Примерное время чтения: 11 минут
83

[Есть ответы] Ваши вопросы от 14.05.1984

Ваш бюллетень неоднократно писал о том, как ведется строительство жилья в городах. Хотелось бы знать, как решается жилищная проблема на селе.

В. Тарасов, Светлоград, Ставропольский край

На вопрос читателя отвечает кандидат экономических наук Л. БОНДАРЕНКО.

ХОРОШИЙ, благоустроенный дом - одна из основ налаженного быта, отдыха, плодотворного труда. Опыт успешного решения жилищной проблемы накоплен в Красноярском крае, Омской, Саратовской, Горьковской, Днепропетровской, Орловской и ряде других областей. Так, в Омской области за годы 10-й пятилетки сельский жилой фонд увеличился на 41 проц., ежегодно здесь вводилось в среднем по 24 - 25 квартир на совхоз и по 12 - 15 квартир на колхоз. Одновременно широким фронтом велось культурно- бытовое строительство. В результате в хозяйствах резко сократилась текучесть кадров, сельское население области увеличилось на 25 тыс. человек.

Степень удовлетворения потребности сельского населения в благоустроенном жилище повышается с каждым годом. За три последние пятилетки в сельской местности построено жилых домов за счет всех источников финансирования около 500 млн. м"sup"2"/sup", или примерно 5 м"sup"2"/sup" в расчете на жителя. По средней обеспеченности одного жителя общей площадью квартир село в настоящее время превысило городской уровень. Практически все дома сельских жителей электрифицированы; газифицировано 65 проц. квартир. Увеличивается число квартир, имеющих коммунальные удобства. Доля квартир государственного жилого фонда села, оборудованных водопроводом, возросла за последнее десятилетие с 14 до 39 проц., канализацией - с 10 до 32 проц., центральным отоплением - с 14 до 36 процентов.

Однако в ряде районов производственные проблемы пытаются решать изолированно от решения вопросов застройки, реконструкции и благоустройства сел, на жилищное и культурно-бытовое строительство выделяется недостаточно средств, не выполняются планы ввода жилья, школ, детских садов, клубов и других объектов социальной инфраструктуры. Все это замедляет решение жилищной проблемы и других вопросов социального переустройства села.

В целом по стране за последние три пятилетки наметилась тенденция к сокращению жилищного строительства в сельской местности. В восьмой пятилетке было введено в строй 183 млн. м"sup"2"/sup" общей площади, в девятой - 167,4, в десятой - всего 149,1 млн. м"sup"2"/sup". В расчете на 1000 жителей в сельской местности вводилось жилья значительно меньше, чем в городе. В девятой пятилетке этот показатель по городу был в 1,7 раза выше по сравнению с сельской местностью, в десятой - в 1,5 раза. Преобладающую часть сельского жилого фонда составляют индивидуальные дома старой постройки, не имеющие коммунально-бытовых удобств. Значительная часть этого фонда ежегодно выбывает по ветхости.

В решениях XXVI съезда партии, майского (1982 г.) Пленума ЦК КПСС намечены кардинальные меры по расширению жилищного строительства на селе. Предусмотрено значительное увеличение объема строительства в расчете на 1000 жителей и сближение его с уровнем города. В одиннадцатой пятилетке в сельской местности планируется ввести в эксплуатацию жилых домов общей площадью 176 млн. м"sup"2"/sup", в двенадцатой пятилетке - 202 - 208 млн. м"sup"2"/sup". Таким образом, за десятилетие для тружеников села должно быть построено 378 - 384 млн. м"sup"2"/sup" жилья, что на 61,5 - 67,5 млн. м"sup"2"/sup" больше, чем за годы девятой и десятой пятилеток, вместе взятых.

Намечаемые на 80-е годы масштабы жилищного строительства позволяют улучшить жилищные условия каждой четвертой сельской семье. Средняя обеспеченность одного жителя общей жилой площадью возрастет с 13,9 м"sup"2"/sup" в 1980 г. до 14,9 м"sup"2"/sup" в 1985 г. и 16,3 м"sup"2"/sup" - в 1990 году.

За 1981 -1983 гг. в сельской местности введено в действие 95,6 млн. м"sup"2"/sup" общей площади жилищ, или более половины объема, намеченного на пятилетку.

***

Известно, что еще в конце XIX и в начале XX века бесконтрольный промысел редких морских зверей и рыб в таких морях, как Японское, Охотское, Берингово, поставил их на грань уничтожения. Какие меры способствовали возрождению фауны дальневосточных морей?

В. Горбунь, Киев

Отвечает на этот вопрос доктор биологических наук Б. ШУНТОВ.

ИНТЕНСИВНЫЙ промысел рыбы и ценных пушных зверей в северных водах Тихого океана велся с середины XVIII века. Самые большие потери понесли популяции морских пушных зверей, лососевых, крабов и китов.

Длительное время значительная доля всех богатств в российских водах Дальнего Востока доставалась промысловым судам США, Японии и Канады. Повышенный спрос на мировом рынке на мех морских котиков, тюленей и других зверей стал причиной почти полного их истребления. На грани исчезновения был и обитающий в Беринговом море самый ценный в мире пушной зверь - калан.

Вскоре после Октябрьской революции Советское правительство полностью запретило промысел многих видов морских зверей. Запрет на калана существует и сегодня. В некоторых местах каланы уже восстановили свою прежнюю максимальную численность. Большие стада этого зверя появились у берегов Камчатки. В 1969 г. каланы были завезены на остров Беринга.

После возвращения Советскому Союзу Южного Сахалина и Курильских островов здесь был запрещен промысел морских котиков. Сейчас впервые за последние 130 лет их численность на острове Тюлений (восточнее Сахалина) близка к максимальному стаду, обитавшему в этом районе в середине XVIII века. Растут стада этих зверей на Командорских островах. Восстановлены некогда уничтоженные лежбища котиков на Курильских островах.

Остров Тюлений, некоторые острова Курильской и Командорской гряд объявлены государственными заповедниками и заказниками. Здесь не допускается никаких производственных работ. В 30-мильные зоны вокруг них запрещается входить всем судам.

Разносторонние исследования ученых ныне позволяют вести точный учет биологических ресурсов Мирового океана, правильно и своевременно регулировать добычу и воспроизводство морской флоры и фауны. Однако сейчас, когда с каждым годом растет урожай, получаемый с морской "нивы", уже недостаточно только разумного регулирования промысла. Наука дала человеку возможность самому управлять воспроизводством морской фауны и флоры. Вот лишь некоторые факты. На острове Сахалин действует 18 заводов по искусственному разведению лососевых пород рыб. Рыбные "инкубаторы" построены также на Камчатке, в Магаданской области, в Приморском и Хабаровском краях. Несколько лет назад был успешно завершен эксперимент по созданию искусственных нерестилищ для охотской сельди. На острове Медный, на большом незамерзающем озере, богатом мидиями и рыбой, связанном протокой с морем, создается питомник по разведению каланов.

***

В последнее время на Западе получила широкую популярность футурология *. В чем причина этой популярности?

В. Лукьяненко, Астрахань

На этот вопрос отвечает доктор юридических наук Г. ШАХНАЗАРОВ.

* Футурология - в широком значении - совокупность представлений о будущем человечества; в узком - область научных знаний, охватывающая перспективы социальных процессов; часто употребляется как синоним прогнозирования и прогностики. В СССР этот термин большей частью применяется для обозначения современных немарксистских концепций будущего. Термин появился в 40-е годы.

ИСПОКОН ВЕКОВ одним из сильных и страстных желаний людей было угадать свой завтрашний день. Чем больше усложнялось современное общество, чем более острые проблемы вставали перед ним, тем очевиднее становилась потребность лучше видеть перспективу и основательнее к ней готовиться.

Однако необычайная популярность на Западе такой дисциплины, как футурология, объясняется не только любознательностью человеческого рода вообще и людей науки в особенности. Причина заключается также в потребности капиталистического истэблишмента знать, хотя бы в общих чертах, какие неприятности его ожидают в ближайшем будущем (в сфере производства, рыночной конъюнктуры, отношений с трудом, межгосударственных конфликтов и т. д.), чтобы принять возможные профилактические меры.

Но наибольшим импульсом для разработки футурологической "жилы" стала надежда извлечь из нее некий идеализированный образ будущего, который мог бы стать идейным знаменем сторонников капитализма, математически обоснованным аттестатом его долговечности.

Социальный заказ, потребность мира капитала иметь образ будущего в противовес тому, который создал Маркс, существует давно, но буржуазная наука долго не бралась за решение такой задачи. О каком достойном будущем для капиталистического строя можно было помышлять в годы великого кризиса, депрессии, фашизма и войны?

Но вот все меняется. В 60-х годах на фоне относительно благоприятной для капитализма конъюнктуры подскакивает спрос на предвидения, возникает "бум прогнозов". Проецируя на перспективу благоприятную ситуацию, футурологи предсказывали грядущий этап процветания капиталистической системы. Называли буржуазные идеологи этот этап по-разному - "постиндустриальное общество" (Д. Белл), "технотронное общество" (З. Бжезинский) и т. д. В сферу до того кое-как перебивавшейся футурологии хлынул мощный поток ассигнований и интеллектуальных сил. Один за другим возникали исследовательские центры, открывались специальные отделения при университетах. Свои секторы прогнозирования сочли нужным учредить разведывательные службы и правления монополистических корпораций.

Эта лихорадочная активность привела к появлению значительного числа исследований, дающих ответы на вопрос о том, что будет в 1990-м, 2000-м годах и т. д. Карта будущего была представлена не хуже, чем, скажем, карта Луны, и оставалось только дожидаться подтверждения ее правильности. Быстро созрели оракулы модной науки вроде Г. Кана и А. Винера, окруженные льстивым вниманием прессы.

"Бум прогнозов" 80-х годов, в противоположность первому, проходит в тревожной кризисной атмосфере. Над одними капиталистическими странами гроза уже разразилась, другие пока миновала, но ее раскаты ощутимы для всей мировой капиталистической экономики. Останавливаются заводы, "горят" не какие-то там лавочники, фермеры или владельцы бензоколонок, которые разорялись и в обычные времена, а такие индустриальные гиганты, символизирующие мощь и непоколебимость монополистического капитала, как, например, "Крайслер". О том, чтобы обуздать инфляцию, уже не помышляют, думают лишь о сокращении темпов ее роста. Со страхом наблюдают, как ползет вверх на диаграммах кривая безработицы, предвещая новые социальные волнения и политическую нестабильность.

Капиталист смотрит на прогноз с прагматической точки зрения. В 60-х годах он рассчитывал получить совет, как заработать больше, в 80-х - как меньше потерять. Эта существенная разница отразилась и на футурологии, которая кинулась искать новые точки опоры, чтобы не позволить системе опрокинуться или хотя бы вернуть ей былую устойчивость. Одни теоретики строят расчеты главным образом на форсированном создании преобладающей военной мощи и насильственном подавлении революционных движений, другие делают упор на национализм, по принципу "Спасайся, кто может!", третьи, напротив, доказывают, что мир стал предельно взаимозависим, все плывут в одной лодке и выбраться из пучины в одиночку невозможно.

У всех футурологов - и отъявленных консерваторов, и либералов, и реформистов из лагеря социал- демократии - есть общее: они руководствуются социальным заказом, отвлекают людей от злободневных проблем общественной жизни, уводят их от борьбы за обновление мира.

Примечательно, что и футурологи, и буржуазные средства массовой информации никогда не скупились на прогнозы, когда речь шла о нашей стране или странах социалистического содружества, причем, как правило, один прогноз был мрачнее другого. Однако в жизни эти прогнозы "почему-то" не сбывались и не сбываются.

Приходится констатировать, что авторитет футурологии начал падать сразу после того, как наступили первые сроки платежей по "векселям" - краткосрочным прогнозам. Например, футурологи предрекали крах народной власти в ГДР. А немецкая рабоче-крестьянская республика достигла тем временем больших успехов во всех сферах социалистического строительства и при поддержке братских социалистических стран получила полное международное признание.

Аналогичные прогнозы формулировались в отношении всех социалистических государств, не говоря уже о Советском Союзе. Однако все эти "предвидения" постигла та же бесславная участь.

"Послужной список" футурологии явно не украшает тот факт, что ей не удалось даже самым приблизительным образом предвидеть глубину и остроту, например, валютного кризиса, поразившего капиталистические хозяйство в начале 70-х годов и до сих пор далекого от сколько-нибудь эффективного разрешения. Более того, буржуазные теоретики, как и во многих других случаях, бодро опровергали высказывавшиеся марксистами предположения о намечающемся очередном туре кризиса финансового хозяйства империализма.

В последние годы к этим крупным просчетам добавились конфузы в угадывании исхода будничных текущих событий, которые можно отнести к разряду не самых сложных задач социальной прогностики. Так, была допущена серия грубых ошибок при оценке вероятных результатов парламентских выборов в ФРГ, Англии, Франции и других капиталистических странах. Что же касается экономической конъюнктуры, то специалисты побаиваются предрекать даже общее направление ее развития: спад или подъем.

Существует немало объективных причин, превращающих прогнозирование в дело исключительно трудное. Однако самая важная причина ошибок всех попыток предвидеть общий ход событий, ахиллесова пята футурологии, заключается в том, что она не опирается на цельную научную теорию общественного развития. Футурология в широком смысле слова, имея в виду все немарксистские концепции развития, потерпела фиаско в своей попытке постигнуть будущее. Она, безусловно, способствовала накоплению знаний о тех или иных особенностях предстоящего пути, высказала немало ценных догадок, но в силу своей классовой ограниченности не смогла создать цельную научную теорию социального прогресса.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно