Примерное время чтения: 6 минут
196

Кто спасает рядового Сычёва?

Уже третий месяц сначала гражданские, а теперь военные медики лечат Андрея Сычёва - солдата-срочника.

РЕАНИМАЦИОННОЕ отделение Главного военного клинического госпиталя им. Н. Бурденко пронизано солнечным светом. В трёхместном, метров под пятьдесят, боксе Андрей Сычёв лежит один, но под круглосуточным наблюдением врачей. На его груди закреплены электронные датчики. Компьютерная техника ежесекундно контролирует жизнедеятельность солдатского организма. Военные медики говорят, что такого современного оборудования нет даже в Кремлёвской больнице - ЦКБ. Так что спасение рядового Сычёва идёт на самом высшем уровне.

На лице Андрея - болезненный румянец. Он бодрится, но большие карие глаза, с пушистыми, не по-мальчишечьи длинными ресницами выдают его муки от боли.

Мы здороваемся, и Андрей с улыбкой протягивает руку. Она совсем слабенькая, с тонкими и длинными пальцами, скорее похожая на руку пианиста, а не воина. Андрей недавно отошёл от наркоза после повторной операции на обеих ногах. Свежие раны ещё болят, и врачи почти каждые полчаса вводят обезболивающие препараты...

"...Ему легче, и мне хорошо"

РЯДОМ с Андреем уже третий месяц его мама - Галина Павловна, которая живёт в госпитальном общежитии. Военные медики пошли ей навстречу и оформили Галину Павловну в штат, с выплатой денежного содержания. В белом халате и докторской шапочке она похожа на врача.

- ПОСЛЕ операции (9 марта) на обеих ногах Андрюша ещё слаб, - говорит Галина Павловна. - Ему же подрезали культи на 5-6 см. Дело в том, что одна нога долго не заживала, не срасталась кожа и мышцы на косточке. На другой ноге кость упиралась в мышцу и доставляла Андрею нестерпимую боль. Теперь доктора говорят, что повторная операция прошла удачно и была последней.

После череды операций Андрей пытается отвлечься от болячек. Книжки читает неохотно, а вот телевизор смотрит с удовольствием: боевики, комедии, мультики. Он не выпускает из рук мобильный телефон, разговаривает с сёстрами, родственниками. Мечтает о компьютере, с которым, возможно, свяжет свою будущую профессию.

В еде почти нет ограничений, за исключением фруктов и овощей. С удовольствием ест борщ, котлеты или сосиски с картошкой, манную и гречневую каши, клюквенный кисель. Он у меня сладкоежка и постоянно просит шоколадных конфет. Но пока ему сладкого нельзя. Разве что жиденькое мороженое, которое он обожает.

- Галина Павловна, Андрей знает, что с ним произошло? Может, он по-сыновьи жаловался на свою солдатскую судьбу?

- Нет-нет! Эту тему он не затрагивает. Я пыталась несколько раз спросить его о том, что произошло в казарме. Только однажды в Челябинске он подтвердил, что его действительно били. Больше об этом не говорит. Ему эти вопросы неприятны. Андрей сразу уходит в себя, замыкается. К нему даже следователи перестали ходить.

Галина Павловна гладит сына по голове, иногда бросая взгляд на провал под одеялом, где раньше были его здоровые ноги. Теперь одна из них ампутирована до середины бедра, вторая - по голень.

- Но жить в госпитале нам ещё долго, как минимум до конца года. Вот заживут наши ноженьки, и врачи будут подбирать протезы. Обещали, что закажут самые лучшие, какие только есть в мире. Так что будем учить ходить Андрея заново, как в детские годы. Все расходы на протезирование, средства передвижения, реабилитацию и дальнейшее лечение Минобороны берёт на себя.

Это чудо, что Андрей выжил!

СПАСЕНИЕ рядового Сычёва потребовало многих медицинских усилий и специальных препаратов, чтобы его организм перенёс последствия тяжелейших операций. Ему удалили желчный пузырь, аппендикс, прооперировали почку, язву желудка.

По словам академика Андрея Воробьёва, воспалительный процесс на ноге у Андрея Сычёва начался месяца за три до предполагаемых издевательств. А потом болезнь развивалась как неуправляемая цепная реакция: тромбоз провоцировал тромбоз.

Рассказывает зав. отделением реанимации Андрей Григорьев:

- У парня стабильно тяжёлое состояние. В настоящее время его диагноз - тромбофилия. Это редкая тяжёлая форма заболевания, связанная с генетическими нарушениями организма, и лечится очень долго. Инфицированные микротромбы рассасываются медленно. Генные исследования крови матери и других родственников Андрея подтвердили, что его болезнь носит наследственный характер. И на раннем этапе, например во время призывной комиссии, она не могла быть определена.

К сожалению, анализ на ДНК не проводится во время призывной комиссии. Не проводился он в Челябинске и Екатеринбурге. Для этого там нет специального диагностического оборудования. Но уральские медики, военные и гражданские, сделали всё необходимое, что было в их силах. Это чудо, что рядовой Андрей Сычёв выжил до переезда в наш госпиталь.

P. S. В трагедии рядового Андрея Сычёва точку должна поставить Главная военная прокуратура, которая до сих пор молчит. Только дойдёт ли дело до суда? Пока на этот вопрос нет ответа.

Владимир СВАРЦЕВИЧ
Фото автора

Общенациональная программа "АиФ. Доброе сердце": Благодарим

"СЕРДЦЕ разрывается, когда понимаешь, какую страшную трагедию пришлось пережить этому мальчику..." - это строчки из письма, пришедшего в "АиФ" после публикации статьи об Андрее Сычёве в "АиФ" N 5. Более тысячи человек откликнулись на наш призыв помочь парню.

Со слов Галины Павловны, мамы Андрея: "Как только его выпишут из реанимации и он будет себя чувствовать хорошо, Андрей готов серьёзно заняться изучением компьютера". Поэтому программа "АиФ. Доброе сердце" прежде всего планирует приобрести для Андрея ноутбук, который позволит ему найти новых друзей, возможно, получить образование и даже работу. По мере необходимости "АиФ. Доброе сердце" будет помогать в последующей реабилитации Андрея.

Помощь для него пришла со всех уголков России. Мы выражаем сердечную благодарность тем, кто откликнулся. Нам помогли: Тамара Борисовна (Смоленская обл.), Ирина Львовна (Бежецк), Игорь Борисович (с. Канашево, Челябинская обл.), Эльвира Рамилевна (Уфа), Борис Григорьевич (Армавир), Ольга Александровна (Архангельск), Ирина Николаевна (Оренбург), Лариса Анатольевна (Краснодарский кр.), Анатолий Николаевич (Можга), Наталья Сергеевна (Свердловская обл.), Ирина Николаевна (Москва), Людмила Викторовна (Свободный, Амурская обл.), Валентина Тимофеевна (Московская обл.), Геннадий Васильевич (Калуга), Елена Евгеньевна (Ростовская обл.), Наталья Александровна (Калининград), Аксинья Петровна (с. Кослан, Республика Коми), Евгений Сергеевич (Хабаровск), Светлана Романовна (Новосибирск), Марина Викторовна (Казань), Нина Дмитриевна (Костромская обл.), Сергей Николаевич (Арсеньев, Приморский кр.), Екатерина Петровна (Томск), Наталья Сергеевна (Иркутск), Владимир Николаевич (Краснодарский кр.), Аркадий Валентинович (Смоленск), Дмитрий Альбертович (Новосибирск), Татьяна Владимировна (Ивановская обл.).

Мы будем писать, как проходит процесс выздоровления Андрея, и дальше. А также о тех, кто ждёт тепла и помощи от людей с добрым сердцем.

Маргарита ШИРОКОВА, руководитель программы "АиФ. Доброе сердце"

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно