76

50% ПРЕДПРИЯТИЙ МОЛДАВИИ НАХОДЯТСЯ В РЕСПУБЛИКАНСКОМ ПОДЧИНЕНИИ. Перемены должны созреть

О ситуации в Молдавии корреспондент "АиФ" Д. МАКАРОВ беседует с первым секретарем ЦК Компартии Молдавии П. ЛУЧИНСКИМ.

- Сейчас, когда Верховный Совет СССР избрал Президента СССР, считаете ли вы необходимом учредить аналогичный пост в Молдавии?

- Решать этот вопрос будет новоизбранный Верховный Совет республики. Мне лично кажется, что учреждение поста президента у нас в республике, по крайней мере сейчас, было бы преждевременным. Мы ведь только недавно внесли изменения в Конституцию о Верховном Совете, его председателе и еще не применяли их на практике.

- Не является ли структура, сложившаяся в нашей стране, при которой реальная власть до сих пор принадлежит иерархии партийных комитетов, тормозом на пути радикальных преобразований?

- Вероятно, вы правы, и думаю, что многие коммунисты, в том числе и те, кто работает в этих самых комитетах, понимают, что время монопольного владения властью кончается. Однако я убежден, что и многопартийность нельзя ввести декретом. Необходимо время для того, чтобы выросли новые политические партии, приобрели необходимый опыт, да и народ пусть их узнает. Здесь, как нигде, нужна преемственность, иначе нам не избежать серьезных потрясений.

Со своей стороны я готов сотрудничать со всеми конструктивно настроенными политическими движениями Молдавии и поддерживать их.

- Но многие "неформальные" политики относятся к вам скептически только благодаря вашей биографии. Для них вы являетесь олицетворением партаппарата.

- Формально они правы. Действительно, почти вся моя карьера проходила, так сказать, в его недрах. При Хрущеве я вступал в комсомол и в партию, но одновременно со мной в комсомол и партию вступали тысячи других людей, и сомневаться в их честности и порядочности было бы несправедливо. У всех нас была одна беда: мы от рождения были "вмонтированы" в однопартийную политическую систему, нам внушали одни и те же "идеалы". Тем не менее и в этой системе в партаппарат шли люди активные, желающие перемен. Проанализируйте, и вы увидите, что как раз люди того поколения смело включились в перестроечные процессы.

Я думаю, что человека определяет не только прошлое, но и его способность поставить на нем точку, если оно того заслуживает, и начать жизнь заново, а если он лидер, то помочь это сделать и другим.

Не положение в партийной и государственной иерархии и даже не образование (по крайней мере не только они) определяют потенциал руководителя, а его способность изменяться под воздействием перемен и самому их проводить в жизнь.

- Хорошо, как тогда вы воспринимаете перемены в Литве?

- Должен сказать, что мы в Молдавии внимательнейшим образом следим за развитием событий в этой республике и за тем, как реагируют на них в Москве.

Конечно, я согласен с А. Бразаускасом, когда он говорит, что объявление независимости Литвы должно было стать последним шагом литовского правительства, а не первым, как это произошло на самом деле. Понятно, что ситуация архисложная.

Но теперь следует исходить уже из сегодняшнего фактического положения дел, когда одна из сторон потребовала "развода" немедленно. Стремление к самостоятельности, независимости, будь то отдельный человек или народ, трудно оспаривать, если скрупулезно придерживаться Хартии о правах человека. И другого выхода, кроме как сесть за стол переговоров, я не вижу. И то, что эти переговоры оттягиваются, создает напряжение в других республиках, в том числе и в Молдавии, где не менее сложная национальная ситуация. Литва - это оселок, на котором проверяется способность центральных властей решать такие вопросы в условиях нашей многонациональной страны по взаимному согласию.

- Вы говорите, что национальная проблема остро стоит в вашей республике. Насколько известно, это прежде всего касается взаимоотношений молдаван с русскоязычным населением. Каковы, на ваш взгляд, пути ее разрешения?

- Прежде всего я исхожу из того, что в прошлом народы, населяющие ныне Молдавию, векам изжили вместе в мире, и в будущем нам придется жить вместе, хотим мы этого или не хотим. Значит, по всем спорным вопросам необходимо искать компромисс. А компромисс - это взаимные уступки, умение войти в положение другого и понять его. Сейчас главный предмет дискуссии в Молдавии - вопрос о языке.

Молдавский язык в последние десятилетия стал вроде как вымирающим. Уже и в деревнях вы не встретите людей, говорящих на чистом молдавском языке. Никто в Молдавии не ставит под сомнение необходимость знать русский язык как язык межнационального общения, но как, скажите, сделать так, чтобы русскоязычное население сделало шаг к тем, вместе с кем живет, и начало изучать их язык. Это не только продемонстрировало бы наше уважение друг к другу, но и создало благоприятные условия для решения общих проблем республики. Мы за равное развитие культуры и языков всех народов, населяющих Молдавию.

- И все же национальная проблема в Молдавии имеет и свою особенность. Я имею в виду этническую языковую и культурную близость с Румынией, что вызывает тенденцию к объединению. Не так ли?

- Да, такая тенденция существует, она усилилась после свержения Чаушеску. Я не могу сказать, что она обрела в народе большую популярность. Разговоры об объединении ведутся больше среди части молодежи. Почвой для таких разговоров служит стремление лучше знать традиции, культуру, язык, которые у нас общие. Есть люди, которые надеются поддержать молдавский язык путем объединения с Румынией.

Кроме того, до недавнего времени и с той и с другой стороны не приветствовались личные контакты. Наличие родственников в Румынии и поддержание переписки с ними считалось отрицательной частью биографии. Но это в прошлом, а сейчас, я думаю, мы должны по-иному смотреть на интеграционные процессы, происходящие в Восточной Европе, как на процессы позитивные. Поэтому мы стремимся развивать с Румынией самые широкие культурные связи. Что же касается укрепления экономических связей, то этот процесс, я думаю, пойдет быстрее, когда рубль и лея станут свободно конвертируемыми валютами. Вопрос о территориальном объединении Молдавии и Румынии не ставит ни Народный фронт Молдавии, ни одна серьезная политическая сила. Речь идет о суверенитете Молдавской ССР и возможностях его реализации.

- Суверенитет предусматривает прежде всего экономическую самостоятельность.

- Год назад только 8% промышленных предприятий Молдавии подчинялось молдавскому правительству. Сейчас эта цифра составляет порядка 50%, однако с января 1991 года в подчинении союзных министерств останется где-то 10 - 12% молдавских предприятий.

Сейчас Центр сдерживает развитие экономики республики, поскольку в его руках находятся рычаги распределения комплектующих изделий, сырья, готовой продукции, необходимых нам, и он же забирает от нас продукцию нашей промышленности и диктует цены.

Мы понимаем, что на первых порах экономической самостоятельности будет трудно, но я уверен, это единственный способ не только наполнить наши магазины товарами, но и ре шить многие национальные проблемы.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно