77

В 1990 г. НАЦИОНАЛЬНЫЙ ДОХОД МОЛДОВЫ СНИЗИЛСЯ НА 6,6%. Возвращение к разуму

В последние несколько дней вокруг здания Верховного Совета Молдовы собралась чуть ли не половина всей республиканской милиции и национальной полиции, и, может быть, поэтому, никаких инцидентов не случилось. Хотя события произошли не рядовые: парламент Республики отправил в отставку правительство М. Друка, официального ставленника Народного фронта Молдовы. Некоторые наблюдатели расценили этот факт как отход от позиций непримиримого национализма к консолидации всех здоровых сил. В эти дни наш корреспондент встретился с Президентом Республики Молдова М. СНЕГУРОМ.

- Домнул Президент, как вы оцениваете сегодняшнюю политическую и экономическую ситуацию в республике?

- Конечно, однозначной оценки тут дать нельзя, но в целом, если попытаться охарактеризовать сегодняшнюю социально- политическую обстановку, можно утверждать, что она - спокойная, нормальная, деловая. Не случайно в последние 1,5 - 2 месяца парламент и правительство республики работали более продуктивно - и по части законотворческой, и в решении текущих вопросов.

Но нельзя сказать, что все хорошо. Даже в этой спокойной обстановке есть и негативные моменты. В частности, нам не удалось достичь соглашений с лидерами так называемых новых формирований Приднестровья и Гагаузии. Наперекор здравому смыслу и законам Республики Молдова лидеры так называемой Приднестровской МССР продолжают, и не без помощи определенных сил Центра, проводить свою сепаратистскую политику. Они создали свои органы власти и администрации, собственный банк, пытаются организовать свою правоохранительную систему, и это несмотря на Указ Президента СССР и решения республиканских властей. В этой взрывоопасной ситуации высшее руководство страны проявляет пассивность и непоследовательность, не принимая никаких решительных мер по пресечению этих антиконституционных действий. Я несколько раз обращался к Президенту Горбачеву, премьеру Павлову и другим высокопоставленным лицам, но не последовало никакой реакции. Видимо, влияние депутатской группы "Союз" во главе с Блохиным оказалось намного сильнее и убедительнее.

Подобные идеи витают и над Гагаузией, но я вам скажу, что если Приднестровье обладает определенным экономическим потенциалом, то последствия для Гагаузии повторить их путь будут катастрофическими. Уже сегодня дефицит бюджета этой части республики (а вся Гагаузия - это 26 населенных пунктов) достигает астрономической цифры в 400 млн. рублей. Кто может спасти их от банкротства? Понятно, что только республика.

У нас остался всего один путь - путь консолидации, и мы ищем для этого все возможности. Сегодня часть депутатов от Приднестровья и Гагаузии вернулась в парламент и приступила к работе, и я не скрываю своей радости по этому поводу.

Что же касается экономической ситуации, то тут положение еще хуже, экономика республики все больше приближается к той грани, за которой уже наступает не экономический кризис, а катастрофа. Единственное, что нас еще обнадеживает, - это хорошее начало сельскохозяйственного года. Но в любом случае, без быстрого и решительного перехода к рыночным отношениям нам из кризиса не выйти.

- Молдова, как известно, не подписала соглашения "9+1". И как вы видите дальше существование суверенной Молдовы вне структуры Союза?

- Как будем жить дальше... Предсказать трудно, хотя бы по причине непредсказуемости действий Центра, полной их алогичности. А соглашение "9+1" мы прочли очень внимательно. Нормальное соглашение, и кто хотел - тот его подписал. Нас же оно не устраивало. Хотя мы понимаем, что для "подписантов" будет создан режим наибольшего благоприятствования.

Я не знаю, как будет выглядеть в будущем наше государство - "Союз 9-ти" и "Союз 6-ти", или каждая республика сама по себе, а может, некий новый "Союз 15-ти", но в виде добровольного содружества, как давно предлагали демократы из всех республик. В такое сообщество суверенных государств может входить сколько угодно участников, но удерживать их должна только взаимная политико-экономическая заинтересованность, а не общая идеология или общий валютный фонд, из которого Центр, может быть, что-нибудь да и выделит Молдове. Каждая республика сама владеет своими ресурсами, своими фондами, если надо - имеет свою валюту и сама всем этим распоряжается.

Мы не хотим и не можем изолироваться от Союза, выйдя из него. Мы не можем без России, не можем без Украины, без Белоруссии, без Узбекистана, мы за установление двусторонних связей на взаимовыгодной основе, но как суверенные государства.

Однако время от времени со стороны определенных кругов в Центре в наш адрес и адрес других республик, не подписавших соглашение, раздаются непонятные угрозы: мы вас поставим на колени, заставим все покупать по мировым ценам. Ради Бога - мы не дотационная республика, и тогда то, что вывозим (а вывоз у нас превышает ввоз), тоже будем продавать по мировым ценам. Потом существует ряд других моментов. Через территорию республики проходит немало различных трубопроводов и линий электропередач, по которым идет на Запад нефть, газ, ток. Согласно мировой практике мы можем требовать плату за их транзит через нашу территорию в СКВ. Так что, думаю, Центр не пойдет на конфликт - он ни политически, ни экономически не выгоден никому. Кроме того, сегодня мы строго соблюдаем все графики союзных поставок, участвуем в осуществлении экономического соглашения, в союзной антикризисной программе, т. е. отнюдь не стремимся замкнуться в себе. Но заявляем при этом, что вовсе не собираемся оставаться в рамках только этого сообщества, а активно ищем выход и на Запад.

- И начинать это движение, естественно, вы собираетесь с Румынии. Не намерены ли вы, подобно двум Германиям, объединиться?

- Конечно, первый наш межгосударственный договор будет заключен с Румынией. Иначе две страны, говорящие на одном языке, имеющие общую историю и культуру, жить не могут. Наши культурные связи работают уже давно, и весьма успешно; эксперты прорабатывают экономические аспекты; активно (но, на мой взгляд, не так активно, как хотелось бы) создаются совместные предприятия; упрощается режим перехода границы - словом, идет нормальный процесс интеграции, как во всем мире. А как же иначе, если в свое время мы были единым целым, а сегодня Молдова, как историческое государство, оказалась разделенной на 4 части? 3 из них - в СССР (собственно Молдова, Северная Буковина и южная часть Бессарабии, отошедшие к Украине) и Запрутская Молдова в Румынии. Однако сейчас мы вопрос об объединении с Румынией не ставим. И мы, и руководство Румынии придерживаемся идеи существования двух государств, говорящих на одном языке.

- Вы сказали об исторических областях Молдовы, сегодня принадлежащих Украине. В процессе обретения подлинной независимости собираетесь ли вы ставить вопрос о возвращении этих земель республике?

- Этот вопрос - самый сложный, и на сегодня ответа на него нет. Да, исторически это одна территория, и хотим мы этого или нет, но вопрос этот встанет рано или поздно. Но решать его следует крайне осторожно - ведь наши связи с Украиной должны остаться крепкими и дружественными. Сегодня же мы взяли на себя обязательство обеспечить молдаван, проживающих на Украине, всем необходимым, чтобы они сохранили наши язык, культуру, обычаи. Со своей стороны мы приняли недавно несколько серьезных решений, направленных на поддержание Общества украинской культуры в Молдове. Развивается система национальных школ в украинских селах, появились телевизионные программы на украинском языке. Мы за то, чтобы проживающие в нашей республике 600 тыс. украинцев не чувствовали себя ни в малейшей степени ущемленными. Я не скажу, что мы пересматриваем свои позиции - нет, мы только пытаемся придать им новый импульс.

- Кстати, говорят, что в основе вашего конфликта с бывшим премьер-министром М. Друком лежали разногласия именно по национальному вопросу - он стоял и стоит на позициях крайне правого, националистического крыла Народного фронта Молдовы, вы же придерживаетесь гораздо более мягких взглядов, готовы пойти на компромисс... Из-за конфликта с правительством вы даже пытались несколько месяцев назад уйти в отставку.

- Было немало моментов в действиях бывшего премьер- министра и его правительства, которые меня не устраивали, и в первую очередь - это демагогичность на словах и медлительность в проведении экономических реформ. У Друка, конечно, очень перспективные экономические теории, но ни меня, ни наш народ не устроят товары на полках магазинов спустя 20 лет. Если мы хотим переходить всерьез к рыночным отношениям - надо ехать и договариваться с республиками. У нас есть что предложить - овощи, фрукты, мясо, а взамен мы хотим иметь сырье для легкой промышленности, строительные материалы, мало ли что еще. А если сидеть на месте и говорить красивые слова - ничего не будет.

По поводу моей попытки уйти в отставку. Это был всплеск эмоций, крик души, я хотел, чтобы меня все услышали - и законодатели, и исполнители, чтобы поняли: так больше работать нельзя. Легко во всем обвинить плохое правительство. Но работой парламента я тоже недоволен. Нет у нас по сей день пакета законов о переходе на рыночную экономику, а президенту определенные нормативные полномочия парламент дать не хочет. И хотя я благодарен парламенту за оказанное мне снова высокое доверие, очень жалею, что не проявил тогда достаточной твердости и не настоял на проведении всенародных выборов президента.

- Сейчас во многих республиках рассматривается вопрос о национализации имущества КПСС. А как смотрят на это парламентарии Молдовы?

- Этот вопрос был предложен в повестку дня сессии Верховного Совета фракцией Народного фронта, но по итогам голосования не прошел. Может быть, потому, что еще немало в составе парламента коммунистов - учета мы не ведем... Сам я против полной национализации - нельзя создать ничего нового, полностью разрушив старое, но считаю - целесообразно провести частичную национализацию, а оставшееся имущество пусть делят между собой две компартии. Компартия и сама потихоньку передает свои здания под больницы, школы, детские учреждения, но процесс идет чересчур медленно.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно