейчас вообще отпала. Гарантировать же их благополучие в будущем - значит ущемить рабочих, фермеров, честных предпринимателей, которые стонут из-за непомерно больших налогов. Нет уверенности, что, лишившись благ, которыми они пользовались раньше, некоторые работники государственного сектора, а также люмпенизированная часть общества не "заразится" экстремизмом. Один рабочий в сердцах сказал: "Если с ценами станет совсем невмоготу, мне не на что будет жить, а детям нечего есть, пойду к военкомату - брать оружие и стрелять в богатых". Об их национальности смельчак не стал говорить. Для него она не имеет значения. И если "таджификация Узбекистана" все же начнется, поводом к ней может послужить не национальный и даже не политический вопрос, а экономический.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно