Примерное время чтения: 7 минут
194

НА ПРОИЗВОДСТВО ЕДИНИЦЫ ПРОДУКЦИИ МЫ ТРАТИМ ВДВОЕ БОЛЬШЕ НЕФТИ, ЧЕМ В ЕВРОПЕ. "Россия - склад без завхоза"

В нескольких номерах "АиФ" были опубликованы тревожные материалы о проблемах с нефтью и нефтепродуктами. Положение, в самом деле, близкое к катастрофе. Вот что думает по этому поводу председатель совета директоров многопрофильного концерна "Гермес" В. НЕВЕРОВ.

- Недавно в печати промелькнуло сообщение: "По мнению специалистов Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне, уже к 1995 году Россия не сможет экспортировать ни одной тонны нефти - ее добыча к тому времени едва-едва сможет обеспечивать внутренние потребности. Этот рубеж и будет экономической смертью страны". Валерий Иванович, вы согласны с таким выводом?

- Я был бы очень рад, если бы американцы оказались правы и мы перестали бы вывозить из страны сырую нефть. И чем раньше это случится, тем лучше.

Эффект от нефтедолларов сиюминутен, призрачен. На самом деле та страна, которая вывозит сырье, беднеет, хотя и получает за него самую стойкую валюту. Вот вывоз продуктов, полученных из нефти: бензина, дизельного топлива, пластмасс и так далее - это совсем другое дело. Такой экспорт делает страну богаче.

Специалисты знают, что вложение средств в углубление нефтепереработки в три раза выгоднее, чем в наращивание добычи. Сейчас степень извлечения легких фракций из нефти у нас едва превышает 60%, а в США - почти 90%. Значит, почти треть нефти мы теряем из-за отсталого механизма хозяйствования в отрасли.

Но, с другой стороны, миллиарды нефтедолларов на 20 лет затянули агонию коммунистического режима. И в то же время нефтедоллары, которые обеспечили СССР более или менее сносное существование при Брежневе, по сути разорили страну. Экспорт сырой нефти достигал 150 млн. т в год. И шла она по бросовым ценам: 30 руб. за тонну - странам СЭВ, 70 - 80 инвалютных рублей - капстранам.

Сегодня мы уже извлекли 41% всей нашей нефти, но при этом разрабатывались в первую очередь те месторождения, которые требовали минимальных затрат. Теперь же понадобится увеличение расходов на добычу. Износ основных нефтеперерабатывающих фондов по отрасли достиг катастрофической величины, по некоторым мощностям - почти 100%. Продолжать их эксплуатацию - значит выбрасывать в атмосферу наших городов и поселков убийственное количество сернистых веществ.

- Выходит, ситуация безысходная? Продолжать нефтедобычу нельзя, и не продолжать нельзя. Есть ли выход из этого тупика?

- Да, есть. Единственный выход - акционирование "нефтянки". Я знаю многих нефтяных "генералов", руководителей крупных предприятий и комплексов, которые еще с конца прошлого года прекратили вообще какую-либо государственную деятельность. Для них продать нефть государству означает подарить ее государству. Потому что оно нефть берет, а денег не платит. Это один аспект. С другой стороны, почему нефтяники, хорошо понимая необходимость модернизации многих технологий, не спешат в нее вкладывать деньги? Потому что тогда основные фонды возрастут в цене, а их скоро, при приватизации, предстоит выкупать.

Открою и еще одну "тайну". Заключается масса фиктивных договоров на поставку нефтяного оборудования из-за рубежа, деньги туда переводятся, а оборудование не поступает. Но пусть это никого не пугает. Предприятия просто копят деньги. Здесь их сейчас скопить не удастся - тебя все равно обдерут как липку: настолько неразумна, недальновидна налоговая политика государства.

- Значит, как только пройдет приватизация, акционирование предприятий, так сразу же вся накопленная за границей валюта хлынет сюда, в Россию?

- Да, конечно. И начнется бурное развитие отрасли. Но не за счет увеличения нефтедобычи. На производство единицы валового национального продукта мы тратим нефти в 2 раза больше, чем высокоразвитые европейские страны. И, конечно же, предприятия, ставшие собственниками, так расточительно со своей нефтью поступать не будут. Они не станут увеличивать нефтедобычу, а будут улучшать нефтепереработку, совершенствовать технологию, увеличат производство продуктов из нефти, вплоть до лекарств, одежды, мебели...

Но все это только в том случае, если наш парламент прекратит свои безумные атаки на программу приватизации. Решение Верховного Совета о приостановлении приватизации - антинародно. По сути, ВС залез в карман к каждому, кто поверил в реальность приватизации.

Вообще я думаю, что лучшее, что могут сделать все наши власти для российской экономики, это уйти в отпуск. Ну хотя бы на полгода. Я уверен: вернувшись, они не узнают страну, не то что нефтяную отрасль. Эх, если б они знали, как нам мешают.

- Говоря "нам", вы кого подразумеваете?

- Чтобы ответить, придется сделать небольшое отступление. Аналитическая служба "Гермеса" дает такой экономический срез нашей жизни: всех, кто влияет на экономику страны, следует разделить на пять групп.

ПЕРВАЯ - весь правительственный аппарат, в центре и на местах. По нашим данным, сегодня он не менее чем на 18% больше, чем слой номенклатуры в эпоху застоя, в 1985-м.

ВТОРАЯ ГРУППА - Советы всех уровней, освобожденный аппарат партий, союзов, ассоциаций и т. д. Так называемые органы самоуправления. Их численность, по нашим прикидкам, возросла по сравнению с 85-м годом на 47%. Эти господа, особенно на уровне Верховного Совета, приносят максимальный вред нашей экономике.

ТРЕТЬЯ ГРУППА - это предприятия, которые берут с государства больше, чем дают. Берут в виде дотаций, собственности и пр. По нашим оценкам, их у нас 91% от общего числа предприятий. А в прошлом году их было порядка 40%.

ЧЕТВЕРТАЯ ГРУППА - предприятия, которые больше дают государству, чем у него берут. Вот, например, "Гермес" вообще ничего не берет у бюджета, зато в виде налогов вкладывает в него миллиарды. В качестве "благодарности" мы получаем от государства - и от правительства, и от ВС - удар за ударом, и все больнее и больнее.

- Вы сказали, что существует пять групп экономических субъектов.

- Да, и ПЯТАЯ ГРУППА - это иностранные фирмы, по преимуществу авантюрные, которые обросли здесь массой посредников. Они в основном заняты тем, что сбывают низкосортный товар. Солидные партнеры с Запада к нам придут не раньше, чем начнется подъем экономики (а как он может начаться с такими властями?). Пятая группа - это саранча, которая, кроме ущерба, ничего нам не дает. По нашим оценкам, из России вывозится уже около 20% валового национального продукта. Россия остается большим складом без завхоза. И правительство делает все, чтобы подыгрывать тем, кто этот склад под шумок растаскивает. Возможности наших нефтепроводов, например, таковы, что за пределы России можно вывезти 82 млн. тонн в год. Так вот, к 30 июня 1993 г. лицензий на вывоз было выдано уже... на 90 млн. Это всего-то за полгода.

- Наверное, выдавать лицензии - очень прибыльное дело? В смысле взяток.

- Мздоимство чиновников вообще достигло беспредела. Мы делимся с коллегами своим опытом, и могу сделать заключение, что почти на 100% можно быть уверенным, что любой чиновник сегодня спросит вас уже совершенно открыто: а что я с этого буду иметь?

И все же главная беда даже не в этом. А в том, что у власти те же большевики, главный принцип которых всегда был и остается - отбирать и делить.

Беседовал С. ВЛАСОВ

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно