Примерное время чтения: 5 минут
123

Мафии объявили войну. Кто победит?

Второй по масштабу после коррупции угрозой стране названа организованная преступность. По этому поводу Генпрокурор России Владимир Устинов провёл недавно совещание с главами МВД, ФСБ, Минюста, Верховного и Конституционного судов.

СОВЕЩАНИЕ проходило за закрытыми дверями, на основании чего некоторые эксперты сделали вывод, что в ближайшее время стоит ждать новых громких арестов и разоблачений: коррупция у нас гуляет под руку с оргпреступностью.

"ЭТО совещание планировалось давно, - сказал "АиФ" источник в Департаменте по борьбе с оргпреступностью и терроризмом МВД РФ (ДБОПТ), - после того как в начале года нашим ведомством была разработана новая концепция работы. Мы создали базу данных по организованным преступным формированиям (ОПФ) - группировкам, которые своей криминальной деятельностью оказывают влияние на политическую и экономическую ситуацию в крупных городах, регионах и в целом по стране. Таких получилось около четырёхсот численностью 10 тысяч человек. По ним мы и будем работать.

Но в одиночку эта борьба бесполезна, только силами милиции и ФСБ проблемы не решить. Поддержка Генпрокуратуры и судебной власти нам очень нужна".

Эта поддержка давно была нужна не только центральному аппарату МВД, но и подразделениям на местах. Три года назад прокурор города Набережные Челны И. Нафиков, рассказывая о деле крупнейшего в стране ОПФ "29 комплекс", сказал нашему корреспонденту: "Во время следствия мы доказали бандитский блок преступлений группировки - десятки убийств, хранение оружия, захват людей в заложники. Но нам не удалось до конца размотать коррупционную цепочку, которая тянулась в Москву, - не хватило сил. На это нужна политическая воля, и тогда можно перевернуть всю российскую организованную преступность". Прокурор не лукавил: "29 комплекс" преступным способом захватил и владел предприятиями в Татарстане, Удмуртии, Московской, Самарской и Оренбургской областях. Через депутата Госдумы, который избирался на бандитские деньги, экономисты преступного сообщества получали многомиллионные кредиты в крупных банках страны на подставные фирмы.

Самый яркий пример того, как организованная преступность "вписалась" в политику, - ситуация в Екатеринбурге. Лидеры местной преступной группировки - "уралмашевские", - в 90-е сколотившие огромный капитал на криминальном бизнесе, со временем учредили более 200 предприятий и 12 банков, завладели акциями крупнейших металлургических и других предприятий области и занялись местной политикой.

А потом один из лидеров "уралмашевских", депутат городской думы А. Хабаров, собрал среди бела дня в центре Екатеринбурга сходку всех уральских авторитетов, которые выступили против нашествия кавказских воров-законников на Урал. Это был уже серьёзный вызов законной власти, Хабарова арестовали по обвинению в вымогательстве, а через несколько дней нашли повешенным в камере СИЗО.

Как рассказывал в своё время в интервью "АиФ" глава МВД Р. Нургалиев, организованная преступность захватила топливно-энергетический комплекс, металлургическую, лесную промышленность, рыбную отрасль. Рейдерство (захват предприятий), криминальные банкротства, финансовые схемы, с помощью которых из бюджета воруются миллиарды рублей, - это тоже дело рук организованной преступности. Разумеется, без наличия коррумпированных связей среди чиновников и политиков такие аферы невозможны. Если заявление Генпрокурора действительно имеет под собой политическую волю и мафии объявлена настоящая война, громких арестов и разоблачений не избежать.


МНЕНИЯ

"Горбатых могила исправит"

Владимир ВАСИЛЬЕВ, председатель Комитета Госдумы по безопасности:

- Самое главное в этом вопросе - позиция президента страны. Во времена Ельцина я был первым заместителем министра внутренних дел, занимался вопросами организованной преступности. Мы вышли на группу в Тольятти. Потом вышли на очень серьёзную работу по преступлениям в сфере нелегального оборота и производства алкоголя. Чем это закончилось? Моей отставкой и отставкой моего куратора Куликова - он тогда был вице-премьером правительства.

Геннадий ГУДКОВ, член Комитета Госдумы по безопасности, полковник запаса ФСБ:

- Уровень оргпреступности критически высок, но ни генпрокурор, ни министр внутренних дел, ни глава ФСБ ситуацию не исправят. Нужна политическая воля первых лиц государства для масштабной реформы всего правоохранительного блока.

Реформа должна привести прежде всего к резкому росту зарплаты. Повысить зарплату сразу всем невозможно, поэтому нужно сокращение штатов - за счёт ликвидации и передачи "на гражданку" тех избыточных функций, которыми сегодня перегружен силовой блок (вроде техосмотра или работы с мигрантами).

В правоохранительных органах нужно оставить только тех, кто непосредственно борется с преступностью и коррупцией. И уже этим людям в разы поднимать зарплату. Закостенелых коррупционеров, конечно, только могила исправит - их просто нужно выгнать, а на их место набрать приличных молодых ребят.

- Во-первых, борьба с оргпреступностью - общесоциальная проблема. Откуда вербуют рекрутов для преступных групп, тех самых тупых бойцов-исполнителей? Из безработных молодых парней, которые за 500 долл. готовы порвать любого...

Во-вторых, сегодня прокуратура не может привлекать к ответственности лиц из высших эшелонов власти - они ей просто не по зубам. Подвисают, прекращаются по указанию исполнительной власти конкретные уголовные дела. И если не начать процесс очищения сверху, толку не будет.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно